ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

Но они любя
т и почитают великого белого вождя.
Ц Поверит ли он этому, когда услышит, что величайший его враг нашел приют
в лагере его детей? Когда ему скажут, что кровожадный ингиз курит у вашего
огня? Что бледнолицый, убивший так много его друзей, расхаживает среди де
лаваров?
Что вы, мой великий канадский отец не так глуп!
Ц Где тот ингиз, которого боятся делавары, Ц возразил вождь, Ц который
убил моих молодых людей? Кто смертельный враг моего великого отца?
Ц Длинный Карабин.
Делаварские воины вздрогнули, услыхав хорошо известное имя. По их изумле
нию ясно было видно, что они впервые узнали, что в их власти находится чело
век, приобретший такую славу среди французских союзников.
Ц Что хочет сказать мой брат? Ц спросил Твердое Сердце с удивлением.
Ц Гуроны никогда не лгут! Ц холодно ответил Магуа; он прислонился голов
ой к краю хижины и прикрыл смуглую грудь своей легкой одеждой. Ц Пусть де
лавары пересчитают своих пленников; среди них они найдут одного, кожа ко
торого не красна и не бела.
Наступила долгая пауза. Вождь отошел в сторону посоветоваться с товарищ
ами, а посланцы отправились, чтобы собрать старейшин племени.
Один за другим воины входили в хижину, и важное известие, сообщенное Магу
а, передавалось каждому. Все встречали его с изумлением. Новость передав
алась из уст в уста, и вскоре во всем лагере поднялось сильное волнение. Же
нщины бросили работу, стараясь уловить отдельные слова, нечаянно срывав
шиеся с уст воинов. Мальчики, оставив свои игры, расхаживали среди взросл
ых, с любопытством и восторгом прислушиваясь к отрывистым восклицаниям
отцов, выражавших свое удивление перед смелостью ненавистного врага.
Когда возбуждение несколько улеглось, старики решили серьезно обдумат
ь, чего требовали честь и безопасность их племени в таких щекотливых и за
труднительных обстоятельствах.
Во все время этого движения среди общего волнения Магуа не только не пок
инул своего места, но остался в той же позе, неподвижной и внешне совершен
но равнодушной к тому, что происходило вокруг него. Но ничто не ускользал
о от его бдительного взгляда. При его знании народа, с которым он имел дело
, Хитрая Лисица предвидел каждую меру, на которую решались вожди; можно ск
азать, что во многих случаях он знал их намерения прежде, чем сами они созн
авали их.
Совещание делаваров было непродолжительно. Когда оно окончилось, общая
суматоха возвестила, что за совещанием вождей должно немедленно послед
овать торжественное собрание всего племени. Такие собрания происходил
и только в самых важных случаях.
Хитрый гурон, коварный и мрачный наблюдатель, сидел поодаль. Он понимал, ч
то его предложения будут обсуждаться на собрании всего племени. Потом Ма
гуа вышел из хижины и молча подошел к площадке перед лагерем, где уже нача
ли собираться воины.
Прошло около получаса, пока все, включая женщин и детей, не заняли свои мес
та. И, когда солнце стало подниматься над верхушками горы, у подножия кото
рой делавары устроили свой лагерь, большинство их уже сидели на своих ме
стах. А когда его яркие лучи брызнули из-за очертаний деревьев, окаймлявш
их возвышенность, число собравшихся превышало тысячу. Только старейшие
и опытнейшие имели право изложить перед собранием предмет обсуждения. П
ока один из таких людей не обнаружит желания говорить, никакие воинские
подвиги, природные таланты или ораторский дар не оправдали бы юношу, реш
ившегося прервать молчание. В данном случае, престарелый воин, который д
олжен был говорить, долго молчал, по-видимому взволнованный важностью т
ого, что ему предстояло сообщить. Молчание тянулось гораздо дольше обыкн
овенной паузы, предшествующей совету; но даже самый младший из мальчиков
не обнаруживал нетерпения. По временам глаза, кого-либо из индейцев подн
имались от земли, к которой были как бы прикованы взоры большинства, и обр
ащались к одной из хижин, отличавшейся от остальных только тем, что она бы
ла лучше других защищена от непогоды. Наконец в толпе пробежал тихий шеп
от, и все сразу поднялись со своих мест. В это мгновение дверь хижины, о кот
орой только что шла речь, отворилась; оттуда вышли трое людей и медленно н
аправились к месту совета. Все они были стары, старше всех присутствовав
ших стариков; но тот, который шел посредине, опираясь на своих товарищей, н
асчитывал столько лет, сколько редко выпадает на долю человека. Его фигу
ра, некогда стройная и прямая, как кедр, теперь согнулась под гнетом более
чем столетней жизни.
Упругая, легкая походка, обычная для индейца, исчезла; старик медленно со
вершал свой долгий путь, дюйм за дюймом. Его темное сморщенное лицо соста
вляло резкий контраст с длинными белоснежными кудрями, рассыпавшимися
по плечам в таком изобилии, словно оповещая, что прошла вечность, когда в п
оследний раз волосы были пострижены.
Одежда этого патриарха, ибо так можно было его назвать, была богата и внуш
ительна, но вполне соответствовала простым обычаям людей его племени. Он
а была сделана из лучших звериных шкур, лишенных шерсти и покрытых причу
дливыми рисунками, изображавшими его былые боевые подвиги. На груди его
красовались медали, некоторые из серебра, а две из золота.
То были дары белых, полученные им в течение его долголетней жизни. На рука
х и на ногах сверкали золотые браслеты. На голове его, которую волосы покр
ывали сплошь, так как старик давно уже не участвовал в военных походах, ви
днелось нечто вроде диадемы. Украшавшие эту диадему драгоценности горе
ли среди трех ниспадавших страусовых перьев, выкрашенных в черный цвет и
составлявших резкий контраст с белоснежными прядями волос. Его томагав
к почти исчезал под накладным серебром, а рукоятка ножа горела, словно ро
г из массивного золота.
Лишь только утих глухой шум, вызванный появлением уважаемого старца, имя
«Таменунд» стало передаваться шепотом из уст в уста. Магуа слыхало слав
е мудрого и справедливого делавара. Ему даже приписывали редкое свойств
о тайного общения с Великим Духом. Поэтому Магуа выступил немного вперед
, чтобы получше разглядеть черты лица человека, решение которого могло о
казать огромное влияние на судьбу вождя.
Глаза старика были закрыты, будто утомились от продолжительного созерц
ания игры человеческих страстей. Цвет его кожи казался темнее цвета кожи
большинства окружающих, так как бесчисленные перепутанные линии образ
овали сложные и вместе с тем красивые узоры, нататуированные чуть ли не п
о всему его телу. Таменунд прошел мимо безмолвно наблюдавшего за ним гур
она, не обращая на него никакого внимания и продолжая опираться на своих
двух почтенных спутников; он прошел к возвышению, где собрались делавары
, и сел в центре с величием монарха и с видом отца.
Ничто не могло быть выше того благоговения и той любви, с которой встрети
л народ старца. После значительной паузы, требуемой приличиями, главные
вожди поднялись со своих мест; подойдя к патриарху, они торжественно воз
лагали его руки на свою голову, по-видимому прося благословить их. Более м
олодые вожди довольствовались тем, что дотрагивались до его одежды или д
аже только приближались к нему, чтобы дышать одним воздухом с престарелы
м, справедливым и храбрым человеком.
Из молодых воинов решались подходить только те, кто отличался какими-ли
бо выдающимися подвигами; главная же масса считала себя счастливой тем,
что могла смотреть на лицо так глубоко почитаемого и горячо любимого чел
овека. Когда были закончены все проявления любви и уважения, вожди возвр
атились на свои места, и молчание воцарилось во всем лагере.
Между тем один из престарелых спутников Таменунда сказал что-то шепотом
нескольким юношам; они тотчас же встали, вышли из толпы и вошли в хижину, с
лужившую, как уже было замечено, предметом особого внимания в продолжени
е целого утра. Через несколько минут они появились снова, ведя к судилищу
людей, бывших причиной этого торжественного собрания. Толпа расступила
сь, образуя проход; когда прошли все, она снова сомкнулась, образовав вокр
уг пленников плотное кольцо.

Глава 29

Все сели. Ахиллес с такою речь
ю
Поднялся королю великому навстречу…
Поп. «Илиада»

Впереди пленников стояла Кора, держа руки Алисы в своих руках. Великодуш
ная девушка не обращала никакого внимания на грозные лица дикарей, окруж
авших ее со всех сторон, она не испытывала никакого страха за себя и не сво
дила глаз с бледного испуганного лица дрожащей Алисы. Рядом с ними стоял
Хейворд. Соколиный Глаз встал несколько позади из уважения к их более вы
сокому званию, о котором не мог забыть даже в минуту, когда положение их ср
авнялось. Ункаса не было между пленниками. Когда снова воцарилась безмол
вие, после долгой внушительной паузы один из престарелых вождей, сидевши
х рядом с патриархом, встал и спросил громко на вполне понятном английск
ом языке:
Ц Который из моих пленников Длинный Карабин?
Ни Дункан, ни разведчик не ответили на этот вопрос. Первый окинул взглядо
м мрачное, безмолвное собрание и отшатнулся, когда взгляд его упал на зло
бное лицо Магуа. Он сразу понял, что хитрый дикарь имеет какое-то отношени
е к их вызову на собрание, и решился употребить все возможные усилия, чтоб
ы помешать осуществлению его кровавых планов. Ему уже пришлось видеть бы
струю расправу индейцев, и он опасался, что для его друга предназначалас
ь подобная же казнь. Без долгих размышлений Дункан внезапно решился во ч
то бы то ни стало выручить своего друга, хотя бы ценой своей жизни. Но, преж
де чем он успел сказать что-либо, вождь повторил вопрос, громче и отчетлив
ее выговаривая слова.
Ц Дайте нам оружие, Ц высокомерно ответил молодой человек, Ц и помест
ите нас вон там, у леса. Наши дела ответят на этот вопрос.
Ц Так это вы тот воин, имя которого так хорошо знакомо нам? Ц сказал вожд
ь, глядя на Хейворда с тем интересом, который всегда вызывает вид человек
а, прославившегося добродетелями или пороками или выдвинувшегося благ
одаря случайности. Ц Что привело белого человека к делаварам?
Ц Нужда. Я пришел за пищей, кровом и друзьями.
Ц Не может быть. Леса полны дичи. Для головы воина не нужно другого крова,
кроме безоблачного неба, а делавары Ц не друзья ингизов. Довольно! Язык с
казал то, чего не говорило сердце.
Дункан замолчал, не зная, как продолжать; но разведчик, внимательно присл
ушивавшийся ко всему, что происходило вокруг, смело выступил вперед.
Ц Я не отозвался на имя «Длинный Карабин» не из стыда и страха, потому чт
о ни одно из этих чувств не свойственно честному человеку, Ц сказал он,
Ц но я не желаю признавать за мингами право давать какие-либо прозвища ч
еловеку, которому друзья дали особое имя за его природные дарования. Да и
назвали это неверно: «оленебой» Ц простое ружье, а вовсе не карабин. Но я
действительно тот человек, который получил имя Натаниэля от семьи и лест
ное имя Соколиного Глаза от делаваров, живущих на своей реке. Я тот, кто бо
лее всего заинтересован в своем имени и кого ирокезы, не испросив совета,
назвали «Длинным Карабином».
Глаза всех присутствующих, внимательно оглядывавших Дункана, мгновенн
о обратились на высокую, словно вылитую из железа фигуру Соколиного Глаз
а. Не было ничего удивительного в том, что двое людей заявляли свои права н
а такую честь: самозванцы были небезызвестны туземцам, хотя и редко встр
ечались между ними. Несколько стариков посоветовались между собой и, по-
видимому, решили хорошенько расспросить гурона.
Ц Мой брат сказал, что змея заползла в мой лагерь, Ц сказал вождь гурону.
Ц Кто это?
Магуа указал на разведчика.
Ц Неужели мудрый делавар поверит лаю волка?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...