ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Раздался резкий и громкий треск. Все хафлинги разом повернулись на звук, а мужчины схватились за оружие – большущие палки.
Воин повел плечами и вышел на поляну.
– Не бойтесь, – спокойно сказал он, выставляя пустые руки на всеобщее обозрение.
Мать племени со страхом и изумлением уставилась на Келемвара. Остальные отошли назад и, размахивая дубинами, залопотали что-то на своем языке. Дети замолкли и спрятались за спины родителей.
Келемвар опустился на колени, надеясь тем самым успокоить маленький народец.
Через миг на противоположной стороне поляны появилась Миднайт.
– Мы не причиним вам вреда, – мягко промолвила она.
Хафлинги, похоже, не на шутку перепугались, но с места не стронулись.
Мать племени вдруг нахмурилась, по лицу ее скользнула гримаска понимания, и, держа в руке украденный кинжал, она повернулась к Келемвару:
– Что вам нужно? Вернулись закончить работенку?
Адон шагнул на поляну и, пользуясь случаем, ответил:
– Нет. Это не мы разрушили…
– Тьфу! – сплюнула женщина, наставив кинжал на священнослужителя. – Длинноногие все одинаковы. Пришли грабить богатые деревни хафлингов. – Она угрожающе замахнулась клинком. – Но Беренгарию голыми руками не возьмешь. Попробуй только…
– Прошу тебя! – закричал Адон. – Ведь это ты угрожаешь нам! Причем нашим же оружием!
– Теперь уже моим, – парировала Беренгария. – Эта ткань, – она указала на плащ Адона, – и бурдюк для вина, – женщина махнула рукой на перчатку, – военные трофеи.
– Мы не на войне! – вмешался Келемвар, теряя терпение.
Несмотря на то, что неподалеку отсюда располагался Хилп, эти хафлинги выглядели совершеннейшими дикарями. Видимо, они не были желанными гостями в городе, поскольку хафлинги повсюду считались ворами – и, как видно, заслуженно.
– Ошибаешься, – огрызнулась Беренгария. Она кивнула двум старикам, и те шагнули вперед, выставив вперед копья-вумеры. И хотя руки у стариков тряслись, Келемвар все же занервничал. Ему доводилось видеть действие этого необычного оружия. Вумера представляла собой простую трехфутовую палку с желобком по всей ее длине. Хафлинг вкладывал копье в желобок, а затем при помощи палки метал оружие, которое летело невероятно быстро и, как правило, точно попадало в цель. В умелых руках вумера была столь же смертоносна, как и большой лук.
Адон медленно приблизился к хафлингам, держа пустые руки перед собой.
– Мы не разрушали вашей деревни. Мы друзья.
– А чтобы доказать это, – добавил Келемвар, – мы дарим вам кинжал, плащ и бурдюк для вина.
Адон нахмурил лоб, но промолчал. Названные Келемваром «подарки» принадлежали священнослужителю, и это он должен был решать, дарить их или нет.
Мать племени долго изучала героев, оценивая их слова.
– Подарки?
– Да. Чтобы помочь вам заново отстроить деревню, – кивнул Келемвар.
– А что ты хочешь взамен? – спросила Беренгария, косясь на воина.
– Книгу, – ответил Адон. – Кремень и огниво. Без них мы пропадем.
Беренгария, собравшись с мыслями, насупила брови, а детвора подозрительно захихикала.
– Согласна, – ответила наконец мать племени. – Все мы…
Миднайт, хранившая до сих пор молчание, вдруг как-то страдальчески вскрикнула и кинулась к костру. Вынимая из ножен меч, Келемвар помчался за ней, огибая Беренгарию и двух престарелых хафлингов.
– Что случилось? – спросил он.
– Моя книга! – закричала черноволосая чародейка. – Они сожгли ее!
Миднайт выхватила из руки Келемвара меч и начала тыкать им в покоробившийся от огня кожаный переплет. Келемвар знал, что чародейка записывала в книгу заклинания, которые ей было трудно запомнить, и все же никак не мог понять, почему Миднайт так сильно расстроилась. Тем не менее он, не колеблясь, отобрал у чародейки меч и вложил его в ножны: для боевого клинка огонь представлял не меньшую опасность, чем для книги.
А Миднайт стояла и смотрела в огонь. Одинокая слезинка скатилась по ее щеке.
– Все кончено, – прошептала чародейка.
– Это не так страшно, – попытался утешить ее Келемвар.
Сжимая кулаки, Миднайт повернулась к воину.
– Не так страшно? – выкрикнула она. – Осел! Там сгорели все мои заклинания – без них я никто!
В лагере воцарилось молчание. Еще несколько минут Миднайт смотрела на Келемвара так, будто это он сжег ее фолиант.
– Неужели похороны этих хафлингов стоят потери книги заклинаний? – наконец прошептала чародейка и снова повернулась лицом к костру.
– Наш договор еще в силе? – робко поинтересовалась Беренгария, приблизившись к Адону. – Мы еще друзья?
Адон кивнул. Наказав хафлингов, они бы ничего не исправили.
– Да, мы друзья. Ты же не знала…
– Она могла просто не понять, что это за книга, – прозвучал четкий мужской голос.
На опушку вышел худощавый хафлинг, с серой кожей, воспаленными веками и грязной повязкой вокруг головы. Перешептываясь, хафлинги попятились прочь от вновь прибывшего соплеменника, освобождая ему дорогу. Мужчина подошел к костру, присел на колени и снял с огня двух прожаренных кроликов.
– Берите, – сказал он, протягивая одного кролика Адону, а другого – Келемвару. – В лесу кролики водятся в изобилии, но это лишь скромная замена тому, что вы потеряли.
Келемвар принял предложенную еду, но не притронулся к ней. Что-то насторожило его в этом хафлинге.
– Кто ты? – спросил Келемвар.
– Атертон Бочар, – ответил хафлинг, не сводя глаз с воина. – Но все кличут меня Пронырой. Давай ешь. Беренгария сегодня не очень гостеприимная хозяйка.
– Да-да, пожалуйста, кушайте, – засуетилась Беренгария. – Мы всегда можем наловить еще.
Она отложила кинжал в сторону и улыбнулась.
От глаз Адона не укрылось, что настроение Беренгарии внезапно улучшилось. Было очевидно, что женщина водит героев за нос.
– Вы ведь знали, что мы не нападали на деревню, да? – осведомился Адон. – И решили обокрасть нас, пока мы занимались вашими покойниками!
– Верно, – поморщилась Беренгария и повернулась к Келемвару. – Но это не меняет нашего уговора. Что сделано – то сделано. К тому же мы ведь в большой нужде.
Зеленоглазый воин что-то проворчал и принялся за кролика. Он вовсе не собирался требовать возвращения всего того, что он подарил хафлингам, поскольку те действительно нуждались. Но в то же время он не любил оставаться в дураках.
Келемвар медленно жевал, изучая Атертона Бочара. Проныра был выше и стройнее большинства представителей своей расы, и потому все его действия, казалось, таили в себе некую угрозу. Этот хафлинг был единственным крепким мужчиной в лагере, и одно это само по себе рождало подозрения. Однако Проныра ничего не крал у героев и, надо отдать ему должное, не лгал им. Стало быть, с ним можно было говорить начистоту.
– Где остальные мужчины? – спросил воин с набитым крольчатиной ртом. – Их мало в деревне, да и здесь немного.
– Ушли потешить свое тщеславие, а женщины голодают, – ответил Проныра.
Беренгария отвернулась от Миднайт, которую пыталась утешить.
– Мужчины охотились, когда зентилары…
– Зентилары? Солдаты-зентилары? – перебил Беренгарию Адон. – Ты уверена?
– Ну да, – подтвердила она. – На них были доспехи Зентильской Твердыни. В общем, наших мужчин здесь не было, когда они нагрянули, иначе в Черных Дубах рассказывали бы совсем другую историю. Наши воины пошли по следу этих негодяев.
– Чтобы прикончить их, – горько добавил Проныра.
Беренгария угрожающе уставилась на хафлинга.
– Они прекрасно обойдутся и без тебя, – выпалила она.
– Зентилары превосходят их и числом, и ростом, и хитростью, – фыркнул в ответ Проныра.
Келемвар был согласен с Пронырой, хотя и не признался в этом вслух. Если даже хафлинги настигнут убийц, зентилары легко изрубят неопытных воинов.
Солдаты Зентильской Твердыни – вероломные предатели, они не постыдятся ударить в спину и никогда не станут драться, если не уверены в легкой победе.
– Жаль, что я не с моими братьями, – мрачно промолвил Проныра после секундного раздумья.
– Отчего ж ты не с ними? – с подозрением разглядывая хафлинга, спросил Адон.
– Меня не взяли, – ответил хафлинг, пожимая плечами.
– Это он виноват в том, что солдаты напали на нас! – пожаловалась Беренгария, указав кривым пальцем на Проныру. – У него был свой пони и волшебный меч. Вот почему они пришли!
Адон повернулся к Проныре:
– Это правда?
Хафлинг покачал головой и потупил взор.
– Может быть, – пробормотал он и поднял глаза. – Но я сомневаюсь в этом. Им совсем необязательно было жечь деревню, чтобы взять то, что они хотели. Солдаты схватили меня по дороге сюда.
Взгляд хафлинга похолодел и устремился куда-то вдаль.
– Скажите, ведь вы идете на север? Как бы я хотел повстречаться с этими зентильскими свиньями!
– Если судьбе будет угодно… – заговорил Келемвар, проглотив кусок крольчатины.
– Келемвар! – прошипел Адон. – У нас хватает своих забот.
– Без вашей магической книги, – обратился Проныра к Адону, – вам пригодится всякая помощь. А в наших местах не сыскать следопыта лучше меня.
Жрец решительно помотал головой:
– Боюсь, что…
– Он может ехать вместе со мной, – прорычал Келемвар. – Где твоя вежливость, Адон?
Обиженный отказом Келемвара прислушаться к его совету, жрец смерил воина долгим, пристальным взглядом. В конце концов Адон решил не спорить по этому поводу – пока воин мог еще кое в чем ему уступить.
– Тогда отправляемся в путь с рассветом! – громогласно заключил Адон.
Но Келемвар был не согласен:
– Нет. Мертвые хафлинги…
– Будут похоронены хафлингами! – закончил за него Адон, тыча в Келемвара измазанным в жире пальцем. – Тебе же безразличны эти люди! Ты только хочешь доказать, что твое проклятие больше не властно над тобой. Думаешь, мы не понимаем?
Он мельком посмотрел на Миднайт, не отрывавшую глаз от останков своей книги.
– Твое упорство обошлось нам слишком дорого, Кел.
Священнослужитель положил руку на плечо чародейки и посмотрел в костер.
– Остается только надеяться, что на пути к Глубоководью магия нам не понадобится, – добавил он.
С рассветом четверо путников – голодных, замерзших и промокших – покинули Черные Дубы. Ночью оранжевый туман сменился мелким холодным дождем, накрапывавшим все утро. Позавтракать не пришлось. Еще ночью хафлинги доели последнюю пшеничную лепешку, а жирный кролик при свете хмурого, серого утра показался аппетитным одному Келемвару.
Адон скакал впереди, предложив ехать до Вечерней Звезды и уже там продумать, каким путем добираться до Глубоководья. Не подозревая, что совершает ошибку, Проныра сказал, что знает короткую дорогу, и Адон настоял на том, чтобы хафлинг ехал вместе с ним и указывал путь. Но этот опыт обоим пришелся не по душе. Несмотря на утрату веры, Адон не распрощался со своим красноречием, а Проныра оказался не очень-то терпеливым слушателем.
Келемвар с выражением обеспокоенности на лице ехал следом. Дважды он пытался извиниться перед Миднайт за книгу. И оба раза голос подводил воина: открывая рот, Келемвар мог издать лишь нечто похожее на карканье.
Миднайт замыкала строй. Она по-прежнему пребывала в дурном настроении и потому молчала. Какое-то едва различимое беспокойство, точило ее изнутри. С тех пор как чародейке исполнилось шестнадцать, она повсюду узнавала различные заклинания и магические формулы и аккуратно заносила их в свою книгу, которая со временем стала едва ли не продолжением ее души. Без книги жизнь казалась пустой и никчемной, без книги Миднайт чувствовала себя словно мать, лишившаяся детей.
Тем не менее еще не все было потеряно. Несколько заклинаний хранились в памяти Миднайт, и она могла записать их в новую книгу. Некоторые из магических формул были настолько распространены, что чародейка со временем, прибегнув к помощи какого-нибудь мага, легко сможет узнать их вновь. За одну-две недели черноволосая женщина-маг, возможно, восстановит и некоторые другие заклинания. Но где взять оставшиеся, такие, например, как заклинание призрачной силы или заклятие растущих трав? Ведь они использовались крайне редко, и она уже никогда не сможет вспомнить их. Эти заклинания пропали, ничего уже не поделаешь…
На самом деле положение было не настолько ужасным, как казалось вначале.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...