ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В швейцарские банки.
Олег немного сник. Но решил не терять надежды. Знал, что его друг капризен, сразу никогда не соглашается, не высказав все свои сомнения.
— Ничего, найду, кому впарить! — пообещал Олег. — Сейчас людей с большими бабками полно!
Авторитет вылез из кресла, подошел к окну, выглянул на улицу. Крикнул кому-то, чтоб помыли его джип. Вернулся обратно к креслу, но садиться не стал, навис над Олегом, словно вершитель его судьбы.
— Знаешь, Олег, что я тебе скажу! Хоть ты мне и друг, но денег я тебе не дам. Даже половины не дам.
— Че так? — обиженно буркнул Олег.
Назар нагнулся к нему, словно хотел сказать на ухо, но проговорил все же довольно громко:
— К войне готовлюсь. Сегодня на меня нападение было. Не на меня конкретно, а на моих людей. Но, считай, мне перчатку бросили. Так что теперь надо боекомплектами запасаться. На войну много денег понадобиться.
Олег прекрасно знал, что Назар мнения своего не изменит, как его не упрашивай. Потому и не стал унижаться. Они поговорили еще минут десять о том, о сем, и Олег откланялся. У него были свои дела, у авторитета свои.
Когда-то они действительно были друзьями. В далекой юности. Просто учились в одном классе. Была у них своя компания — четверка отчаянных парней. Вместе шатались по дворам, играли в футбол, задирали девчонок, лезли в драки. Драки были грандиозные. Тогда, в семидесятых, это было повальным увлечением молодежи. От комсомола всех тошнило, но хотелось как-то объединяться. А как еще можно объединиться единомышленникам, как ни в драке! Сходились человек сто пацанов от мала до велика где-то в тихом местечке на окраине города, с цепями, кольями, кастетами и бились до крови. Лупили друг друга до тех пор, пока не наезжали менты. Тогда мгновенно разбегались в разные стороны. Кого-то забирали, кого-то увозила скорая, кто-то отправлялся в морг. Просто требовался выход энергии, накопленной в вялотекущей, беспросветной жизни.
Потом их пути разошлись. Один сел в тюрьму, другой пошел в армию, третий ушел на Афганскую войну и остался там навсегда, четвертый уехал из города. Теперь они, двое оставшихся, редко виделись, только по обоюдному делу, когда такое вдруг возникало. Зато у Олега была надежная крыша, а у Назара — связи в среде солидных бизнесменов.
Глава 3
Назар звякнул по мобильному бригадиру и приказал доставить к нему уцелевшего после расстрела боевика. Бригадир не мог не выполнить приказ и привез в загородный особняк авторитета насмерть перепуганного парня. Тот еще не отошел от ужаса, когда оказался на краю могилы, как его уже поволокли на прием к самому. Витек никогда не был у пахана в особняке, и поэтому поразился роскоши, в которой жил простой российский бандит. В сравнении с его однокомнатной клетушкой, где он ютился со своей мамашей, этот домище показался ему дворцом. Парня проводили в гостиную, где его ожидали хмурый авторитет и его телохранитель. Витек уселся на краешек предложенного кресла и потупил взор. Назар немного поизучал его физиономию, видимо, проверяя по глазам, насколько можно ему доверять и, наконец, произнес:
— Ну, парень, что ты мне хочешь рассказать?
Витек пожал плечами. Он-то как раз ничего рассказать не хотел. Если бы хоть сказали, о чем рассказывать, тогда, может, и выложил бы, что к чему. О том, что с ним произошло, он уже рассказал пять раз, так зачем повторяться?
— Как все это произошло, говори! — подсказал ему бригадир и толкнул его локтем в бок.
Витек, наконец, понял, что от него требуется, и начал рассказывать по новой:
— Ну, мы, значит, остановились у обочины. Я, значит, вылез из машины и пошел к ларьку за пивом. Когда брал пиво, то спиной стоял. Вдруг слышу: «Бах! Бах!» Оборачиваюсь, возле нашей тачки стоит какая-то «девятка» с затемненными стеклами и, оттуда кто-то палит из пушки. Раза три-четыре стрельнули и погнали прочь. Я даже номера не заметил, они были грязью замазаны. Ну, думаю, все, конец ребятам! Подошел, глянул — мать честная, у Сани и Коляна бошки разорваны! Потом смотрю, народ остановился и глядит на тачку. Ну, что я буду светиться при всех. Щас, думаю, ментуру вызовут. Ну, я и ходу оттуда, чтоб меня не загребли. Вот и все...
Назар внимательно слушал рассказ парня, старясь ничего не пропустить. Но так и не услышал ничего важного.
— Так что это за «девятка» была? Можешь описать? — уточнил он. Его-то во всей этой истории больше всего волновало одно — кто посмел поднять руку? Жизни парней были такой мелочью, что не стоило на этом и заостряться.
— "Девятка", как «девятка»! Обычная, цвета мокрый асфальт, с тонированными стеклами, — ответил Витек. — Никаких опознавательных знаков у ней не было.
— Откуда же она взялась?
— Понятия не имею! — недоуменно пожал плечами парень. — Вылетела откуда-то и как тормознет возле нашей тачки! Хотя нет! Саня что-то говорил про слежку!
— Какую еще слежку?
— Ну, вроде как кто-то у нас на хвосте сидел, когда мы выручку собирали. Вроде Саня эту «девятку» еще раньше засек. Он еще попросил Коляна побыстрей ехать, чтобы, значит, оторваться. Ну, Колян скорость прибавил, и мы вроде оторвались. Значит, она нас догнала!
Назар покачал головой. Его лицо помрачнело еще больше. Витек почувствовал себя совсем плохо. Похоже, над его головой сгущалась большая черная туча.
— Не догнала она вас, а следом шла, — жестко проговорил авторитет. — Эти сволочи момент выжидали, чтобы вас, козлов, мочкануть. И выбрали подходящее место. Самое шумное и самое многолюдное.
— Почему самое многолюдное? — удивился бригадир. — Не могли где-нибудь в переулочке?
— Могли, но не хотели. — Назар хмуро смотрел на него. — Наоборот, хотели показать, что они ничего не бояться. Могут ночью шлепнуть, могут среди бела дня, могут в подворотне, а могут и на центральной площади. Вот цель всего этого! Парни были пешками! С них и пошли. Надо только выяснить, кто партию начал.
Бригадира с Витьком отпустили. Парень больше ничего вразумительного сказать не мог. Потому как не знал. Что с него возьмешь? Пешка!
Назар остался вдвоем со своим верным оруженосцем Петькой Кучером. Он ему доверял полностью, потому как тот был проверен в боях и никогда не подводил. Всегда стоял за хозяина горой. Назар посвящал его во все и даже интересовался его мнением. Хотя и решал всегда по-своему.
— Как думаешь, кто наехал? — спросил его Назар.
— Да, кто-кто! — сходу бросил Кучер. — Кто-нибудь из твоих «друзей», Саныч. Все им покоя не дают твои наделы. Так и хотят тебя подвинуть.
Назар мотнул головой.
— Ясно дело, кто-то из наших долбанных авторитетов. Не от банкиров же привет! Только вот кто конкретно. Как узнать, а? Вот незадача.
Кучер махнул рукой.
— Никакой задачи, Саныч. Завтра узнаю. Поспрашиваю знакомых пацанов из других организаций, может, кто что знает.
— Сомневаюсь. Никому не охота маслину получать. Все будут свое очко прикрывать. Даже если знают.
— Тогда как узнать? — уточнил Кучер. Хотел, чтобы хозяин дал указание. Как скажет, так он и будет действовать. Своей головой не хотелось думать, слишком стремно.
— Я так думаю, надо брать за жабры исполнителя.
— Где ж его возьмешь? Они же удрали и даже не представились. Нет, чтобы крикнули: «Привет, мол, от Кривого!».
Назар возмущенно крякнул. Он так делал всегда, когда был чем-то недоволен. Кучер это знал и втянул голову в плечи. И Назар высказал свое недовольство:
— Ты Кривого не трожь! У нас с ним полное согласие. Никаких разборок давно уже нет. Это мой лучший кореш среди авторитетов. Он никогда бы не наехал, не предупредив.
— Я и не трогаю, — виновато сказал Петька. — Просто с языка сорвалось...
— Исполнителя заказа брать надо! — жестко сказал Назар и внимательно посмотрел на ординарца. Сообразит или нет? Нет, не сообразил. Потому что соображает медленней, чем хозяин. И тогда он внятно произнес: — Следующего заказа.
— Какого еще следующего? — удивился Кучер. Вроде бы ни о каком другом заказе речи пока не шло!
— Такого! — огрызнулся Назар. — Ты думаешь, это первый и последний? Скоро жди еще один наезд. Они не успокоятся. Будут наезжать, пока мы не ответим. А мы не ответим до тех пор, пока не будем точно знать, кому отвечать. Понял? Так вот, надо сделать так, чтобы хоть один живой исполнитель попал нам в руки. И вот тогда мы из него вытрясем все!
Задача Кучеру была поставлена. Невыполнение грозило серьезной санкцией хозяина вплоть до расстрела. Ну, может быть, до этого и не дошло бы, но получил бы по заслугам на полную катушку. Поэтому Кучер был подавлен и напуган. Как взять исполнителя, если не известно ни место следующего теракта, ни время, ни что именно произойдет? Невыполнимая задача. Опередить заказчика на один шаг практически невозможно. Остается одно — как следует поработать с информаторами и знакомыми боевиками из других банд. Может, кто что и брякнет. Хотя вероятность получения нужной информации нулевая.
Назар решил все же для начала устроить небольшой сходнячок. Собрать в каком-нибудь кабаке всю честную братию под видом дня рождения и попытаться выведать у подвыпивших «корешей», кто из них такой нетерпеливый, что решил опять заняться наездами на своих коллег, чтобы освободить территорию. Вдруг кто и проболтается. И тогда без всяких церемоний убрать его с глаз долой, чтобы духу его не было в этом городе, да и в любом другом тоже. На этой войне с врагом не договариваются, его уничтожают.
Когда оперативники под руководством полковника Самохина прибыли на фирму «Реком-строй», там еще толкались основные массы сотрудников. Многие, правда, пребывали в оцепенении, а некоторые так вообще в прострации после известия о гибели гендиректора. Никто не понимал, за что можно было убить такого хорошего человека, как Кравцов, который и мухи в своей жизни не обидел. Ну, разве что выгнал двух-трех сотрудников за нерадение. Не из-за ревности же его убили, после того, как жена убийцы один раз осталась в кабинете директора до полуночи! Не из-за банальной мести, наказав директора за то, что он в далекой юности бросил любимую девушку, потому что стал голубым!
Версии выдвигались самые несуразные, и чем бредовей они были, тем больше походили на правду. Например, одна женщина из числа плановиков утверждала, что директора убили именно на почве любви. Он якобы совратил жену одного своего сотрудника, фамилию которого не называли, но все и так догадывались, и тот якобы заказал директора, чтоб не повадно было. Но какие бы слухи не ходили по кабинетам, в конце концов, все сходились в одном — причиной убийства, скорее всего, были большие деньги. И через час уже мало кто сомневался в том, что убийство произошло на почве проклятых денег, которые кто-то кому-то почему-то не дал. То ли директор кому-то, то ли директору кто-то. Осталось только выяснить, кто кому чего не дал. Но как бы ни хотелось всем обнаружить виновника, в сплоченном коллективе фирмы, который сплотился еще больше после трагедии, такого не находилось.
В этот момент появилась оперативная группа, которой предстояло выслушать все имеющиеся мнения, просеять слухи и домыслы, а затем свести воедино полученную информацию. Из которой сформировать более менее удобоваримую версию, пригодную для того, чтобы доложить о ней руководству.
Первым допросили заместителя генерального директора по общим вопросам Виктора Полозкова, поскольку именно о нем нелицеприятно высказался водитель Кравцова Николай. А ведь персональный водила иной раз знает больше, чем кто бы то ни было, чем даже жена или любовница.
Импозантный молодой мужчина сидел в роскошном кабинете и чувствовал себя непричастным ни к чему. Самохину так и показалось, что Полозков вообще посторонний человек, настолько равнодушно он воспринимал все, что касалось убийства его начальника. Может быть, даже в душе он вообще был рад тому, что того убили, если исключить версию, что он же сам его и заказал. Хотя почему исключить?
— Не могу понять, кто и за что его убил! — вальяжно бросил Полозков, словно речь шла о каком-то председателе кабинета министров какой-то азиатской страны, до которой лично ему не было никакого дела. Все же сейчас речь шла об убийстве его непосредственного руководителя и, вполне может быть, близкого человека.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...