ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Крови в этом месте натекло прилично. Значит, раненая вполне могла скончаться в машине «скорой» просто от ее потери. Следов присутствия какого-то третьего лица, который мог бы быть настоящим убийцей, просто не находилось.
И Самохин начал склоняться к мысли, что убийцей мог быть и Мещеряков. Осталось только допросить его самого и попробовать понять из его слов, насколько он правдив. Но тут прибыли менты из ближайшего отделения милиции — капитан Смирнов с недотепой сержантом, который упустил Олега из-под самого своего носа. Капитан выяснил у оперативников, кто у них главный, и ему показали на Самохина. Мент потоптался немного рядом с полковником и, выбрав подходящий момент, когда рядом никого не было, коротко доложил, что задержанный сбежал. Причем сделал это так бестолково, что полковник поначалу даже не въехал в тему.
— Тарищ полковник, в общем... — капитан замялся, не зная какими словами выразить то, что он здорово обделался.
— Что? — буркнул Самохин, думая о своем.
— Он сбежал.
— Кто?
— Задержанный.
— О каком задержанном идет речь? — уточнил Самохин, продолжая размышлять на тему виновности или невиновности этого самого задержанного.
Капитан развел руками и сказал:
— Мещеряков. Тот самый, которого мы задержали вчера вечером на месте этого самого преступления.
Самохин резко повернулся всем корпусом, задев капитана локтем.
— Как это сбежал?
— Из машины, — Смирнов втянул голову в плечи. — Наш газик, который вез его к вам в Управу, попал в аварию. Пока мои ребята разбирались с этим козлом, который влетел в них на перекрестке, он и сбежал. Сумел как-то открыть дверь.
У Самохина без преувеличения глаза полезли на лоб. Давненько он так не удивлялся, как сейчас. Он-то был почти уверен, что бизнесмен не виновен, что его обвинили несправедливо, что улики докажут это с легкостью. И если бы он сам лично допросил Мещерякова, он бы в этом уверился окончательно. Но теперь, после его побега, об уверенности говорить рано. Неужели, так оно и есть — этот коварный тип убил женщину, с которой его связывали какие-то непонятные отношения, вполне возможно, финансового характера. Может быть, он убрал эту женщину, потому что боялся разоблачения в каком-то преступлении? Тогда нужно как можно быстрее выяснять, что это за женщина и какое она имеет отношение к Мещерякову.
— Да как же вы упустили? — только и мог сказать полковник.
— Сам не пойму... — пожал плечами Смирнов. — Сержант прошлепал!
— Получите строгий выговор от начальства! И премии вас лишат! Обещаю!
— Есть... — тихо пробормотал капитан и отошел в сторонку, чтобы не светиться под грозными очами полковника из угро.
Самохин тут же звякнул по мобильному Косте и приказал явиться во двор на летучку. Корнюшин с Тарасенко обошли только по десятку квартир, больше не успели, и спустились вниз. Впрочем, ходить дальше было совершенно бессмысленно.
— Ничего! — доложил Костя. — Никто ничего не видел и не слышал! Все как будто спали! Видели только скопление народа, когда «скорая» с милицией приехали. И все!
— Ладно! — Самохин махнул рукой. — Это сейчас не главное!
— А что главное? — поинтересовался Тарасенко.
— Подозреваемый сбежал, вот что! — нахмурился полковник. — Теперь ищи его! Как будто у нас других забот нет! Надо объявить план «Перехват». И ловить особо опасного преступника. Пускай его все посты ловят! Если он еще в городе, то поймают. Не ускользнет. Хотя, мне почему-то кажется, несмотря ни на что — он эту женщину не убивал.
— Почему это? — удивился Костя. — Мог и убить. Он бандит, ясно! Убил бабу, сбежал из-под охраны! Просто рецидивист какой-то! Еще хорошо, что он сержанта не убил, который его сопровождал! Наверное, просто вырубил! Ударом по почкам!
— Да не вырубил он! — отмахнулся полковник. — Машина, на которой его перевозили, в аварию попала! Он воспользовался заминкой и сбежал!
— А-а! — отмахнулся Костя. — Все равно он бандит! Что бы вы мне, Аркадий Михалыч, не говорили! Сейчас все эти бандиты под бизнесменов косят. Понаоткрывают фирм для прикрытия, и занимаются черт-те чем! Не подкопаешься!
— Я согласен с Костей! — поддержал его Тарасенко. — Честный, порядочный, невиновный ни в чем человек не будет от милиции бегать! А бандит будет! И убийца тем более! Это он сначала хотел под порядочного косить, «скорую», там, вызвал, милицию. А когда понял, что его взяли за холку, он в бега! Все тут ясно!
Самохин сокрушенно помотал головой, выражая этим свое несогласие с мнением подчиненных. Что-то они очень простодушно мыслят! Как простые обыватели! Плохо это! Особенно для опера! Опер должен не на свои эмоции полагаться, и не на примитивную логику, а на факты и доказательства! Да, не набрались еще опыта его ребята!
— Да не будет директор фирмы такими методами пользоваться! Не будет! Даже если он бандит! Ну, не урка же он отмороженный, чтобы вот так, перо в бок... — Полковник безнадежно махнул рукой. — В общем, так! Ты, Костя, дуй в морг, куда со «скорой» отвозят, и попытайся как-то установить, что это была за женщина, убитая! Может, у нее в кармане бумажка какая найдется с номером телефона! Хоть что-то должно навести на ее координаты. А мы с Юрой поедем на дом к этому беглецу! Там что-нибудь разузнаем!
— А чего к нему ехать! — подал голос капитан Смирнов, который торчал неподалеку. И показал рукой на подъезд. — Он в этом доме живет. Квартира шестьдесят восемь вон в том подъезде на восьмом этаже.
— Откуда ты знаешь, капитан? — спросил Костя.
— Оттуда! — проворчал Смирнов, недовольный тупостью оперативников из Управы. — Он нам паспорт свой оставил. И права. И бумажник. И мобилу. Мы же его всего выпотрошили, когда задержали.
— Так чего ж ты! — возмущенно высказался полковник. — Может, он дома сидит!
Нет, эти менты «с земли» просто какие-то урки! То у них задержанный из-под конвоя сбегает, то они поймать его не могут на квартире по соседству с отделением. Ну, просто ленивые, избалованные тюфяки, которые не видят дальше козырька форменной фуражки. Ей-богу, одна извилина в голове, и та вмятина от этой самой фуражки!
Но капитан Смирнов на этот раз не ударил в грязь лицом.
— Нет его дома! Мы уже были там полчаса назад. И оставили своего человека. Он что, идиот, домой приходить?
В его словах была определенная логика, и Самохин пожалел, что погорячился и зря навел на него критику. Да, бандит этот Мещеряков или не бандит, а только у него наверняка хватит ума не появляться у себя дома в ближайшее время.
— Тогда надо хоть жену его допросить? — сказал он. — Или кто там у него дома живет! За мной!
И полковник быстрым шагом направился к подъезду. Тарасенко поспешил за ним.
Костя Корнюшин махнул рукой и пошел к своей «девятке», которая отдыхала неподалеку на выезде со двора.
Глава 10
Когда Олег приехал в особняк авторитета, и охранник доложил о его прибытии Назару, тот как всегда еще нежился в постели со своей подругой Светкой, девицей легкого поведения, но тяжелого характера. Она была довольно капризна и своенравна, могла отшить любого матом, могла даже подраться, если ее выводили из себя. Может быть, именно такой тип женщины и нравился больше всего Назару, потому что он сам был таким. Светка в свои двадцать шесть выглядела неплохо, потому что всегда заботилась о своей внешности и следила за своим телом. Несмотря на то, что лет пять отпахала на панели. После знакомства с Назаром она бросила свою древнейшую профессию и стала ублажать только одного человека, которого, может быть, по-своему любила. Она доставляла ему изредка некоторые хлопоты скандального характера, но зато в постели показывала все, чему научилась за годы практики, и Назар был очень доволен своей пассией. Конечно, ни о какой женитьбе и речи не шло. Как вор в законе, он просто не имел на это права.
И в гостиную к Олегу Назар спустился раздраженным и злым. Ну, а как не злиться! Опять заявился его ситный друг с очередной своей надуманной проблемой, которую он пытается решить с помощью криминала. Конечно, другу детства надо помогать, но уж очень навязчивы становятся просьбы. Тем более, сейчас, когда у него, Назара, столько своих неразрешимых проблем, хоть вешайся. Причем, эти проблемы намного серьезней, чем проблемы какого грошового бизнеса!
— Ну, что опять у тебя? — недовольно проговорил Назар, плюхаясь в кресло. Он был не умыт, не причесан, и выглядел, как биндюжник с большой дороги, несмотря на шикарный махровый халат, в вырезе которого на груди мелькали живописные татуировки.
Олег вкратце поведал ему все, что произошло вчера вечером и сегодня утром, и заключил рассказ своим подозрением о подставе.
— Да кому нужно так тебя подставлять? — лениво зевнув, высказался Саня. — Если бы хотели тебя убрать, шлепнули бы и всех делов! Сейчас это просто. Договариваешься с посредником, он с другим, а тот с третьим. Никто в жизни не узнает, кто был заказчиком. Омерта!
— А если это не подстава, то что? Злосчастное стечение обстоятельств?
— А я почем знаю, что! — махнул рукой Назар. — Знаю только, что ты, Олег, вляпался в дерьмо по самые уши. Вот теперь сам и расхлебывай! У меня таких связей в ментуре нет, чтобы тебя от этого дерьма отмазывать.
— Но я ведь ее не убивал! — с отчаянием в голосе проговорил Олег. — Понимаешь, Саня! Я не виноват!
— Понимаю, — согласился авторитет. — Только не пойму, за каким чертом ты полез эту бабу спасать! Ну, пырнули ее, и хрен с ней! Одной дурой меньше! Нечего вечером одной ходить! Должна знать, что у нас криминальная обстановка ужасающая! На всех углах об этом кричат!
Олег с неприязнью смотрел на него и понимал, что его друг прав. По-своему прав. Этот человек, скорее, сам пырнет пером в бок, чем полезет кого-нибудь из-под пера спасать. Не такая у него мораль! И, конечно, вряд ли он станет на ментуру давить ради его спасения. Зачем ему связываться с ментурой? Только шишки на свою голову получать! Но в одном-то он наверняка не откажет!
— Я понимаю, конечно, что сам должен выпутываться, — сказал Олег. — У тебя своих дел невпроворот. Но мне сейчас где-то пересидеть надо. Некоторое время. Понимаешь, Саня! Не могу же я у себя дома торчать! Тут же менты загребут! Наверняка уже пост установили.
— Ясное дело, загребут, — согласился авторитет. — Даже не ходи туда. Но и здесь оставить я тебя не могу, Олег. Пойми!
— Почему?
— Потому! — Назар скорчил недовольную физиономию. Пододвинулся к Олегу поближе, уставился глаза в глаза. Его взгляд был суров и даже жесток. — Ты думаешь, в ментуре не знают, что мы с тобой друзья детства? Знают! У них там на меня полное досье! И ты там тоже фигурируешь! Они за каждым моим шагом следят. Не дай бог, где вляпаюсь, тут же за холку и в хату! На днях у меня в ресторане сходняк был! Откуда, собаки, узнали, не пойму! Понаехали, всех мордой в пол и в кутузку. Двоих пришлось отмазывать за такие бабки, до сих пор жалко! А так бы загребли за хранение огнестрельного. Так что я тебе, Олег, советую побыстрей отсюда сваливать!
— Выгоняешь? — угрюмо спросил Олег.
— Дурак ты! — Саня откинулся на спинку кресла и смачно зевнул, раскрыв рот на всю ширину. — Я ж тебе говорю, они за каждым моим шагом следят. Сейчас приедут, тебя увидят и нас обоих в одну камеру! Тебя за побег, меня за укрывательство. Не беспокойся, они мой адрес хорошо знают. Уже раз десять тут шмон наводили! Так что давай, давай, не рассиживайся!
— Куда ж мне податься? — вздохнул Олег. — Больше пойти некуда!
Назар был неумолим.
— Найдешь, если захочешь. У тебя что, больше друзей нет? Подруг нет, о которых никто не знает! Наверняка, есть! Вот у них и спрячься! Если подруга тебя любит, никогда не заложит. — Назар помолчал немного, о чем-то задумавшись, и пробормотал: — Хотя может и отомстить, если чем-то обидишь!
Послышались легкие шаги по лестнице, и в гостиную впорхнула подруга Светка. Она была недовольна, по-видимому, тем, что возлюбленный оставил ее наедине предаваться сексуальным фантазиям вместо того, чтобы непосредственно заняться их воплощением в жизнь. Короткий шелковый халатик едва прикрывал ее наготу, и в щели между полами Олег заметил полное отсутствие каких-либо трусиков.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...