ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Причем один из них показался Олегу знакомым. И действительно, минут через пять за входной дверью на площадке скрипнули двери лифта, послышались торопливые шаги, и громкая трель дверного звонка.
Олег стоял возле самой двери, и звонок резанул ему по ушам. Он вздрогнул от неожиданности, хотя и предвидел такое развитие событий. Отодвинув заглушку глазка, он выглянул на площадку.
За дверью стояли двое в гражданской одежде, но можно было легко догадаться об их принадлежности к правоохранительным органам. Они напряженно прислушивались, что твориться в квартире. Оттуда, естественно, не доносилось ни звука. Звонок повторился снова, и с тем же результатом. Вернее, без всякого результата. Никто не спешил открывать им дверь и вообще отзываться на зов. Хотя лица были немного искажены широкоугольной оптикой, Олег узнал того самого парня в кожаной куртке, который уже приезжал сюда несколько часов назад.
А на площадке перед дверью возник небольшой диалог.
— Чует мое сердце, там он, — шепотом проговорил Тарасенко.
— С чего это оно чует? — уточнил младший лейтенант Петюнин, вновь прибывший кадр, направленный в помощь старлею.
— С того! Машина его во дворе, а он сам что, уехал?
— Ну да!
— А с какой радости человек, приехавший в гости на машине, оставит ее во дворе и поедет на такси, а?
— Так пьяный был, — легко догадался Петюнин.
— Пьяный! — передразнил его Юра. — Этот парень кто?
— Кто?
— Новый русский, вот кто! Такие люди даже если сильно пьяные, все равно за руль садятся и едут, куда им надо. Понял!
Тарасенко ударил ногой по стальной двери. Она ответила ему глухим гулом, почти стоном.
— Открывай, Мещеряков! — проорал он. — Мы знаем, что ты здесь! Слышишь! Сейчас взломаем дверь!
Олег дернулся было рукой к замку, чтобы открыть, просто инстинктивно дернулся. Но вовремя сообразил, что менты дверь взломать никак не смогут при всем желании. Нечем! Да и не знают они, что он здесь. Потому что никто не видел, как он сюда приехал. А если знают! Но кто им мог об этом сказать, кроме самого Игнатова? Нет, не таков Валера человек, чтобы выдавать своего начальника! Поссориться и нагрубить может, но сдать ментам — никогда!
Он стоял за дверью и слушал их переговоры. Голоса доносились из-за двери гулко, но слова были вполне различимы.
— Кажись, нет никого, — пробормотал Петюнин.
— Да там он, где ему еще быть! — проворчал Тарасенко.
— Ну, так что будем делать? Ломать?
Юра махнул рукой.
— А! Короче, сидишь здесь и ждешь! Усек?
— Чего жду?
— Землетрясения! — вздохнул старлей и осуждающе покачал головой. — Ждешь, когда он придет или, наоборот, выйдет! Фото из паспорта у тебя есть, сверишься, узнаешь! Как появится, сразу звони по мобиле, мы приедем!
— И долго ждать?
— До вечера! Вечером сменим!
— А поесть?
— Выйдешь на пятнадцать минут. Не более! И смотри, здесь под дверью не торчи, как бельмо! Спрячься на лестнице. Понял?
— Понял...
— Тогда все! Я пошел...
Тарасенко сел в лифт и уехал. Петюнин достал сигареты и поперся на лестницу, освободив от своего присутствия площадку перед квартирами.
Олег понял, что теперь его будут пасти, как единственную коровку-кормилицу в многодетной крестьянской семье. Глаз не спустят! Он отошел от двери, прошел в гостиную и сел в кресло. Надо бы обдумать, как из этого всего выпутаться. В любом случае, без Валеры менты в квартиру не попадут. Так что у него есть время до вечера, пока Игнатов не придет домой. В принципе, времени предостаточно, чтобы придумать план дальнейших действий. Не хватает только самой малости — элементарного соображения. Вся эта сегодняшняя беготня совершенно выбила его из колеи, лишила покоя и поселила в голове полнейший хаос. Мысли скачут, как взмыленные лошади, цепляются одна за другую, спотыкаются и отлетают в никуда. В таком умственном состоянии трудно что-либо сообразить. Так что надо успокоиться, снять нервное напряжение и сосредоточиться на одном, самом важном сейчас — создавшейся ситуации.
Олег откинул голову на спинку, закрыл глаза, задышал ровно и неторопливо. Когда-то он изучал всевозможные системы йогов. Остались в памяти какие-то обрывки, но главное все же помниться. Заставить свой организм прийти в устойчивое равновесие и полный покой он еще может. Олег посидел минут десять в расслабленной позе и действительно почувствовал, что мозг успокоился и стал выстраивать логическую цепочку.
Итак, начнем с самого начала. Он приехал вечером в свой двор, услышал женские крики в кустах и полез на этот крик, как на приманку. То, что это была приманка, теперь у него сомнения нет. Значит, женщина закричала только в тот момент, когда он вылез из машины. И значит тот, кто пырнул ее ножом, ждал, когда он подъедет, ждал вместе с женщиной. То есть, как бы держа женщину наготове. Интересно, а каким образом он запрещал ей кричать до этого момента? Зажимал ей рот рукой и отпустил, увидев машину. А если бы ему пришлось держать ее так целый час? Уж за час бы она вырвалась или он устал бы держать. Да, как-то мало похоже на реальность!
Может быть, этот убийца мило беседовал с ней некоторое время, и только когда показалась его машина, начал ее резать? Выглядит глупо, но допустить такое можно. Следовательно, женщина была его знакомой. Мнимый убийца привел женщину в кусты, заранее зная, что она предназначена для заклания. Это, конечно, слишком коварно и гнусно, но время сейчас такое — человек способен и на большие гадости. Но как-то не верится, чтобы молодая женщина полезла в кусты со своим знакомым. Зачем? Ради интимного свидания? Если бы они были подростками, еще можно в это поверить, но взрослые люди? Что, не могли найти для этого более подходящего места? Да и не лето все-таки, долго на холодном осеннем ветру не посидишь. Что-то здесь не так, не связывается это все в правдоподобную картину. Не хватает какого-то логического мотива.
Так, мотив! Вот и добрались до самого главного. Ради чего эти двое пошли на такой спектакль? Конечно, не ради того, чтобы подставить его! Они его, Олега, даже не знали, так же как и он их. Конечно, они пошли на это ради денег. Им заплатил заказчик, которому нужно было его подставить, чтобы они устроили представление с убийством. Но тогда получается, что женщина согласилась ради денег на то, чтобы ее убили! Это вообще не поддается никакой логике и никакому мотиву. Ни один разумный человек не пойдет на это, ради каких бы то ни было денег! Все, ничего не получается! Все его умозаключения рассыпаются на глазах!
Если только предположить... Да, точно! А откуда, собственно, взялась такая уверенность, что ее убили? Кто сказал, убили? Менты об этом сказали! Капитан Смирнов ему об этом сказал! А он что, видел труп? Он приехал в отделение вместе с ним, с Олегом, и позвонил куда-то по телефону. И там ему сказали, что женщина скончалась. Куда он звонил, и кто ему это сказал? В машину скорой помощи он, что ли, звонил? А может быть, это был всего лишь хорошо разыгранный блеф? Менты на такие дела мастера.
Олег открыл глаза и сразу перед собой, как будто нарочно, увидел телефон. Японский аппарат стоял на журнальном столике и призывно манил своими кнопочками. Так и хотелось на них понажимать. И даже потянулась рука. Но инстинкт самосохранения ее остановил — звонить с этого аппарата было довольно рискованно. Конечно, вряд ли менты такие шустрые, что уже успели подключить прослушку, но все же! Лучше не рисковать! Тем более что мобильный под рукой. Только вот куда звонить? В больницу, куда же еще!
Олег вылез из кресла и прошелся по комнате, старясь шагать еле слышно и не задевая при этом за мебель. Его взгляд шарил по шкафам, по тумбочкам, по этажерке. И обнаружил то, что искал — телефонный справочник. Развернул, отыскал номер телефона городской клинической больницы! Оглядел комнату, подошел к двери, прикрыл поплотнее. Входная дверь плотная, но днем в доме ни звука, могут его голос и на лестнице услышать! И только потом набрал номер на мобильном. Ему ответила справочная.
— Вас беспокоят из Управления внутренних дел! — как само собой разумеющееся выдал Олег. — Капитан Тарабукин. Скажите, это к вам вчера в одиннадцатом часу вечера доставили на скорой женщину с ножевым ранением?
— К нам, — устало ответила дежурная.
— В каком она состоянии?
— Ничего вам говорить не буду! — вдруг взбеленилась справочная. — Говорите с главврачом! Затрахали уже с этой скорой! Сейчас переключу!
В трубке запищала дурацкая мелодия и через несколько минут раздался мужской голос.
— Я слушаю!
— Вы главврач?
— Да! — сказал голос.
— Вас беспокоит капитан Тарабукин из Управления внутренних дел. Меня интересует состояние женщины, которую вчера привезли на скорой. С ножевым ранением.
— Я не знаю, какое у нее состояние! — вдруг взорвался главврач. — Не знаю! Сколько раз вам объяснять!
— Почему это не знаете? — искренне изумился Олег.
— Потому что она пропала! Понимаете, пропала! Ее у нас нет!
— Так она что, скончалась?
— Понятия не имею! — взмолился главврач. — Может, скончалась, может, нет! А может, вообще сбежала! Ваш товарищ уже все выяснял! И ничего не выяснил! Спросите у него! Как его фамилия... Корнеев, Корейко, Коротышкин! Короче, не помню! Сами выясняйте!
И он, по-видимому, бросил трубку, поскольку раздались губки отбоя.
Олег сидел в кресле в состоянии прострации. У него даже не было сил отключить мобилу. Она так и продолжала пикать. Наконец, он спохватился и отключил. Плохо, если раньше времени сядет аккумулятор. По всей видимости, ему не скоро придется его подзаряжать.
Это что ж такое делается, люди добрые! Женщина, которую он вроде бы убил своими собственными руками, на самом деле сбежала! Чего ради, спрашивается, он так мучался? Зачем провел ночь в камере, для чего бежал из-под конвоя, почему теперь ему надо прятаться? Может быть, сейчас же пойти в ментуру и поздравить ментов с тем, что они глубоко заблуждаются по поводу его вины? Женщина-то, оказывается, жива — живехонька! Или заблуждается он, и она мертва? Нет, пока рановато идти в ментуру! Надо все выяснить самому! Но как? Где искать эту женщину или ее труп? Куда звонить? Нет, пожалуй, сидя здесь, он не выяснит ничего! Надо как-то выбираться отсюда, ехать в эту чертову больницу и выяснять все на месте! Главное — обходить за версту ментов!
Олег набрал номер офисного телефона и попросил Игнатова срочно приехать, чтобы каким-то образом выпустить его из квартиры. Валера пообещал примчаться...
Когда подручный Кривого Гера сообщил авторитету, что трое боевиков из бригады Кореня полегли на поле брани, так ни разу и не выстрелив в противника, тот ему даже не поверил. Не поверил, что его натасканные парни могут вот так просто, как безропотный скот, погибнуть от руки киллера. И подумал, что эти трое парней принадлежали какой-то другой группировке и были новичками, еще не нюхавшими пороха настоящих бандитских разборок. До того невероятным было прозвучавшее сообщение.
— Какого Кореня? — даже уточнил он.
— Бригадира, — развел руками Гера. — Наши были ребята, Дим! Выходили из «Музона», тут их и положили из «калаша». Никто даже не видел, что за бойцы стреляли.
Кривой помрачнел, вылез из кресла, протопал по кабинету из конца в конец. А кабинет в офисе его фирмы по торговле недвижимостью, которую он организовал для прикрытия, был еще тот — шесть метров в ширину и восемь в длину. В кабинете имелся полный набор для удовольствий и вольготного препровождения времени, немного скрашивающих скучные будни криминального авторитета. Тут и бильярд, на котором можно было до самозабвения покатать шары. Тут и бар с полным ассортиментом виски, бренди, коньяка и французских вин. Хотя, по правде говоря, хозяин кабинета предпочитал все же водку. Водка имелась, но в нижнем отделении бара, представлявшем собой холодильник. Присутствовал в кабинете и видеоуголок с широчайшим набором голливудской продукции от лучших боевиков до крутейшей порнухи. Для любовных утех имелся мягкий диван, который раскладывался таким образом, что на нем легко можно было уместиться втроем — Кривой любил женщин так сильно, что одной партнерши для сексуальных упражнений ему никогда не хватало.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...