ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

То тут, то там бледно-зеленые лишайники цеплялись к оранжево-ржавым камням. Никакая другая растительность не произрастала в этом суровом климате. Невзрачный пейзаж поверг воина в уныние, и внезапно он почувствовал себя крайне одиноким.
– Давай, Адон, поднимайся, – позвал Келемвар, стараясь подбодрить не столько священнослужителя, сколько себя самого. – Когда-нибудь мы все равно доберемся до вершины.
– Да, когда-нибудь… – хмуро ответил Адон.
Келемвар вздрогнул от холода и продолжил путь.
Во время восхождения воина бросило в пот, теперь же ледяной ветер неприятно холодил его кожу. Воин уже решил было надеть теплую одежду, полученную в Отрожье, но передумал. Ведь тогда он вспотеет еще больше.
Горный склон был местом глухим и холодным – воин даже пожалел о том, что пошел на такой риск. В начале путешествия в Глубоководье миссия героев казалась такой возвышенной. Теперь же, со смертью Проныры и холодком, возникшим между воином и чародейкой, Келемвар вновь ощутил себя обыкновенным наемником.
Ссора с Миднайт портила ему настроение, и воин понимал это. Дважды Кайрик оказывался в его руках, и дважды чародейка спасала вору жизнь. Воин никак не мог понять, почему она так слепа, неужели она не видит предательство Кайрика.
Любовь Келемвара к Миднайт лишь осложняла и без того тяжелое положение. Когда чародейка спасла вора, воин почувствовал себя так, будто она изменила ему. Келемвар был уверен в том, что причин для ревности нет, но это не утешало его.
Десятки раз воин пытался подыскать оправдание своему гневу. Миднайт не видела Кайрика в деле Найтсбриджа, она не видела, как вор, добывая сведения, метался меж двух лагерей, не знала, каким вероломным он может быть. Простодушная девушка действительно верила в то, что Кайрик хочет помочь, старым друзьям.
– Хоть бы это была вершина, – крикнул Адон. – А то я уже надорвался.
– Может, ты хочешь сунуться в эту черноту? – предложил Келемвар, взмахом руки указывая на черную стену, перегородившую долину.
Адон остановился и взглянул вниз, словно обдумывая предложение воина.
– Нет, спасибо, – ответил наконец священнослужитель.
Келемвар усмехнулся и сделал еще один шаг. На этот раз нога его ступила на твердую почву. Яростный, не стихающий ветер ударил в грудь с такой силой, что воин едва устоял. Подняв глаза, он понял, что стоит на гребне невысокой горной гряды. Впереди начинался склон. Вершина достигнута!
Тропинка бежала вниз к другой горной гряде. Этот зубчатый хребет, подобно корешку некоей гигантской книги, на целых пятнадцать миль протянулся прямо на юго-запад и там, вдали, упирался в короткую цепь игольчатых гор. У гребня гряды тропинка разветвлялась. Одна хорошо утоптанная тропа сворачивала влево и бежала вниз, к морю буйной зеленой травы и терялась в поросшем густым лесом каньоне, зеленой рекой изгибающемся в западном направлении.
Другая же тропка спускалась по правому склону хребта и выходила на берег маленького горного озерца. Оттуда она бежала вдоль кромки фиолетово-синей воды, добиралась до речки, вытекавшей из озера, и далее следовала вдоль реки, исчезая вместе с ней в узком ущелье на северо-западе.
Оглядевшись вокруг, Келемвар повернулся и замахал Адону. Воин, казалось, сбросил с плеч тяжелый груз, дурное настроение испарилось, словно Келемвар хлебнул хмельного отрожского эля.
– Вершина! – заорал воин.
Адон посмотрел вверх и пожал плечами, прикладывая к уху ладонь. Келемвар не мог перекричать бушующий ветер, поэтому воин руками изобразил склон, указал на другую часть перевала, после чего поднял руки вверх, изображая победу.
Адон тотчас приободрился и с силой потянул за поводья своего пони, пытаясь ускорить подъем. Келемвар хотел обрадовать Миднайт, но чародейка сильно отстала и вряд ли услышала бы его.
Спустя несколько минут Адон, карабкаясь на четвереньках, добрался-таки до вершины.
– Ну что, мы наконец наверху? – задыхаясь, спросил священнослужитель. Из-за ветра он даже не мог поднять головы.
– Сам посмотри, – ответил Келемвар.
Отдышавшись, Адон взглянул вниз. Вид озера изрядно поднял ему настроение, и священнослужитель заорал:
– Мы наверху! Теперь осталось лишь спуститься!
Келемвар посмотрел на Миднайт.
– Как она? – осведомился он.
Адон повернулся, лицо его снова стало грустным.
– Она до сих пор скорбит о Проныре.
Келемвар передал Адону поводья своего пони и хотел было шагнуть вниз по тропинке, но священнослужитель быстро положил руку ему на плечо.
– Не стоит, – произнес Адон.
– Но она устала! – возразил Келемвар, поворачиваясь к священнику. – А у меня еще хватит сил помочь ей подняться сюда.
– Она не примет помощи, – покачал головой Адон. Два часа назад он предложил чародейке передать ему поводья ее коня, но женщина-маг лишь пригрозила превратить жреца в ворону.
Келемвар взглянул на медленно ползущую по склону фигурку Миднайт.
– Надо нам с ней поговорить.
– Согласен! – воскликнул Адон, чувствуя, что воин наконец подавил собственное упрямство. – Но позволь ей самой дойти до вершины. Не стоит сейчас напоминать Миднайт о ее слабости.
Но Келемвар не согласился.
– Пять минут назад я отдал бы свой меч любому, кто перенес бы меня сюда. Не думаю, что она станет возражать.
Священнослужитель лишь помотал головой:
– Поверь мне. Подъем дает время подумать. Несмотря на судороги в ногах, невзирая на шум в ушах и туман в голове, восхождение рождает в тебе новые мысли.
– Да? – с сомнением спросил Келемвар. Лично в нем за время подъема не родилось ничего, кроме головной боли.
– Да, – твердо ответил Адон, убирая руку с плеча воина. – Пока я поднимался сюда, я выстроил логическую цепочку. Миднайт спасла Кайрика, а затем Кайрик убил Проныру. Будь ты на ее месте, разве ты не чувствовал бы себя ответственным за его смерть?
– Разумеется, – кивнул Келемвар. – А я еще сказал ей…
Он запнулся, припомнив жаркий спор, разгоревшийся после смерти Проныры.
– Точно! – подбодрил Адон. – И что же она тебе ответила?
– Бессмыслицу какую-то, – защищаясь, промолвил воин. – Сказала, что Проныра погиб по нашей вине. Что Кайрик пришел поговорить, а мы напали на него. – Воин помрачнел. – Не хочешь ли ты сказать, что она была права?
Лицо священника сделалось серьезным.
– Но ведь мы действительно нанесли удар первыми.
– Неправда, – возразил Келемвар, поднимая руку, словно отбиваясь от нападения. – Я не убиваю бездумно, и даже раньше у меня на душе было тяжело, до того как…
– До того как Бэйн избавил тебя от проклятия? – закончил Адон. – Ты, видимо, считаешь, что проклятие ушло, но зверь внутри тебя остался?
Келемвар отвел взгляд.
– Мы все сомневаемся в себе, – продолжил Адон, считая, что теперь самое время излить душу воину. – Вот я, например, все время задаюсь вопросом о том, правильно ли я поступил, отвернувшись от Сьюн.
– Каждый человек должен следовать зову своего сердца, – сказал воин, дружески сжав плечо священнослужителя. – У тебя не было выхода. – Келемвар снова вспомнил то, что говорила Миднайт о нападении на Кайрика. – Может, мы и впрямь ошибались насчет вора?
Адон пожал плечами.
– Миднайт, конечно, считает именно так, – сказал он, и Келемвар вздохнул. – Но лично я убежден, что мы правы, – быстро добавил священнослужитель. – Люди Кайрика окружали наш лагерь, и потому я сомневаюсь в том, что он приходил только для разговора. Нет ничего плохого в том, чтобы первым нанести удар, если твой противник замышляет недоброе.
Адон сделал многозначительную паузу, чтобы дать словам произвести должный эффект.
– Но это неважно, – продолжил он, переходя к главному. – Важно то, каким образом я и ты будем разговаривать с Миднайт.
– Что ты хочешь этим сказать? – удивился Келемвар, снова взглянув на чародейку, которая медленно, но верно взбиралась по откосу.
– Когда я предположил, что мы были не правы, напав на Кайрика, ты сразу почувствовал себя обороняющейся стороной, так?
Келемвар кивнул.
– А как ты думаешь, что чувствует Миднайт? После того как погиб Проныра, ты почти не говорил с ней. Я всю дорогу читал ей лекции о Кайрике. Ты не допускаешь, что ей сейчас приходится еще хуже, чем нам?
– Может быть, – промямлил Келемвар, уставившись на землю под ногами.
Миднайт всегда казалась такой уравновешенной и спокойной – воину никогда не приходила в голову мысль о том, что чародейка тоже может страдать.
Посмотрев на поникшего Келемвара, Адон продолжил:
– Обвиненная нами в смерти Проныры, Миднайт, как бы она ни возражала, также винит во всем себя.
– Ладно, – ответил воин, повернувшись к западному склону горной гряды, чтобы не видеть ни Адона, ни Миднайт. – Я тебя понял. Миднайт и без того тяжело, чтобы еще напоминать ей об этом.
Келемвар ощутил стыд за свое поведение.
– Жизнь была намного проще, когда проклятие мешало мне думать о ком-то еще, – сказал он. – По крайней мере, мой эгоизм находил себе оправдание. – Воин сердито покачал головой. – Я совсем не изменился! Я все еще проклят.
– Разумеется, – согласился Адон. – Но не больше и не меньше, чем любой другой человек.
Келемвар повернулся и снова посмотрел на Миднайт.
– У меня тем более достаточно оснований, чтобы перенести ее сюда на руках. Я смогу извиниться за грубость.
«Похоже, воин так и не понял, что я ему пытаюсь втолковать», – подумал Адон и сказал:
– Еще не время. Миднайт уже начала считать себя обузой, и предложение твоей помощи лишь убедит ее в этом. Садись и жди, пока она сама не заберется сюда.
Несмотря на то, что дул жуткий ветер и на небе собирались облака, Келемвар сделал так, как просил священнослужитель. Горная седловина была неподходящим местом, чтобы пережидать бурю, и все же слова Адона казались разумными. Кроме того, даже в случае непогоды спуск по западному склону хребта займет значительно меньше времени, чем потребовало восхождение по восточному.
Адон подошел к своему пони и начал перекладывать припасы и снаряжение, полученные в Отрожье.
Затем он вытащил пергаментную карту и принялся изучать ее, закрыв спиной от сильного ветра.
Адон тоже изменился, и Келемвар не мог не заметить этого. К священнослужителю вернулась его прежняя самоуверенность, однако теперь ее смягчало сострадание, которого так не хватало ему прежде. Откуда пришла эта перемена, воин не знал. Но ему все же нравился новый характер жреца – пусть даже Адону по-прежнему требовалась тысяча слов, чтобы высказать то, на что вполне хватило бы и десяти.
– Ты меня удивляешь, Адон, – наконец сказал Келемвар, наблюдая за тем, с каким усердием его товарищ изучает карту. – Никак не думал, что ты так опытен в сердечных делах.
– Я удивлен не меньше твоего, – ответил Адон, отрываясь от пергамента.
– Может, Сьюн гораздо ближе, чем тебе кажется, – предположил воин, припомнив то, что говорил священнослужитель относительно своего разрыва с богиней.
Адон угрюмо улыбнулся, задумавшись о том, как далек он теперь от своей прежней богини.
– Сомневаюсь, – пожал он плечами. – Но в любом случае, спасибо.
Непривычный к подобным сантиментам, Келемвар перевел взгляд на Миднайт, упрямо продолжавшую восхождение. Лошадь чародейки двигалась медленно, останавливаясь на каждом шагу. Миднайт упорно смотрела в землю перед собой. Воин еще раз подивился изяществу и грациозности движений, выражавших внутреннюю силу женщины.
Волна какого-то заботливого участия к судьбе чародейки захлестнула Келемвара.
– Сможет ли Миднайт пережить все это? – спросил он как бы про себя.
– Сможет, – промолвил Адон, даже не взглянув в сторону чародейки. – Она вынослива так же, как ты или я.
Келемвар продолжал любоваться женщиной-магом.
– Я имел в виду другое. Мы с тобой – просто два солдата, случайно оказавшиеся в неподходящем месте в неподходящее время. Но для нее это нечто большее.
Воин вспомнил об амулете Мистры, носимом чародейкой.
– Она вся поглощена происходящим. Может быть, магия – не знаю, как выразиться, – может, магия как-то переделала ее?
Адон задумался и опустил карту.
– Я не знаком с магией, – сказал он наконец. – А если бы и был, что толку?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...