ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Тот записал все паспортные данные в журнал. Но документы возвращать не спешил. Капитан повернулся к Олегу.
— Извините за формальность. Нам надо снять отпечатки ваших пальцев. Без этого никуда. Вы садитесь вот сюда! — И кивнул сержанту. — Сними с него пальчики.
Олег сел на предложенное место. Посещение ментуры ему все меньше нравилось. Хотя никто на него не кричал, и тем более никто его не бил, но Олегу показалось, что его сейчас оприходуют, обыщут, отберут все вещи и проводят в камеру. Сержант вынул чистый формуляр дактилоскопической карты и коробочку с поролоном, пропитанным черной тушью. Начал по очереди пачкать в туши пальцы Олега и прикладывать их к бумаге. Листок был разграфлен на квадраты, и каждый квадрат предназначался для определенного пальца.
— Расскажите, что вы видели там, во дворе, — спросил капитан и кивнул старлею.
Тот вынул формуляр для протокола, взял на изготовку ручку и приготовился записывать.
Олег откашлялся. И решил рассказать все, что произошло. Ему скрывать было нечего. Но начал говорить торопливо, сбивчиво и отрывисто.
— Я подъехал на своей машине к дому. Я в этом доме живу. Вылез, закрыл дверцу. Вдруг слышу, в кустах возня. Мужская ругань и женский крик. Приглушенный такой крик. Видно, он ей затыкал рот. Я понял, что какой-то мужик женщину насилует. Или еще что.
Стралей небрежно записывал его показания. Писал быстро, часто сбивался и что-то выправлял.
— Не торопитесь, помедленней, — наконец сказал он.
Олег кивнул и принялся рассказывать снова, уже более обстоятельно и подробно.
— Ну, я и рванул туда, в кусты! А там мужик какой-то над женщиной склонился, она уже на земле лежала. Ну, я ему по зубам дал! Думал, сейчас заломаю и в милицию. Но он устоял на ногах и мне в ответ по зубам. Я немного пришел в себя и хотел его достать. А он уже повернулся и бежать! Как ломанулся через кусты! Я бы все равно его не догнал. Спрашиваю женщину, как она. Она стонет. Я к ней наклонился, а у нее кровь. Приподнял, чтобы оттащить на свет, а она говорит, нож, мол, у меня. Я нож выдернул, рану платком зажал и по мобильному скорую вызвал. Вот и все.
Старлей, торопясь, записал его показания, где-то ошибся, переправил, наконец, поставил точку.
— Ну что ж, похоже на правду, — сказал капитан, но сказал это так пренебрежительно, что Олега передернуло от его тона.
— Вы что, мне не верите?
— Верим, верим, — успокоил его мент. — Только соблюсти формальности требуется. Мало ли что.
— Что? — Олег внимательно смотрел ему в глаза.
— Всякое бывает, — пробормотал капитан и отвел взгляд.
Сержант закончил снимать отпечатки и заполнил формуляр, списав данные Олега с его паспорта.
— Я могу руки опять помыть? — спросил Олег, разглядывая свои пальцы, перепачканные черной тушью.
— Да, пройдите! — махнул капитан.
Олег удалился в туалет, снова вымыл руки с мылом, чтобы они не имели такого жуткого вида. И когда он вернулся, обстановка в дежурке была уже иной. Дежурный старлей писал что-то в журнале, отвернувшись, а капитан и сержант смотрели на Олега как-то подозрительно, если не сказать злобно. Ему даже показалось, что они не верят ни одному его слову. То есть думают, что он оправдывается и пытается скрыть истину.
— Ну все, я могу быть свободен? — спросил он и увидел, как перекосилось лицо капитана.
— Обождите. Есть еще некоторые вопросы, — ответил тот.
— Какие?
— Сейчас приедет наш криминалист, он скажет, какие. Посидите пока вот тут.
Капитан Смирнов открыл дверь в какую-то маленькую комнату. Там стоял стол и несколько стульев. Видимо, комната предназначалась для допросов, которые должны быть не доступны для посторонних ушей. Олег прошел и сел на один из стульев. Капитан не стал закрывать дверь на замок, а только слегка ее прикрыл. Олег услышал, как в дежурку притопал мент, вернувшийся с места преступления. Он стал что-то вполголоса рассказывать капитану, о чем-то его спрашивал, тот отвечал. Потом капитан позвонил куда-то по телефону, стал что-то докладывать кому-то, и, по-видимому, получать указания от кого-то.
И сколько Олег не прислушивался, он так и не смог разобрать, о чем они говорят и что выясняют. И вдруг у него зазвонил мобильный телефон. Он даже забыл про него, настолько был потрясен всем происходящим. Олег выхватил трубку.
— Ты куда пропал? — нервно спросила жена. — Я тебя жду, жду! А ты все не едешь!
— Представляешь, Надь, я сижу в нашем отделении милиции! Я — свидетель нападения на женщину. Сейчас они тут все проверят, и я приеду домой. Я уже дал показания.
— Постарайся побыстрей! Жду!
Но тут открылась дверь, и в каморку зашли капитан с сержантом. На их лицах была вселенская скорбь. Словно они похоронили только что своего боевого товарища.
— Ситуация несколько изменилась, — хмуро глядя на Олега, сказал капитан. — Женщина скончалась. По всей видимости, рана у нее была смертельной.
— Жаль, — только и пробормотал Олег, не зная, что и сказать по этому поводу.
— Но это не все! — Смирнов в упор смотрел на Олега, выдержав паузу. Видно, собирался сказать какую-то важную вещь. — Дело в том, что мы нашли нож. И на рукоятке ножа обнаружили ваши отпечатки.
— Естественно! — Олег даже возмутился. — Я вытащил его из ее тела. Что, по-вашему, я должен был оставить нож у нее в боку?
Капитан поморщился.
— Нет, не оставить, конечно. Но почему-то других отпечатков на рукоятке нет. Вообще! Если бы перед вами нож держал убийца, то он наверняка оставил бы на нем свои отпечатки. Которые ваши пальцы не смогли бы стереть. А таких отпечатков нет!
— А может, он был в перчатках! — высказал предположение Олег. — Вы такой вариант не берете в расчет?
— Берем! Но пока вас придется задержать до выяснения всех обстоятельств этого дела. Слишком все это странно.
Олег возмущенно вздохнул. Кажется, его подозревают в серьезном преступлении. И, похоже, он должен сам доказывать свою невиновность. Во всяком случае, здесь защитников нет. Жаль, что он не позаботился раньше о том, чтобы завести собственного адвоката. Сейчас мог бы спокойно бросить в лицо этим ментам: «Я буду разговаривать только в присутствии своего адвоката!» Подумал об этом, но сказал совсем другое:
— И надолго?
— По закону на семьдесят два часа, — буркнул капитан.
— Это что, мне здесь три дня припухать?! — не поверил своим ушам Олег.
— Ну почему? — пожал плечами мент. — Возможно, только до утра.
— До утра?! А часа за два все выяснить нельзя?
— Можно. Но сейчас на улице такая темнотища, что на месте преступления ни хрена не найдешь! А вот завтра с утречка пораньше, может, что и обнаружим!
Вот это да! Провести ночь в милиции — об этом он даже не мечтал! У него и в мыслях не было пойти поискать себе ночлег в таком сомнительном заведении. Пожалуй, лучше бы он оставил эту бедную женщину на растерзание бандиту. Ей-то он все равно не помог — она скончалась. А себя подставил под обвинение в убийстве, от которого не так просто теперь отмазаться. И какие же дураки мы все!
— Я могу позвонить жене? — поинтересовался он.
— Можете! — сказал Смирнов. — Но только один звонок. И телефон мы у вас отберем. Это всего лишь формальность, но она предписана законом. Так что не обессудьте!
Олег набрал на мобильном телефоне домашний номер. Жена ответила сразу, наверное, сидела рядом с домашним телефоном и ждала его звонка.
— Послушай, Надя! — быстро, но сдержанно заговорил Олег. Не хотелось распространяться о своих чувствах при свидетелях. — Обстоятельства несколько изменились. Мне придется остаться здесь до утра. Ты только не волнуйся! Завтра утром все выясниться и я приду домой. Здесь какая-то непонятная ситуация. Я должен опознать убийцу.
Он выразительно посмотрел на мента. Тот кивком согласился. В принципе, так оно и было. Олег действительно должен его опознать. Если, конечно, когда-нибудь его поймают. Хотя в том случае, если его все же поймают, опознать Олегу будет трудно. Потому что в темноте он плохо разглядел его лицо. Запомнил только глаза — в них был отблеск уличного фонаря со стоянки. До сих пор видит перед собой этот спокойный, злой, уничтожающий взгляд бандита. Выходит, ловить убийцу вообще смысла нет. Лучше заняться свидетелем, который вроде как уже пойман.
Сержант Егоров обыскал карманы Олега, вынул все, что в них находилось. Бумажник с деньгами, его визитками, кредитной карточкой и записной книжкой, ручку, ключи от дома и машины, снял с руки часы и напоследок отобрал мобилу. Старлей переписал все найденные вещи в протокол изъятия и заставил Олега расписаться в обоих протоколах. Затем его проводили в другую комнату с зарешеченным окошком. По всей видимости, это была камера. Только выглядела более уютно, почти как жилая комната. В ней стояли стол, стул и небольшой топчан, на который можно было прилечь.
— Спокойной ночи! — сказал капитан. — Если захотите в туалет, постучите.
— Может, вы мне еще баланду принесете? — усмехнулся Олег.
— Могу предложить только чай, — хмуро сказал мент.
Он вышел и закрыл за собой дверь. Олег услышал, как щелкнул замок. Его заперли! Выходило так, что он оказался арестованным.
Полковник Самохин еще не ложился спать и смотрел по телевизору ночные новости, когда звякнул телефон, и дежурный из Управления сообщил, что произошло убийство на Прибрежной улице. Зарезали ножом женщину лет тридцати — тридцати трех, которую опознать не удалось в виду отсутствия у нее документов, удостоверяющих личность. Зато легко опознали убийцу, потому что у него как раз документы при себе были. Его задержали на месте преступления, хотя он и пытался выдать себя за прохожего, который якобы вызвал «скорую». Им оказался генеральный директор строительной фирмы «Корвет-строй» Олег Мещеряков. Пока есть только косвенные улики против него, то есть отпечатки его пальцев на рукоятке ножа, но на всякий случай директора задержали в местном отделении милиции до выяснения всех обстоятельств.
Самохин положил трубку и минут десять просто пялился в экран телевизора, при этом не слыша ни одного слова диктора. В его голову больше не входило никакой информации, он не воспринимал ни военные сводки с кавказского фронта, ни события на мировых биржах, ни сообщение о встрече на высшем уровне. Он думал над весьма странным фактом, который ставил всю его многолетнюю практику под сомнение — а все ли он понимает в своей профессии? Нет, в самом деле, это что ж такое делается! Генеральный директор зарезал молодую женщину в темном дворе! Он что, этот директор, маньяк? А даже если и так, то он что, вдобавок еще и полный идиот, если носит с собой на дело удостоверение личности? И зачем маньяку дожидаться «скорой помощи» вместе с милицией?
Нет, тут все гораздо проще! Этот парень никакой не маньяк, он просто зарезал свою любовницу, которая хотела прийти к нему домой и рассказать его жене об их отношениях. Вот, это похоже на правду. Хотя ни хрена не похоже! Это как же надо любить свою жену, чтобы из-за страха ее расстроить кокнуть женщину, с которой несколько раз по глупости переспал. А может быть, эта женщина шантажировала директора, требуя у него энную крупную сумму за какие-нибудь совместные махинации? И директор решил расправиться с шантажисткой с помощью кухонного ножа. Нет, и это тоже мало похоже на реальность! Директор бы нашел другую возможность избавиться от ненужного человека. Таким людям всегда может прийти на помощь киллер.
Что-то здесь не все так просто, как сообщают милицейские сводки! Надо посоветоваться с кем-нибудь из архаровцев! Может, они знают какие-то более точные детали. И полковник набрал номер телефона Корнюшина. Этот парень хоть и с ветром в голове, но иногда может сообразить что-то толковое по делу.
— Костя, тебе сообщили об убийстве на Прибрежной?
Капитан, судя по раздраженному голосу, был чем-то недоволен, но от разговора с полковником отказаться не мог. Как никак начальник! Хотя и в нерабочее время указания дает, а выполнять надо.
— Да, меня уже обрадовали, — без всякого интереса подтвердил Костя.
— И что ты об этом думаешь? — тут же спросил Самохин, очевидно, полагая, что все сейчас должны только тем и заниматься, как обдумывать странное происшествие.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...