ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Он принимал Назара у себя в гостиной, предложив в качестве угощения любимые виски гостя — «Джонни Уокер». Назар с удовольствием вылакал весь бокал и поставил его на столик, надеясь, что ему нальют еще. Но Борода не торопился наливать, решив сначала разобраться в деле на трезвую голову.
— Кривой совсем оборзел! — пожаловался Назар. — Начал с наездов, закончил откровенным грабежом! Поначалу я терпел, но мое терпение кончилось! Он подписал себе приговор! Даже если ты, Сергеич, будешь против, я замочу эту гниду!
Борода спокойно выслушал его восклицания, чуть-чуть прикрыв усталые глаза. Наконец, медленно повернул голову и пристально посмотрел на Назара. Тот поймал на себе пронзительный взгляд его пустых серых глаз и вдруг почувствовал себя неловко, словно сказал какую-то нелепость.
— А ты зуб даешь, что это он? — в упор спросил Борода.
— А кто еще! У меня есть люди, которые на него указали. Он мочил моих бойцов среди бела дня, он устроил взрыв в моем кабаке, он заказал моего друга, комерса.
Борода сокрушенно покачал головой.
— Ну, положим, ты тоже не отсиживался по кабакам. Насколько мне известно, именно ты устроил перестрелку в жилом доме, где он торчал у своей бабы!
— Это были мои ответные действия! Он начал войну, Сергеич, он! У меня есть показания свидетелей.
— Что у тебя за ментовской жаргон, Саныч? — поморщился Борода. — Может, ты уже работаешь на ментов! Тогда это ты подписал себе приговор, а не он!
— Не работаю, успокойся! — махнул рукой Назар. — Если б работал, Кривой давно бы уже зону топтал! Я бы его сдал с потрохами. А так приходится разбираться с ним обычными методами.
Борода отхлебнул пива из высокого стакана, громко причмокнул, поставил стакан на столик. В отличие от Назара он любил пиво, и мог пить его хоть весь день. Что и делал. Правда, пил его не тремя литрами в один присест, как пьют пивные фанаты, а маленькими глотками в течение многих часов. Таким образом, пивной вкус постоянно ощущался у него во рту, но он совершенно не пьянел.
— Выходит, ты рассчитался с ним за все! — слегка пожал плечами Борода. — Что ты еще хочешь?
— Найти свои бабки! — рявкнул Назар. — Это он сжег моего лучшего кореша и взял мои деньги! Он не имеет права жить!
— У тебя, что, есть верная наколка? — уточнил смотрящий. — За парафин судить будем! Сам знаешь наши порядки!
— Я найду эти бабки! — уверенно пообещал Назар. — Чего бы мне это ни стоило! Причем, найду их у Кривого за пазухой! И тогда никто не сможет упрекнуть меня в оговоре. Он получит то, что давно заслужил.
— Ищи! — согласился смотрящий. — Попробую тебе помочь, но ничего не обещаю! Поспрашиваю у некоторых уважаемых людей. Если они ничего не знают, тогда извини. Но войну продолжать я тебе не позволю! В городе бардак начнется. Менты всех чесать будут. Все наши дела на время прикрыть придется. Разбирайтесь меж собой, но войне здесь не быть! Мне в городе нужен порядок!
— Вот когда эту гниду придушу, тогда и будет порядок! — проворчал Назар.
Назар уехал от смотрящего в скверном расположении духа. Плохо, что Борода против его действий, законных действий, если разобраться. Да и вряд ли он ему чем-то поможет. Скорее всего, даже в криминальном мире никто не знает, кто совершил теракт у банка. Потому что тот, кто его устроил, не будет ставить об этом в известность постороннее лицо. А раз о нем знают только люди заинтересованные, то они будут молчать даже под страхом смерти.
Деньги похищены Кривым — в этом Назар не сомневался. Потому как больше никто такую пакость сделать не мог. Залетных грабителей он отмел сразу. Где им иметь своего человека в банке? Этот человек может быть прикормлен только каким-то местным вором. На это ведь надо слишком много времени, а у залетных его нет. Значит, надо искать деньги в доме Кривого, пока он не заховал их в какой-нибудь неприметный банк. Назар был просто уверен, что Кривой ворованные баксы держит у себя в особняке. И для того, чтобы их вернуть, остается только одно — взять штурмом этот чертов особняк, отобрать кровно заработанные бабки, а заодно расправиться с хозяином дома. Слишком много крови он попортил за последние дни.
И Назар объявил всеобщую мобилизацию. Приказал всем своим звеньевым и бригадирам собрать всех бойцов, кто есть в живых, проверить вооружение и быть готовыми выступить в поход. Бойцов оказалось не так много — человек пятнадцать самых отпетых головорезов, да еще Назар надеялся на помощь Метиса. Он созвонился с ним по секретному телефону, который постоянно проверяли на отсутствие прослушки, рассказал о подлом теракте Кривого и договорился о помощи. Метис согласился с ним, что только Кривой мог это сделать.
— Без сомнений, это он! Так что я тебе помогу. Он меня тоже достал.
— Значит, будем его брать вдвоем! — сделал вывод Назар.
— Когда ты хочешь выступить? — спросил Метис.
— Немедленно! Пока Кривой не заныкал мои бабки в какой-нибудь банк. Сегодня, как стемнеет, будем брать!
— Ладно! — согласился Метис. — Подошлю моих ребят к его халупе часам к девяти. Десятка парней тебе хватит?
— Только самых надежных? — уточнил Назар. — И проверенных в бою.
— Надежней не бывает!
Получив одобрение Метиса, Назар воспрянул духом и отдал приказ всем своим силам подтягиваться к девяти вечера в район поселка Дубовец, где располагался особняк Кривого. Он хотел использовать фактор внезапности и взять особняк штурмом с минимальными потерями. Каким бы охраняемым не был этот бастион, против двух десятков вооруженных до зубов бойцов он не устоит ни за что.
За полчаса до отъезда к Назару в гости прибыл его лучший друг Олег. Авторитет хотел послать его подальше, сказав, что занят подготовкой к штурму и больше его ничто не волнует. Тогда Олег сообщил ему о гибели Грудова от руки наемного киллера. Услышав эту потрясающую новость, Назар смилостивился и обратил внимание на друга.
— Собаке собачья смерть! — буркнул авторитет, нацеливаясь на дверь.
— Как думаешь, кто его грохнул? — задал сакраментальный вопрос Олег.
— Кто, кто! — Назар не сомневался ни секунды. — Кривой, конечно! Я сейчас к нему в гости собираюсь. Со всеми своими бойцами. Он у меня, гнида, бабки спер. Крыса!
— Много?
— Достаточно для того, чтобы лишить его жизни, — уклончиво ответил авторитет.
— Я с тобой! — сходу решился Олег. — Ствол у меня есть! Добавишь маслят? А то восемь пуль маловато будет!
Он вынул «макар» из-за пазухи.
— Добавлю! — Назар посмотрел на него другими глазами. Не ожидал он, что этот бизнесменишка способен отправиться на настоящую бойню. Видно, совсем потрепала его жизнь и достали невзгоды, раз он готов биться насмерть с чужим врагом.
— Мне сейчас все равно делать нечего! — объяснил Олег.
— Тогда пошли! — Назар направился к двери.
Но Олег придержал его за локоток.
— Слушай, Саня, надо от машины грудовской избавиться! А то ведь если ее здесь найдут, подумают, что это ты его грохнул.
— Да, ты прав! — сходу согласился авторитет. — Скажу ребятам, чтоб отогнали куда-нибудь подальше.
Олег посмотрел ему в глаза. Они были пустые и холодные. Олегу даже стало не по себе. Саня понемногу становится затравленным зверем. Хоть бы что-то шевельнулось человеческое. Олег усмехнулся, чтобы немного взбодриться.
— Вот пускай к особняку Кривого и отгонят! — предложил он. — Тогда на него менты и накатят.
Назар остановился на выходе, и на его губах дернулось что-то похожее на ухмылку.
— А ты хитер, мой друг, — пробормотал он. — Может, даже хитрее, чем я.
Но Олега его похвала только покоробила.
К девяти вечера почти стемнело. Бледный свет луны бросал на землю только какие-то мутные пятна. По тактическим соображениям это было очень выгодно. В сумерках хорошо устраивать всякие передислокации войск. Большие объемы вроде домов, заборов и машин еще видны, а вот людей противник уже не различит. Сколько и куда они перемещаются, непонятно. И то, что они уже окружают его особняк по периметру, ему неведомо. Пока охрана не засекла. А она, похоже, такая же бдительная, как пьяный сторож со склада садового инвентаря. Подстать хозяину. Даже не заметила, как вооруженные бойцы Назара подобрались к самому забору и сейчас прятались за стволами редких деревьев. Осталось преодолеть последнюю преграду и в бой. Перебить охрану, если она еще не спит, ворваться в дом, отыскать в дальней спальне авторитета и отдать его на откуп победителю. То есть Назару. А уж он решит, что с ним делать. Скорее всего, не помилует. На горящие угли голой задницей посадит, чтобы выяснить, где украденные деньги.
Бойцы, вооруженные до зубов, подъехали на шести машинах, оставили их в прилегающем к поселку лесочке, и пешочком добрели до усадьбы. Рассредоточились по всей территории, заняли позиции, изготовившись к стрельбе, и стали ждать команды «генералиссимуса». Но Назар отдавать приказ к штурму не спешил. Надо было разведать обстановку в укрепленном по всем правилам фортификационной науки особняке и дождаться подкрепления — бойцов, посланных Метисом.
В самом особняке происходили какие-то непонятные шевеления. Почти во всех комнатах горел свет, в освещенных окнах обоих этажей мелькали какие-то тени, доносились раскаты музыки и громкие голоса. Шла обычная вечерняя жизнь, под завязку наполненная развлекаловкой, и, похоже, никто не подозревал, что вот-вот ночная тишина взорвется огнем всех орудий.
Олег находился в «ставке верховного главнокомандующего» и был в курсе всего. Ему выдали парочку полных обойм, которых должно было хватить на тот случай, если Олегу вдруг взбредет в голову влезть в перестрелку. И Олег даже горел желанием пострелять.
— А ты уверен, что Кривой там? — спросил он у Назара, как всегда мешаясь у авторитета под ногами.
— А где же еще! — недовольно проворчал Назар. — Мои люди отследили его. Они вели его «лендкрузер» от ресторана, и он привел их именно сюда.
— Тогда чего мы ждем? Чтобы нас засекли телекамеры?
По углам высоченного бетонного забора торчали камеры, которые обозревали как участок перед домом, так и прилегающую к забору территорию. Бойцы расположились в самых темных местах, стараясь не попасть в сектор обзора. Хотя в спустившихся сумерках их могли камеры и не заметить. Назар, впрочем, на камеры внимания не обращал — заметят их, не заметят, большой разницы нет. В любом случае, из особняка никто уже живым не выйдет — он окружен плотным кольцом бойцов, которые получили приказ стрелять в любую живую мишень на поражение.
— Я жду Метиса! — пробормотал Назар, разглядывая светящиеся окна особняка. — Он должен быть здесь! Если сам не приедет, то пришлет своих бойцов.
— Что-то его не видно!
Олег бегло осмотрел окрестности. Никакого пополнения не наблюдалось. Вокруг была тишь да гладь, словно в таежной глуши. Невдалеке чернело пятно безмолвного леса. Сзади шла грунтовка, которая огибала лес и выходила на шоссе. Она была пустынна и тиха. С другого фланга располагался соседний особняк какой-то городской шишки за таким же высоким забором, как участок Кривого, и оттуда не доносилось ни звука. Наверное, большой начальник засиделся на работе и приедет домой только к двенадцати.
— А ты что предлагаешь? — резко бросил Назар.
— Справляться своими силами.
— Можно и своими, — пробормотал авторитет. — Только судя по шуму в доме, там народу полно! И все, поди, со стволами. Если туда вломиться, мочилово конкретное начнется. Мне просто своих людей жалко. А так хоть половина его будет!
— Тогда ждем, — согласился Олег.
Они прождали еще полчаса. Ничего. Назар звякнул Метису на мобильник, но пришел ответ, что абонент не доступен. Где он, в пути или в кабаке, непонятно! Может, вот-вот подойдет, а может, и нет. Одно ясно — Метису больше нельзя верить ни на грош! Обманет, нерусская морда! Забили стрелку, опоздание на пять минут уже оскорбление, а тут полчаса.
— Начинаем! — сказал Назар. — Если едет сюда, будет в резерве!
Он отдал распоряжения бригадирам. Те пошли к своим бойцам, расставили их вдоль забора через равные промежутки. Основные силы сосредоточили на воротах. Тактика штурма была проста, как сапог, — ворота на воздух, и в двери, в окна со всех сторон.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...