ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Со страхом и трепетом изучала Миднайт окружающую местность. Рядом с великолепием перевала Желтого Змея чародейка почувствовала себя такой спокойной, такой свободной, словно она могла забыть о своей миссии и просто радоваться всей этой благодати. Но она знала, что красота окружающих мест – обман. Прогулки по горным тропам всегда чреваты разнообразными несчастьями, начиная с неожиданных приступов лихорадки и заканчивая горными лавинами.
Миднайт не испытывала бы страха, если бы все опасности были связаны только с природными явлениями. Но перевалом Желтого Змея владели зентилары, и чародейка не сомневалась в том, что они жаждут получить ее и каменную табличку. К счастью, как и надеялась Миднайт, зентилары, похоже, покинули перевал.
Капитан Лант вместе с Адоном подошел к чародейке.
– Настало время расставаться, – сказал капитан.
Миднайт повернулась и посмотрела на Ланта. Мужчине было лет сорок, но его черные кудри местами уже побелели.
– От имени всех нас я хочу поблагодарить тебя и твоих людей. Вы так долго защищали нас.
Лант окинул взглядом горы.
– Даже если зентилары ушли, перевал все равно таит в себе множество опасностей. – Капитан замолчал, затем нахмурился и мотнул головой, словно наконец разрешил некое мучившее его противоречие. – Мы пойдем с вами – к дьяволу все приказы!
Миднайт взглянула на Ланта и улыбнулась.
– Что тебе известно о нашем путешествии? – спросила чародейка.
– Немного. Лорд Деверелл говорил, что безопасность всех Королевств зависит от вашего успеха. – Кормирский офицер снова помолчал. – Но я имел в виду лишь то, что сказал. Мы пойдем вместе.
– Мы были бы рады такой компании, капитан, – ответил Адон. – Но лорд Деверелл не без оснований настаивал, чтобы мы расстались с вами именно здесь. Ведь небольшой группе людей странствовать по горам гораздо безопаснее.
Лант опустил голову.
– Твоя правда, – признал он. – Значит, прощаемся, пока наши мечи не встретятся вновь.
– Пока наши мечи не встретятся вновь, – кивнула чародейка.
Капитан вернулся к своим солдатам. Без дальнейших церемоний кормирцы выступили в обратный путь. Лишь Раднор и Проныра еще прощались, обмениваясь в знак дружбы кинжалами. Наконец, закинув седельные мешки на спину пони, хафлинг уселся в седло.
– А мы на верном пути? – поинтересовался он. – Дорога, кажется, будет долгой.
– Ты пойдешь впереди, Проныра, – приказал Адон. – Я еду вторым, потом следуют Миднайт и Келемвар.
Воин тяжело вздохнул. Все с ожиданием посмотрели на него, но Келемвар не промолвил ни слова.
– В чем дело, Кел? – спросил наконец Адон.
Воин отвернулся, подбирая с земли свои седельные сумки.
– Ни в чем. Я просто подумал о дорожной пыли, и только.
– Извини, – с озадаченным видом пожал плечами Адон. Чтобы Келемвар возражал против такой мелочи, как строевой порядок? – Но нам нужно, чтобы строй замыкал…
– Адон, а почему бы нам с тобой не поменяться местами, – вмешалась Миднайт. – Сдается мне, что вздох Келемвара скорее относился к его ближайшему попутчику, чем к дорожной пыли.
Адон нахмурился.
– Да это же смешно, – взорвался он. – Вы что, до сих пор не помирились?
Словно не заметив возмущения священнослужителя, Миднайт оседлала пони.
– Проныра, поезжай первым!
Хафлинг покорно тронул с места коня, но Адон все же решил добиться своего – он вскочил в седло и быстро догнал чародейку.
– Келемвара я еще могу понять. Но ты, Миднайт?
– Это все Кайрик, – крикнул воин, замыкавший строй. – Это он затуманил ей…
– Мне?! – повернулась Миднайт в седле. – Это у тебя туман в голове, что, собственно, и не ново.
Подобное утверждение, разумеется, являлось лишь вспышкой гнева и не имело под собой оснований, просто злость всегда находит соответствующие слова.
– Миднайт, – промолвил Адон, – Кел прав насчет Кайрика. Почему ты не хочешь замечать этого?
Не дожидаясь ответа, священнослужитель повернулся к воину:
– А ты готов обвинять…
– Тебя кто спрашивал? – рявкнул Келемвар.
– Думаю, мне стоит разведать дорогу, – вмешался в спор Проныра.
Но никто не обратил на него внимания, и хафлинг только пожал плечами и пустил своего скакуна рысью.
– Вы оба упрямы, – после непродолжительного молчания добавил Адон. С каждой секундой он все больше выходил из себя. – Не мешайте своими дрязгами нашей миссии.
– Адон, помолчи, – отрезала Миднайт и пришпорила лошадь.
Но, невзирая на ее слова, священнослужитель продолжал:
– Нравится вам это или нет, все мы…
– Адон, – перебил Келемвар, – твои проповеди здесь не помогут.
Заявление воина ненадолго утихомирило жреца, но весь остаток дня прошел в спорах, перемежавшихся продолжительными периодами молчания, болезненного и такого же гнетущего, как и острозубые кручи, возвышающиеся над головами путников. Подаренные лордом Девереллом горные пони, вздымая клубы пыли, медленно поднимались по окаймленной с обеих сторон хвойными деревьями тропе. Каждая минута пыльной прогулки казалась часом, а каждый час тянулся, словно бесконечный, изнуряющий день. Героям дважды приходилось укрываться в лесу, дабы избежать столкновения со встречными караванами зентиларов. Несмотря на возрастающую усталость, путники все же продолжали двигаться вперед. Они до того были злы друг на друга, что даже пообедали, не слезая с лошадей.
В глубине души Келемвар чувствовал, что Адон прав – как обычно в последнее время. И чародейке, и воину не стоило позволять распре мешать выполнению основной задачи похода. Слишком многое зависело от успеха их миссии.
Миднайт думала о том же самом. Впрочем, она твердо решила не извиняться первой. Ведь именно он, Келемвар, намеренно положил начало этой ссоре еще в Отрожье. И к тому же чародейка считала себя правой в том, что касалось Кайрика. Их старый приятель действительно был эгоистичным и корыстолюбивым, но и Келемвару эти качества когда-то тоже были присущи, а воину все же представилась возможность исправиться. Было бы несправедливо отказать в этой возможности Кайрику, и Миднайт не могла с такой легкостью бросить друга.
Наконец на землю спустились сумерки. Проныра, ведущий за собой отряд, свернул с дороги в лес и остановился у края скалы. С этого утеса открывался вид на часть долины, и поэтому герои могли наблюдать за дорогой до тех пор, пока ночь окончательно не покроет землю мраком.
У Миднайт захватило дух, когда она подползла к обрыву. Далеко внизу была видна группа деревьев, у которых прошлой ночью путники устроились на ночлег.
Расседлав лошадей и привязав их к деревьям, Адон без промедления скрылся в лесу, прихватив с собой и каменную табличку. Мелочная ссора между Миднайт и Келемваром утомила священнослужителя, и он просто хотел провести эту ночь один. Проныра тоже отправился в лес, но лишь затем, чтобы раздобыть себе что-нибудь на ужин.
Ночь уже вступила в свои права, когда Миднайт устроила себе место для сна. Оставшись наедине с Келемваром, она решила сделать будущий день более приятным. Перерыв все плащи, оружие и прочие припасы, которыми снабдили героев в Отрожье, чародейка нашла мешок с сухарями. Вытащив целую горсть, она протянула один сухарь Келемвару.
Воин принял угощение и что-то буркнул в ответ.
– Адон прав, – сказала Миднайт. – Мы не должны позволять нашим чувствам мешать общему делу.
– Не бойся, – проворчал Келемвар. – Больше я эту ошибку не повторю.
Миднайт в сердцах бросила свой сухарь на землю.
– Но почему…
– Кайрик, – перебил ее воин.
Чародейка раздраженно фыркнула:
– Кайрик не причинит нам вреда. Возможно, мы могли бы даже убедить его присоединиться к нам, если бы ты не позволял недоверчивости омрачать твой разум.
– Кайрик заслужил мое недоверие, – ровным голосом произнес Келемвар. – Это как раз у тебя омрачен разум.
Поняв, что дальнейший разговор приведет к новому спору, воин внезапно встал и отправился спать. Грубая выходка Келемвара разозлила чародейку. Она перебралась поближе к краю утеса и, усевшись там, погрузилась в раздумья.
Прошло минут двадцать, когда рядом с ней внезапно появился Проныра. В первый момент чародейка даже испугалась: она не услышала приближения хафлинга.
– Я гляжу, сегодня вы улеглись рано, – заметил он, раскрывая мешок и предлагая чародейке пригоршню лесной малины. – Кажется, я собрал слишком много.
До ушей хафлинга из глубины леса донесся звонкий треск сухой ветки. Но Миднайт, кажется, ничего не услышала, поэтому Проныра решил разведать все чуть позже.
– Я постою на часах, – предложил он. – Все равно мне не уснуть этой ночью.
Миднайт кивнула, захватив из мешка горсточку ягод. Чародейка давно уже знала о бессоннице хафлинга и подозревала, что та как-то связана с волшебным мечом, отнятым у Проныры в Черных Дубах. Когда бы Миднайт ни спрашивала об этом клинке, хафлинг сразу же переводил разговор на другую тему, и чародейка вскоре отказалась от попыток что-нибудь разузнать.
– Ты Адона видел? – спросила она.
Хафлинг кивнул.
– Не понимаю, почему ты и Келемвар слушаетесь его?
– В данный момент он разумнее, чем Келемвар или я.
– Адон – дурак.
Из лесу снова донесся треск, и на этот раз Миднайт услышала его.
– Пойду гляну, что там, – прошептал хафлинг, поднимаясь. – Скорее всего, какая-нибудь ерунда. Я вернусь через несколько минут.
Проныра скрылся в лесу, а Миднайт осталась сидеть на прежнем месте, продолжая смотреть в ту сторону, куда ушел хафлинг.
Через минуту за спиной чародейки прозвучал знакомый голос.
– Твои приятели становятся все меньше ростом, Миднайт.
Женщина-маг обернулась и посмотрела на говорящего. На нем был надет темный плащ с капюшоном.
– Кайрик! – прошептала Миднайт.
Вор улыбнулся. Его зентилары, спешившись, уже окружали лагерь героев. Поджидая, пока лейтенант расставит людей по местам, Кайрик наблюдал за Миднайт и хафлингом. Вор хотел, чтобы чародейка присоединилась к нему по доброй воле, и потому решил в последний раз попробовать уговорить ее.
– Да, – кивнул вор. – Ты ведь не надеялась так легко отделаться от меня?
– Что ты тут делаешь? – спросила Миднайт, вставая.
Кайрик скрестил на груди руки, и улыбка исчезла с его лица.
– Я пришел, чтобы втолковать тебе кое-что.
В лесу, к северу от лагеря, затрещали ветки. Миднайт нахмурилась, поглядывая в ту сторону.
– Если Келемвар увидит тебя, он…
– Забудем о нем. Хватит.
– Кайрик! На этот раз тебе не уйти! – прогремел голос Келемвара.
Крепко сжимая меч, воин выскочил из ночной тьмы, но Миднайт загородила Кайрика собой.
– Убери меч, Кел! Он пришел поговорить.
Келемвар замедлил шаг и попытался обойти черноволосую чародейку. Вор же стоял неподвижно, держа руку на рукояти меча.
В лесу неожиданно разнесся пронзительный крик.
– Просыпайтесь! – кричал Адон. – Мы окружены!
Священнослужитель выскочил из-за деревьев, размахивая своей булавой. Седельные сумки с каменной табличкой висели на его плече.
Кайрик вынул из ножен меч.
– Келемвар, Кайрик, опустите мечи! – взмолилась Миднайт, не обращая внимания на запоздалое предупреждение Адона и переводя взгляд то на воина, то на вора.
Но мужчины пренебрегли ее просьбой. Подняв булаву, Адон встал рядом с Келемваром.
– Ты сделал глупость, явившись сюда, – прошипел священнослужитель, – но больше ты не совершишь подобной ошибки, ибо жить тебе осталось недолго.
– Нет! – запротестовала Миднайт. – Он пришел поговорить!
– Если это сказал он, то он солгал, – огрызнулся Адон. – Его люди вот-вот будут здесь.
Кайрик взмахнул мечом, чей клинок разбрасывал в стороны розовые отблески.
– Если вы хотите драться, дорогие друзья, – фыркнул вор, – то пусть будет по-вашему. Далзель! – прозвучал резкий приказ.
И в тот же миг в лесу раздались треск веток и шуршание листьев. Келемвар с Адоном обернулись. В ста ярдах от них из лесной чащи на поляну высыпало с дюжину темных теней.
Келемвар снова повернулся к Кайрику:
– Ты умрешь вместе с нами, знай это.
– Нет. Сегодня не умрет никто, – сказала Миднайт, шагнув к воину.
Но тот грубо отодвинул ее в сторону, освобождая себе путь.
– Кое-кто все же умрет.
– Остановитесь!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...