ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Да, наверное, нельзя было сходу вываливать такое сообщение. Надо было ее сначала как-то подготовить. Например, сказать: «Милая, как ты отнесешься к тому, что меня подозревают в убийстве?» Или как-то по-другому. Но Олег был не в том состоянии, чтобы вести тактичные разговоры.
— Ты!?
— В смысле, не убил, а помешал убийце ее убить. В общем, он ее тоже не убил, а всего лишь ранил. Но в ее убийстве обвиняют меня.
Марина затрясла головой, надеясь разогнать полную путаницу в полученной информации и найти в ней хоть какое-то здравое зерно.
— Так ее убили или не убили?
— Нет! Эта женщина жива! Я это знаю точно! Но она пропала, и менты думают, что она убита. На меня думают, понимаешь?
— Понимаю, — кивнула Марина. — Хотя и ничего не понимаю. Ладно, потом разберемся, кто кого убил и кого именно ищут менты — убитую или убийцу. Ты хочешь есть?
— Очень! — кивнул он. — За целый день съел только несколько бутербродов.
— Тогда пошли на кухню.
Марина быстро приготовила ужин, погрела вкуснейшую картошку и сварила не менее вкуснейшие сосиски. Во всяком случае, так показалось Олегу, у которого от запаха пищи закружилась голова. Во время сегодняшней беготни он как-то совсем забыл о простых естественных радостях. И только почувствовав этот умопомрачительный запах, понял, насколько он голоден.
— Больше ничего предложить не могу, — виновато сказала она.
— И за это спасибо! — он с жадность набросился на еду.
У них давно сложились не очень понятные им самим отношения, которые находились на зыбкой грани между дружбой и любовью. Такие отношения частенько существует между мужчиной и женщиной, проводящих вместе много времени. Конечно, была взаимная симпатия и даже нежные поцелучики, но почему-то они так и не переходили в более близкие отношения. Наверное, сдерживающим фактором являлось все же то, что Олег был начальником, а Марина — подчиненной, то есть у них было не совсем равное социальное положение. Для кого-то это не является преградой, но Олег почему-то не мог позволить себе завалить секретаршу на диван. Это было для него слишком просто и отчасти казалось насилием над желанием женщины — ведь в этой ситуации ей было бы трудно ему отказать. Теперь они оказались в равном положении. Вернее даже Олег опустился на более низкую ступень, чем она. Марина — законопослушная молодая женщина, а он-то беглый преступник, с которого еще никто не снимал обвинения в убийстве.
— У тебя есть раскладушка? — спросил он после чая, посмотрев на часы. Первый час ночи — еще не совсем глубокая ночь, но просто он чертовски устал.
— Нету! — отрезала Марина.
— Где же мне тогда спать?
— Не догадываешься?
— Догадываюсь... — пробормотал он и вздохнул: — Но как-то в одной постели...
— Что, ты будешь чувствовать себя неловко? — усмехнулась она.
— Нет. Знаешь, Марин, прошлую ночь я провел в одиночной камере, и не сомкнул глаз. Так что мне бы только до постели добраться.
— Иди, ложись! — она пожала плечами. Он так и не понял, то ли она абсолютно равнодушна к тому, что они будут спать в одной постели, то ли старается показать, что равнодушна.
— Хорошо бы под душ!
— Давай!
Когда Олег вышел из душа, не забыв надеть трусы, Марина уже лежала в постели, и из-под одеяла торчали ее голые плечи. Она смотрела на него во все глаза, и в них он прочитал непонятное чувство сродни тоске. Ему показалось, что она чего-то очень хочет, но при этом старается отдалить это от себя. Но может быть, ему это только показалось, сейчас он был просто не в силах копаться в тонкостях женской души. Он подошел к кровати, туда, где было свободное место, и залез под одеяло.
Они лежали некоторое время молча. Олег не хотел рассказывать ей о своих приключениях, да она и не спрашивала. Она только смотрела на него и, по-видимому, ждала, когда он на что-то решится. А он продолжал прокручивать в голове всевозможные версии пропажи женщины и искал пути ее поиска. И пока не находил для себя ни одной зацепки, которой можно было бы воспользоваться и начать поиски. Так ничего и не дождавшись, Марина повернулась к нему спиной и сказала:
— Спокойной ночи, Олег Валентинович!
— Угу! — буркнул он и закрыл глаза.
Она погасила свет.
Ее тело было жарким и требовательным. Но Олег не мог решиться на то, чтобы вот так просто завладеть им. Слишком это выглядело бы наглым с его стороны. Девушка пустила его в свой дом, дала ночлег и еду, а он будет пользоваться этим, чтобы удовлетворить свою плоть. Он никак не мог пересилить какой-то свой внутренний сдерживающий тормоз, который не пускал его к ней.
Зато впервые за прошедшие сутки он почувствовал себя уверенным и спокойным. Наконец, чертовская усталость и бессонная ночь дали себя знать, и он мгновенно провалился в сон.
Ни свет, ни заря она растолкала его. На улице было еще темно, и в комнате стоял полумрак.
— Просыпайся, Олег! Вставай!
Она схватила его за руку и с силой вытолкнула из постели. Он полетел на пол.
— Ты что!? — пробормотал он спросонья, потирая ушибленный бок.
— Одевайся и уходи! — резко сказала она, зажигая бра, висящее над кроватью.
— А сколько времени?
— Пол шестого!
Она подбежала к креслу, на котором была навалена его одежда, схватила ее и комком швырнула ему. Джинсы, рубашка и свитер разлетелись в разные стороны.
— Ты должен сейчас же уйти!
— Почему? — удивился он, даже не предпринимая попытки одеться. — Почему в такую рань?
Он смотрел на ее обнаженное тело, освещенное бледным утренним светом, — на ней были одеты только маленькие трусики, — и не испытывал никакого желания покидать эту квартиру. Вернее, испытывал жуткое желание остаться. Но, похоже, вид заспанного мужчины, сидящего на полу возле кровати, не вызывал у Марины уже никаких желаний. Неужели, она искренне хочет, чтобы он ушел!
— Почему я должен уходить? — он пожал плечами. — Подожди хотя бы до утра! Утром я уйду!
На лице у нее было отчаяние.
— Они сейчас придут! Понимаешь ты или нет!
— Кто?
— Эти люди! Они тебя заберут и посадят! Ты ведь убил женщину!
У Олега что-то сместилось в голове, поскольку он отказывался понимать то, что происходит. Не достает какой-то важной детали, чтобы это понять. Кто может прийти, почему, зачем? Да, он находится в бегах, но за ним гонятся менты, а не какие-то «люди»! Какая связь может быть между его секретаршей и ментами?
— Откуда они узнали, что я здесь?
Она повернулась к нему спиной, сжалась в комок и прикрыла лицо рукой, словно не хотела, чтобы он смотрел ей в глаза.
— Десять минут назад я позвонила по одному телефону, и сказала, что ты у меня!
У Олега не было даже сил подняться на ноги. Он так и продолжал сидеть на полу.
— Зачем ты это сделала?
Марина махнула рукой.
— Не знаю! Не спрашивай! Что-то на меня нашло! Я мучалась всю ночь, пока не устала мучится! Понял! Так что уходи и все! Давай, одевайся! И проваливай!
Он мгновенно вскочил на ноги, прыгнул к ней, схватил за плечи, повернул к себе лицом, тряхнул изо всех сил. Длинные вьющиеся волосы разметались по голым плечам. Он заставил ее смотреть в глаза.
— Но зачем ты позвонила? Зачем?
— Ничего тебе не буду говорить! Ничего не хочу говорить! Позвонила и все! А теперь не хочу, чтоб тебя забирали! Поэтому уходи!
В ее глазах стояли слезы. Видно, она совсем не хотела, чтобы он уходил, и прогоняла его, чтобы спасти. Понимала, если он не уйдет — он погиб. Но все-таки перед этим позвонила. И ничего не могла с собой поделать. Позвонила по какой-то неизвестной ему причине. Очень серьезной причине.
Он схватил ее в объятия, почувствовав мягкое и податливое тело в своих руках, заглянул ей в глаза, сказал совсем тихо:
— Что с тобой произошло, Марина?
Она отвернулась и попыталась высвободиться. Но он сжимал ее тело со всей силы, и не собирался отпускать, пока она ему не скажет все. Готов был даже задушить ее в объятиях, если не узнает всей правды до конца.
— Мне обещали заплатить пять тысяч баксов, — зашептала она, — чтобы я позвонила, если узнаю, где ты находишься!
— Кто?! Кто обещал?
— Не знаю я! — в отчаянии выкрикнула она. — Не знаю! Он договаривался со мной по телефону.
— И ты за пять тысяч меня сдала! — чуть не крикнул он. Остановило только то, что сейчас была ночь и в доме стояла мертвая тишина. — За пять тысяч!
Олег отпустил ее, и она отбежала в другой угол комнаты, боясь, что он сейчас станет ее бить. Но у него этого и в мыслях не было. Он никак не мог понять, что могло между ними произойти, из-за чего Марина могла сдать его ментам или кому-то еще. По какой причине? Он отказывался это понимать!
— Я бы тебя сдала, если бы мне ничего не заплатили! — вдруг заявила она.
— Но почему?
— Потому что я хотела отомстить тебе!
— За что?
— За все! Вспомни, что произошло между нами год назад! — тихо, но горячо заговорила она, боясь разбудить криком соседей. — Вспомни! Вот когда ты вспомнишь, ты поймешь, что это моя месть! И если ты, дурак, сейчас же не уйдешь отсюда, моя месть воплотиться в жизнь! Я хочу тебя еще спасти! Беги!
— Но почему ты решила отомстить именно сейчас, когда мне и так нелегко!
— Потому что когда ты наверху, тебе мстить бессмысленно! — крикнула она. — Ты отделаешься легким испугом! А сейчас самое время для мести! — она тяжело вздохнула. — Господи, что я говорю! Сейчас тебе надо помочь! Спасайся!
Он стоял несколько минут в раздумье, силясь вспомнить, что произошло год назад, что-то такое обидное для нее, чего она даже не могла ему простить, и не мог вспомнить. Поистине, женская обида не имеет срока давности. Потом внимательно посмотрел на нее и увидел красивую голую женщину в бледном свете, стоящую перед ним на расстоянии вытянутой руки. И тут же вспомнил, что он сам стоит перед ней такой же голый. Неожиданно для него самого это показалось ему смешным — два голых человека стоят посреди комнаты и на полном серьезе выясняют отношения. Но тут же эта мысль сменилось другой — а что если она его и подставила! Она во всем виновата и сейчас хочет сдать его ментам! Может быть, это и есть ее кровная месть? Но за что? Неужели эта смешливая девушка — его злой гений, который хочет его погубить! Нет, этого не может быть, потому что не может быть никогда!
Она, кажется, говорила про чей-то телефон! Значит, она просто выполняет чьи-то указания — указания того самого магната, о котором знают все, но которого не видел никто, и который хочет свалить его, Олега!
— Беги! — напомнила она о том, что он должен сделать сейчас, сию минуту. О том, что произошло год назад, вспоминать уже было некогда. — Они могут прийти в любую минуту!
— Подожди, — прошептал он, подошел к окну, слегка отвел занавеску в сторону и выглянул наружу.
С этой стороны дома не было балконов, и ничто не загораживало обзора. Отсюда, с шестого этажа весь двор был как на ладони. Внизу на стоянке выстроился ровный ряд машин, и только у соседнего подъезда торчала темная «волга». Олег готов был поклясться, что когда он поздно вечером проходил в подъезд, «волга» тут не стояла. Возможно, это приехал ночью один из жильцов, а возможно, уже сидела наружка. Он был беглецом и подозревал всех и каждого.
Он схватил джинсы, кое-как натянул их на себя, не попадая ногой в штанину, накинул рубашку, не застегивая пуговиц, подхватил свитер, всунул в него голову, натянул носки. Когда оделся полностью, только тогда спохватился.
— Но что произошло год назад?
— Вспомни, Олег! Вспомни! Я тебе ничего не буду говорить! Ты сам должен об этом знать! И все понять! — она вздохнула. — Может, ты меня тогда простишь!
Он двинул в прихожую, зажег там свет. Она пошла за ним, провожая до двери. Он надел кроссовки, завязал шнурки, затем всунул руки в рукава крутки. Потянулся к замку и хотел уже открыть дверь. Но Марина вдруг приникла к нему, с силой впилась губами ему в губы. Он обхватил руками ее обнаженное тело, прошелся ладонью сверху вниз, от нежной шеи до мягких ягодиц, резко оттолкнул от себя.
— По какому телефону ты звонила?
Она замотала головой.
— Не помню! Там много цифр! У меня записано на листке.
— Дай мне его сюда! — приказным тоном потребовал он, и она уже не могла ослушаться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...