ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


 

только теперь Д
ункан понял, кто был его спутник.
«Длинный Карабин, Длинный Карабин…» Ц переходило из уст в уста, и вот вся
шайка, по-видимому, собралась около военного трофея, который как бы доказ
ывал смерть его страшного владельца. Затем гуроны снова рассеялись по ос
трову, оглашая воздух именем врага, чье тело, как это понял Хейворд из воск
лицаний гуронов, они думали отыскать в какой-нибудь расселине.
Ц Теперь, Ц шепнул Хейворд девушкам, Ц все скоро решится.
Если гуроны не найдут нашего приюта, мы уцелеем. Во всяком случае, судя по
фразам, которые мне удалось понять, наши друзья спаслись, и скоро мы можем
ждать помощи от Вебба.
Прошло несколько минут страшного затишья. Хейворд понимал, что в это вре
мя гуроны производят новые, более тщательные поиски. Он различал шаги гу
ронов, задевающие за ветки сассафраса; слышал, как шуршали сухие листья и
с треском ломались сучки. Наконец груда ветвей слегка подалась, один уго
л одеяла упал, и слабый свет заиграл в отдаленном углу пещеры. Кора в ужасе
прижала Алису к своей груди, Дункан вскочил. Прозвучало восклицание из г
лубины внешней пещеры, и это означало, что в нее вошли враги. Через минуту
многочисленные голоса дали понять слушателям, что все дикари собрались
около их убежища.
Так как лишь небольшое расстояние разделяло внутренние проходы обеих п
ещер, Дункан понимал, что бегство невозможно. Он прошел мимо Давида и обеи
х девушек и остановился подле входа, ожидая страшной встречи. Теперь все
го несколько футов отделяло его от беспощадных преследователей. Майор п
рижал лицо к отверстию и с равнодушием отчаяния выглянул наружу, следя з
а движениями гуронов.
Он мог бы дотронуться до мускулистого плеча исполина индейца, повелител
ьный и властный голос которого направлял действия всех его товарищей. По
д сводом другой пещеры толпа дикарей переворачивала и перетряхивала ве
щи, составлявшие скромное имущество разведчика. Кровь из раны Давида окр
асила листья сассафраса; видя это доказательство успешности своих дейс
твий, индейцы схватили ароматные ветви, устилавшие пол пещеры, втащили и
х в расселину и стали разбрасывать, точно подозревая, что они скрывают те
ло ненавистного и опасного для них человека. Воин свирепого вида поднял
целую охапку ветвей, с ликованием указал на темные пятна крови на листья
х и закричал что-то. Хейворд мог понять смысл его слов только потому, что о
н несколько раз повторил имя «Длинный Карабин». Торжествующие голоса гу
ронов замолкли; воин бросил ветку на груду, сложенную Дунканом перед вхо
дом во вторую пещеру, и таким образом завалил отверстие, через которое см
отрел майор. Остальные дикари подражали ему; вытаскивая ветки из пещеры
разведчика, они бросали их на груду ветвей сассафраса, не предполагая, чт
о таким образом сами же прятали людей, которых искали.
Когда под давлением новых охапок зелени одеяла подались, а ветви от собс
твенной тяжести забились в трещины камней, образовав плотную массу, Дунк
ан, вздохнув свободно, вернулся на середину пещеры и остановился на свое
м прежнем месте, с которого мог видеть второй выход, обращенный к реке. В т
у минуту, когда он отступал от груды сассафраса, индейцы, как бы поддаваяс
ь общему побуждению, очистили проход между двумя пещерами, и теперь было
слышно, как они снова побежали по острову к тем камням, на которые недавно
высадились. Их новый жалобный вопль доказал, что они опять собрались под
ле тел своих убитых товарищей.
Теперь Дункан решился посмотреть на своих спутниц, потому что в течение
опасных минут он боялся своим встревоженным лицом еще больше испугать д
евушек.
Ц Они ушли, Кора, Ц шепнул он. Ц Алиса, они вернулись на то место, на котор
ом появились впервые, и мы спасены.
Ц Тогда я поблагодарю небо! Ц произнесла Алиса, освобождаясь из объяти
й Коры и преклоняя колени. Ц Я поблагодарю небо, которое избавило от слез
нашего седого отца и спасло жизнь тех, кого я люблю больше всего в мире…
Дункан и Кора наблюдали искреннее чувство с горячей симпатией. И Дункан
подумал, что никогда еще молитва не исходила от существа более прекрасно
го, чем юная Алиса.
Глаза Алисы сияли светом благодарности, прелестный румянец залил ее щек
и; но, когда ее губы уже раскрылись для молитвы, слова, которые они собирал
ись произнести, внезапно замерли, румянец сменила смертельная бледност
ь, нежный блеск ее глаз потух, черты лица исказились от ужаса, судорожно св
еденные пальцы указали на что-то. Хейворд повернулся и, взглянув на плоск
ую скалу, которая составляла как бы порог открытого отверстия пещеры, ув
идел злобные, свирепые черты Хитрой Лисицы.
Несмотря на неожиданность, самообладание не покинуло Дункана. По выраже
нию лица индейца майор понял, что Магуа еще ничего не успел разглядеть в п
олумраке пещеры. Он уже хотел было отступить за выступ стены, которая все-
таки могла скрыть его и его спутников, но в эту минуту понял, что отступать
поздно.
Выражение глубокого торжества в чертах дикаря вывело Дункана из себя; за
быв обо всем в мире и поддаваясь только побуждению гнева, Хейворд прицел
ился и выстрелил. Вся пещера загудела, точно от звука извержения вулкана;
когда же ветер, дувший из ущелья, рассеял клубы дыма, извергнутые гротом, н
а месте, где только что было видно злобное лицо предателя проводника, ник
ого не оказалось. Хейворд бросился к выходу и увидел, как темная фигура ди
каря кралась вдоль низкого узкого выступа скалы и скоро окончательно ис
чезла из виду.
После грома выстрела среди дикарей воцарилось страшное молчание, но, ког
да раздался продолжительный и понятный для них крик Лисицы, топот ног и в
опли стали снова приближаться, и, раньше чем Дункан успел оправиться от п
отрясения, хрупкая преграда из ветвей была разбросана во все стороны. Ин
дейцы хлынули в пещеру с обоих концов. Хейворда и девушек вытащили из убе
жища в пещере, и их окружила толпа торжествующих гуронов.

Глава 10

Боюсь, что утром так же мы прос
пим,
Как незаметно за ночь засиделись.
Шекспир. «Сон в летнюю ночь»

Едва это внезапное несчастье обрушилось, Дункан стал наблюдать за дейст
виями победителей. Краснокожие дергали украшения его мундира, в их глаза
х горело желание завладеть шитьем и галунами. Но грозные окрики исполина
останавливали дикарей, и это убедило Хейворда, что его и Кору с Алисой реш
или щадить до какого-то особого момента.
Пока молодые гуроны выказывали признаки алчности, более опытные воины п
родолжали обыскивать обе пещеры со вниманием, которое доказывало, что он
и не удовлетворены достигнутым успехом. Не находя иных жертв, усердные м
стители подступили к Дункану и Давиду, повторяя имя «Длинный Карабин» и
произнося эти слова с таким злобным выражением, что нельзя было усомнить
ся, о чем они спрашивали. Дункан притворился, будто он не понимает значени
я их вопросов, Давид же действительно не знал французского языка. Наконе
ц настойчивость гуронов утомила Хейворда; кроме того, он боялся раздража
ть своих победителей упрямым молчанием. Он оглянулся кругом, отыскивая г
лазами Магуа, который мог перевести его ответы на вопросы гуронов; их гол
оса звучали все более настойчиво и грозно.
Поведение Магуа резко отличалось от образа действий его товарищей.
Пока все остальные старались удовлетворить свою ребяческую склонность
к грабежу, присваивая жалкое имущество разведчика. Хитрая Лисица спокой
но стоял поодаль от пленников: он был, по-видимому, доволен, как будто уже д
остиг главной цели своего предательства. Когда глаза Хейворда впервые в
стретили взгляд его недавнего проводника, майор невольно с ужасом отвер
нулся от зловещего, хотя и спокойного лица Магуа. Однако, победив отвраще
ние, он заставил себя говорить с ним.
Ц Хитрая Лисица слишком мужественный воин, Ц неохотно сказал Дункан,
Ц чтобы отказаться объяснить безоружному человеку, что говорят победи
тели.
Ц Они спрашивают, где охотник, знающий лесные тропинки, Ц на ломаном ан
глийском языке ответил Магуа и со свирепой усмешкой положил руку на лист
ья, которыми была прикрыта и перевязана рана у него на плече. Ц Ружье Дли
нного Карабина превосходно, его глаза никогда не мигают, а между тем это р
ужье, так же как и короткий ствол белого вождя, бессильно отнять жизнь у Хи
трой Лисицы.
Ц Лисица слишком храбр, чтобы помнить о ранах, полученных в битве, или о р
уках, которые нанесли их.
Ц А разве шла война, когда индеец отдыхал под сахарным деревом и хотел по
есть хлеба? Кто наполнил кустарники подползающими врагами? Чей язык гово
рил о мире, когда мысли его были кровожадны? Разве Магуа сказал, что томага
вк вынут из земли и что его рука выкопала боевой топор? Дункан не решился н
апомнить врагу о его предательстве, не хотел он также увеличить его злоб
у какими-либо оправданиями и потому промолчал. Магуа, казалось, тоже реши
л прервать дальнейшие разговоры; он снова прислонился к скале, от которо
й на минуту отошел во время вспышки гнева. Когда нетерпеливые дикари зам
етили, что короткий разговор между белым и Лисицей окончился, снова разд
ались крики: «Длинный Карабин!»
Ц Слышишь? Ц равнодушно сказал Магуа. Ц Гуроны требуют жизнь Длинного
Карабина, и, если их не удовлетворить, они убьют тех, кто прячет его.
Ц Он ушел. Они не могут схватить его.
Лисица холодно улыбнулся и презрительно ответил:
Ц Когда белый умирает, он думает, что для него наступила минута покоя, но
краснокожие умеют мучить даже призраки своих врагов. Где его тело? Пусть
гуроны увидят его скальп.
Ц Он не умер, он бежал.
Магуа недоверчиво покачал головой:
Ц Разве он птица и может расправлять крылья? Разве он рыба и умеет плават
ь, не дыша воздухом? Белый вождь считает гуронов глупцами!
Ц Правда, Длинный Карабин не рыба, но он умеет плавать. Когда весь его пор
ох был сожжен, а глаза гуронов закрыло облако, он уплыл вниз по течению.
Ц А почему же белый вождь остался? Ц все еще недоверчиво спросил Магуа.
Ц Разве он камень, который падает на дно? Или скальп жжет ему голову?
Ц Я не камень, это мог бы сказать твой убитый товарищ, который упал в водо
пад! Ц раздраженно ответил Дункан, в припадке досады употребляя те хвас
тливые выражения, которые могли возбудить уважение индейца. Ц Но белый
считает, что только трусы бросают женщин.
Магуа пробормотал сквозь зубы несколько невнятных слови продолжал всл
ух:
Ц А делавары плавают так же хорошо, как ползают в кустах. Где Великий Зме
й?
Судя по этим канадским прозвищам, Дункан понял, что гуроны гораздо лучше
знали его недавних товарищей, нежели он сам, и неохотно ответил:
Ц Он тоже уплыл по течению.
Ц А Быстроногий Олень?
Ц Я не знаю, кого ты называешь так, Ц ответил Дункан, пользуясь возможно
стью затянуть разговор.
Ц Ункаса, Ц ответил Магуа, произнося делаварское имя с еще большим труд
ом, нежели английские слова.
Ц Ты говоришь о молодом делаваре? Он тоже уплыл по течению.
Магуа сразу поверил сказанному и этим доказал, как мало думает он о бегле
цах. Но его товарищам эти-то беглецы и были нужны.
Они с характерным для индейцев терпением, в полном молчании ждали, пока к
ончится беседа офицера и Лисицы. Когда Хейворд замолчал, дикари устремил
и глаза на Магуа. Лисица указал им на реку и объяснил все немногими жестам
и и словами.
Поняв случившееся, дикари подняли страшный крик, который показал все их
разочарование. Одни бросились к берегу реки, яростно размахивая в воздух
е руками; другие стали плевать в воду, точно мстя ей за то, что она изменнич
ески лишила их несомненных прав победителей. Некоторые, наиболее свиреп
ые, бросали на пленников исподлобья взгляды, горящие сдержанной яростью
.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57

загрузка...