ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Другой официант начал сбивчиво что-то говорить, но замолчал, совершенно потерявшись. Зато бармен оказался более расторопен и рассказал, что же произошло.
— Да две банды подрались друг с другом, это точно! Уж из-за чего, не знаю. Кажется, кто-то кого-то кулаком задел. Ну, те ответили и начали месить друг друга. Вдруг кто-то из них вынул пушку и начал пальбу. Вон, этих положили, а остальные скрылись.
— Что это были за люди? — поинтересовался Костя. -Те, которые скрылись.
— А черт его знает? — отмахнулся бармен. — Какие-то непонятные ребята! Когда они стали драться, все посетители повыскакивали — кому ж охота на кулак нарываться? Ну, а парням, видно, такие махаловки не впервой! Когда эти их зацепили, они ответили. Только уже из стволов.
— Описать их сможете, этих ребят? — спросил Самохин. — Или вы их не разглядели?
— Почему, разглядел! Один был невысокого роста, но крепкий в плечах, — стал рассказывать бармен. Он нервно курил, держа сигарету в дрожащих пальцах. Наверное, сам никак не мог поверить, что остался жив в такой переделке. — Другой повыше ростом, с более светлыми волосами. И голова у него, знаете, такая вытянутая, как, извините за выражение, кочерыжка. Оба одеты в черные кожаные куртки, самые обычные куртки, какие сейчас носят все.
— Да, по такому описание черта лысого не найдешь! — заметил Самохин.
Корнюшин подвалил к бармену и прижал его животом к стойке. Бармен уперся в нее спиной и испугано таращился на злобного мента.
— Короче! — процедил Костя. — Ты сколько здесь работаешь?
— Три года... — пробормотал бармен, еще не понимая, к чему он клонит.
— Значит, ты прекрасно знаешь, кто здесь постоянно ошивается! Так что это были за ребята? Из какой банды?
Бармен замотал головой и пожал плечами так, что кости хрустнули. Было похоже, что он и впрямь их не знает и никогда не видел. Во всяком случае, он старался всячески это показать.
— Не знаю! Вот те крест, не знаю! Чужие какие-то, пришлые. Я их первый раз тут видел. А вот эти, которые убитые. — Он показал на лежащие тела. — Это Назара боевики. Они тут постоянно сидели. А те, которые драку затеяли, впервые были.
— Странно! И что, точно никогда их раньше тут не было? Или это ты их тут никогда не видел?
Бармен затряс головой.
— Никогда! Я всех знаю, кто сюда постоянно ходит. И даже запоминаю тех, кто изредка. У меня память на лица хорошая.
— Значит, поможешь нам фоторобот сделать! — указал Костя.
Потом допросили официантов, директора и обслуживающий персонал с кухни. Никто тех боевиков не видел. Или только говорили, что не видели. Выходило так, что какие-то залетные парни нарочно посетили этот пивной бар, чтобы положить здесь трех боевиков Назара и исчезнуть.
— Так что теперь делать? — спросил Тарасенко. — Как их искать будем?
Самохин устало опустил на стул. Он действительно устал, причем устал не от сделанной работы, а от осознания размеров предстоящей. А работа точно предстоит серьезная. И закончится ли она этим расстрелом, или будут еще жертвы, пока неизвестно? Вполне возможно, что сегодня или завтра опять кто-то упадет на пол с простреленной головой, и потом киллеры исчезнут из города навсегда. Ищи-свищи! Но кто-то ведь конкретно наезжает на Назара, убирая его боевиков. Только вот кто?
— Для начала надо составить фотороботы, — вздохнул он, — по описаниям свидетелей, благо их у нас достаточно. Объявить в розыск. Допросить парня, который угодил в больницу. Если выживет. И выяснить личности убитых. Точно, это боевики Назара, или бармену так только показалось. Уверен, это хороший след.
— След чего? — поинтересовался Костя.
Самохин оглядел убитых.
— Этих боевиков убирали совсем не потому, что они повели себя неадекватно. Сдается мне, что на них получили конкретный заказ. Эти загадочные «ребята» хотели убрать именно их. Они же не ковбои, которые стреляют в того, кто им на ногу наступил. И вполне возможно, что тех двоих в машине расстреляли тоже они.
— Так, может, и Кравцова тоже? — предположил Тарасенко.
— Вряд ли... — пробормотал Самохин. — Описание не совпадает. Но эту версию отбрасывать нельзя. Возможно, что они как-то связаны. Ох, чувствую, предстоит нам работки! Эти ребятки еще здесь накуролесят.
Личности убитых установили довольно быстро. У всех троих в карманах нашлись водительские удостоверения с указаниями имени и фамилии. Костя созвонился с Управлением, там проверили по компьютерной базе и подтвердили, что убитые действительно являлись членами коломеевской группировки, в которой верховодил Александр Назаров. То, что кто-то всерьез занялся «вычищением» группировки Назара с территории города, теперь сомнения не вызывало.
Глава 5
Олег пригласил Рябова к себе в кабинет на конфиденциальный разговор. Рябов не стал отказываться и пришел в назначенное время. Наверное, думал, что разговор пойдет о производственных проблемах. Но Олег сейчас меньше всего хотел говорить о стройке. Она его волновала поскольку, постольку. Он хотел выяснить одно — чего добивается Рябов? Если только денег, то он их получит. А если у него далеко идущие планы по части карьеры, то пускай вынесет это на обсуждение. Олег выслушает его претензии и, возможно, примет их к сведению. Или не примет. Смотря, что тот хочет получить.
— Ты можешь объяснить, из-за чего был нарушен приказ и прекращено строительство? — в лоб спросил Олег, когда Рябов уселся в кресло напротив его стола, сохраняя независимый вид.
В другом кресле устроился Валера Игнатов. Олег попросил его присутствовать при разговоре хотя бы в качестве свидетеля. Во всяком случае, выскажи Рябов что-нибудь нелицеприятное, ему потом будет трудно отказаться от своих слов.
— Рабочие взбунтовались, — спокойно ответил Рябов. — Отказались работать, пока им не выплатят зарплату за август. Испугались, что могут вообще ничего не получить.
— Это еще почему? — удивился Олег. — Когда такое было, чтобы у нас не платили честно заработанную плату?
— Объект ведь заморозили, — пожал плечами Рябов. — А раз так, то какая может быть зарплата.
Олег переглянулся с Валерой. Они поняли друг друга без слов. Такой информации, что объект в Ситниках будут замораживать, даже в воздухе не витало. Откуда взяли ее рабочие? Скорее всего от непосредственного руководителя.
— Это ты им такое сообщил? — спросил Валера, хмуро глядя на Рябова.
Тот помотал головой и развел руками, стараясь казаться полностью невиноватым ни в чем.
— Нет, конечно! Они сами притащили откуда-то эту весть. Я об этом понятия не имел. Вы же мне такой информации не давали.
— Странно... — заметил Олег. — Не сами же они это выдумали! Значит, кто-то сообщил намеренно, преследуя свои корыстные интересы. Надо узнать, кто!
— Постараюсь узнать, Олег. Обещаю! — поклялся начальник производства.
— В общем, приказ остается в силе, — жестко сказал Олег. — Придется все-таки работы возобновить и необходимые материалы на объект завести. Даже если придется покупать их в кредит. В случае невыполнения последуют соответствующие санкции. Вплоть до увольнения.
Рябов нахмурился. Не ожидал он, что шеф пойдет на крайние меры.
— Понял. Сделаем. Я могу быть свободен?
Олег кивнул.
— Да, иди. И постарайся узнать, откуда пришла дезинформация.
Рябов вылез из кресла и направился к двери.
Валера тоже поднялся со своего места, подошел к двери и открыл ее нараспашку, показывая тем самым, что Рябов может спокойно уходить. Рябов откланялся и хотел выйти из кабинета, но немного замешкался на пороге. Валера мешал ему пройти, и Рябов ждал, пока тот не отодвинется в сторону. Наконец, Игнатов уступил ему дорогу.
— Да, ничего мы от него не добились, — вздохнул Олег, когда Игнатов закрыл за ним дверь.
— Постой! — сказал Валера. — Еще не все потеряно!
— Что ты хочешь этим сказать?
Игнатов хитро подмигнул и проговорил негромко, словно боялся чужих ушей:
— Пока он сейчас в дверь ломился, я ему на пиджак жучка посадил. Послушаем, может, он кому-то перезванивать будет.
В благословенные советские времена Игнатов был инженером-электронщиком и всякие радиотехнические штучки жуть как любил. Он махнул рукой, приглашая Олега за собой. Они перешли в кабинет к Игнатову, находящийся по соседству, и Валера открыл дверцу встроенного шкафа, где, как оказалось, он хранил портативную радиостанцию.
Олег присвистнул.
— Ты что, Валерка, установил тут прослушку? Может, ты и меня слушаешь? Собираешь компромат?
Игнатов пожал плечами.
— Интересно, когда мне тебя слушать, если я постоянно в твоем кабинете торчу!
— Ладно, не оправдывайся, — Олег хлопнул его по плечу. — Я тебе полностью доверяю. Ну, так что тут у тебя за станция?
Валера включил приемник и достал пару миниатюрных наушников, подсоединенных к нему. Один наушник протянул Олегу, другой взял себе. Олег с радостью воспользовался предложенной услугой и тут же приложил наушник к уху.
Минут десять они слушали тишину. Хотя тишиной эти звуки можно было назвать условно. В наушниках были отчетливо слышны шаги Рябова, чьи-то далекие голоса, хлопанье двери, гул улицы, звон ключей и, наконец, тихий шум работающего движка. Видимо, за это время Рябов дошел до своей машины, открыл дверцу, уселся за руль и завел движок. После всех этих операций раздалось еле слышное попискивание кнопок мобильного телефона. Олег и Валерой навострили уши.
— Это я! — раздался хорошо узнаваемый хрипловатый голос Рябова. — Я только от шефа. Что-что! Конечно, он недоволен нашей акцией. Хотя, было бы странно, если бы он был доволен. Приказал выяснить, откуда пришла дезинформация. Ну, что мне продолжать или пока затихнуть? — Рябов немного послушал собеседника, чей ответ, конечно, остался за кадром. — Ладно! Понял! Хорошо, подожду. Поглядим, что будет дальше. Все, привет!
В наушниках пискнул отбой разговора, затем рявкнул движок и заурчал неравномерно с рывками и спадами. Наверное, Рябов выехал на проезжую часть и погнал машину домой. Потом грохнула музыка — Рябов включил магнитолу.
Валера отключил прослушку. Теперь в ней надобности не было. За грохотом музыки все равно ничего не услышишь. Олег тяжело опустился на стул. То, что он услышал, просто не укладывалось у него в голове. Но такова суровая реальность. Приходится ее принять, какова она есть, и начинать обороняться.
— Вот подонок!
— А ты в этом еще сомневался! — хмыкнул Валера.
Олег вздохнул.
— Всегда веришь человеку до последнего. Значит, все-таки он на кого-то работает. Против нас. Интересно, с кем он говорил?
— Мне тоже это интересно, — заметил Валера. — Но, к сожалению, техника бессильна это установить.
В больнице все было спокойно. Вернее, была такая обстановка, какая обычно бывает в больницах под вечер. На входе торчал ленивый охранник, который сонным взглядом осматривал проходящих, в коридоре толкались ходячие больные, за своим столом сидела дежурная сестра, да изредка проходила врачиха в белом халате. Время было приемное, и поэтому вдобавок к обычным постояльцам в коридоре шныряли посетители, которые тащили родным сумки с продуктами.
Назар был хмур и смотрел на весь этот больничный мир с нескрываемым презрением. Загадочное уничтожение его боевиков в последние дни не доставляло ему радости. Хуже всего было то, что личность заказчика убийств все еще оставалась тайной. Тем не менее, он держал в руке букет жухлых гвоздик, намереваясь, по-видимому, подарить их кому-то из больных. Кучер тащил в руке цветастый полиэтиленовый пакет с апельсинами и еще чем-то вкусным и старательно изображал на лице натянутую улыбку. Они остановились у стола дежурной сестры и внимательно огляделись. Ниоткуда не высовывалось ничьей подозрительной рожи, и это успокаивало. Кучер наклонился к сестре и положил ей на стол коробку шоколадных конфет. Та удивленно захлопала глазенками.
— Скажи-ка, милая, — пробасил он. — Где-то тут мой брательник загорает? Его сегодня привезли с пулевым ранением.
Медсестра сразу заволновалась. Ясно было, что пришли крутые мужички из братков, которым поперек ничего не скажешь. А придется.
— Он в восемнадцатой палате. Только к нему нельзя!
— Ну, родному-то брату можно!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...