ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Неужели это все невероятная забота о «кореше», пострадавшем в аварии, еще подумал он? Но тут же эта благочестивая мысль улетучилась, и на смену ей пришла другая — черная и безысходная. Если бы его «кореш» действительно проявил заботу, он бы отвез его в лучшую клинику, где передал бы на руки хирургам. Значит, это не забота! Значит, это месть! За то, что не помог во время штурма. Ведь он должен был прислать своих людей и не прислал. Назар ему этого не просит. Уже не простил. Или он забрал его совсем по другому поводу? По поводу денег! Неужели Назар все узнал? Но откуда, черт возьми!
Его доставили на второй этаж и положили на кровать в довольно просторной комнате без решеток на окнах. Это была комната для настоящих гостей. Для тех, кого приглашают. Но Метиса Назар к себе не приглашал. И значит, он был пленником. Просто он находился в таком состоянии, что не смог бы сбежать при всем желании. Да и некуда ему было бежать! Все мосты за собой он уже сжег.
Санитары удалились, и Метис остался наедине с самим собой. Ровно через пять минут открылась дверь, вошел Назар, бросил хмурый взгляд на раненого и присел рядом с кроватью. Метис так и держал у себя на животе кейс с деньгами, боясь выпустить его из рук. Назар немного поизучал искаженную болью физиономию Метиса, перевел взгляд на кейс и спросил:
— Тебе лопатник не мешает?
— Нет, — пробормотал Метис. — Своя ноша не тянет.
— Своя? Ну-ка, давай его сюда! — предложил Назар и потянулся за кейсом.
Метис сжал ручку кейса со всей силы, на какую только был способен.
— Давай, не бойся! — добродушно сказал Назар и с силой вырвал ручку кейса из цепких пальцев раненого. — Что у тебя здесь, давай глянем!
Он попытался открыть крышку кейса, но та была заперта намертво. Назар покрутил колесики кодовых замков, и конечно, безрезультатно. Кейс был сделан добротно, и надо быть большим специалистом, чтобы его взломать.
— Какой тут шифр? — спокойно поинтересовался Назар.
— Зачем тебе? — спросил Метис.
— Хочу посмотреть, что в нем лежит.
— Баксы! — крикнул Метис. — Баксы! Ну и что!? Это мои наличные бабки, которые я взял с собой в дорогу. Я в столицу летел, хотел заграницей отдохнуть. Правда, Саныч! О, черт! Какая боль! Лучше помоги, Саныч, видишь, как мне больно!
— Успеется, — пробормотал Назар. — Лучше поглядим, что это за баксы!
Вдруг он резко вскочил со стула и со всего маху саданул кейсом об пол. Потом еще раз и еще. Колотил им об пол до тех пор, пока крышка кейса не раскрылась. Из него посыпались пачки долларов в банковской упаковке.
— Это мои бабки! — закричал Метис. — Мои! Я снял их в банке со своего счета. Можешь проверить!
Назар посмотрел на него удивленно.
— А чего ты тогда так разволновался?
Метис понял, что переиграл. И заткнулся. Лежал и вздыхал, морщась от боли. В машине врач вколол ему обезболивающего, но, то ли от переживаний за баксы, то ли еще от чего, действие лекарства кончилось раньше времени. И пострадавший начал испытывать жуткие боли в сломанных суставах. Он начал стонать.
— Позови врача, Саня! Пускай что-нибудь мне вколет. Боль дикая!
Назар смотрел на него равнодушно, отвернулся, подошел к журнальному столику, на котором стоял телефон, взял трубку, набрал номер. Негромко заговорил, не глядя на стонущего авторитета:
— Серега, ты? Слушай, ты знаешь номера тех самых купюр, которые выдали Кучеру? Отлично! Выведи мне этот список и дуй ко мне! Проверять будем!
Он положил трубку и посмотрел на Метиса. Тот никак не отреагировал на слова Назара. Как будто они к нему не относились. Только лежал и стонал, кусая губы от боли.
— Позови врача... — тоном умирающего попросил он.
Назар подошел к кровати, на которой мучался его «кореш», присел на стул, и с некоторым злорадством посмотрел на него. Словно ему доставляло удовольствие смотреть на мучения больного.
— Через полчаса приедет мой человек из «Дельта-банка». Он привезет список номеров всех купюр, которые были в кейсе у Кучера. Если они не совпадут с этими, я позову врача. Но если совпадут, я тебя живьем закопаю!
Последняя угроза была высказана таким жестким тоном, что Метис понял — Назар исполнит свою угрозу без всякого сострадания к калеке. Он перестал стонать и замолчал. И, кажется, осознал, что его уже никто не спасет. Назар молчал и спокойно смотрел ему в лицо. Ждал, когда Метис признается в совершенном им грабеже или опровергнет подозрение. Два авторитета находились рядом, можно было пожать руку. Но Назар никаких действий не предпринимал, он терпеливо ждал откровений Метиса.
Так прошло минут десять.
Назар мог ждать еще долго, но Метис уже с трудом терпел боль и еле сдерживал себя, чтобы не закричать. Наконец, терпение у него кончилось.
— Хватит! Хватит! — закричал он. — Я не могу больше этого выносить! Позови врача! Врача! Что-нибудь мне вколоть от боли!
— Ты говори, говори, — спокойно сказал Назар, словно Метис ни о чем его не просил. — Когда говоришь, не так чувствуется боль, да и кровь не застаивается.
Метис из последних сил приподнялся над койкой и закричал:
— Я взял твои бабки! Я! Грохнул Кучера и забрал бабки себе! Понял! Все твои бабки себе! Я их пропью, прогуляю, просажу! Ничего тебе не отдам!
— Зачем ты их взял? — с какой-то болью в душе спросил Назар. — У тебя что, нет своих денег?
— Вы меня достали оба! — заорал Метис. — Ты и Кривой! Поделили весь город, а я в стороне! Так не должно быть! Не должно! Я давно хотел, чтобы вы перебили друг друга. Рано или поздно это произошло бы! Ты грохнул бы Кривого, а Кривой грохнул бы тебя! И все! Зачем тебе нужны тогда деньги? Покойнику деньги не нужны! — он засмеялся нервным кашляющим смехом, но вдруг затих и заговорил спокойно и вкрадчиво. — Да! Точно! Покойникам деньги не нужны! А я уже покойник! Ты ведь замочишь меня, Саня? Скажи, замочишь?
Он схватил Назара за руку, словно просил его о пощаде. Назар был неумолим. Но не стал вырвать руки. Держал руку Метиса в своей и чувствовал, как тот содрогается от боли.
— Ты сам выбрал свою судьбу, — спокойно сказал Назар.
— Ну так, давай, мочи! — крикнул Метис. — Чего ты ждешь? Я украл твои бабки, ты их вернул! Чего тебе еще надо? Мочи меня скорей! Ну, давай! Не могу больше терпеть эту боль!
Назар помотал головой, давая понять, что он не собирается его убивать. Или, во всяком случае, не торопится этого делать. У него еще не кончились вопросы, которые требовали ответа.
— Как зовут гниду в банке, которая стукнула тебе про мои бабки?
— Не знаю, про кого ты говоришь, — выдавил из себя Метис.
— Жаль, что не знаешь! — бросил Назар.
Он поднялся со стула и подошел к телефону. Взял трубку, набрал три цифры местного номера.
— Леха, зайди сюда! — коротко бросил он.
Через две минуты в дверях возникла мощная фигура бригадира. Он бросил взгляд на стонущего Метиса, затем перевел его на своего шефа. Назар кивком показал ему на калеку.
— Этот человек грохнул Кучера. Я пообещал ему за это закопать его живьем. Ты можешь выполнить мое обещание?
— Могу, чего там! — не раздумывая, кивнул Леха и посмотрел на Метиса взглядом гробовщика, который прикидывает, какого роста покойник.
— Я все скажу, Саня! — тут же закричал Метис. — Только не надо живьем! Это Никитин! Начальник инвестиционного отдела. Я его давно прикормил. Он мне сообщал обо всех твоих доходах.
— В нашем банке завелся стукач, — объяснил Назар боевику. — Теперь тебе ясно, кто! Знаешь, что надо делать, Леха?
— Само собой! — кивнул тот.
— А этого надо вылечить! — Назар показал на Метиса. — И поскорей! А то он тут измучался! Выпиши ему лекарство.
— Какое лекарство? — уточнил Леха, не понимая, что хочет сказать этим авторитет.
— Разве ты не знаешь рецепта?
— Нет, — Леха помотал головой.
— Берешь девять граммов свинца и даешь их больному, — равнодушно сказал Назар. — Самое лучшее лекарство. Помогает от всех болезней. Причем, вылечивает сразу, мгновенно, и со стопроцентной гарантией. Он глотает пилюлю, и больше никаких мучений. Понял?
— А-а! — наконец въехал боевик и заржал.
Назар страдальчески взглянул на застывшего от ужаса Метиса, словно безмерно ему сочувствовал, забрал кейс с долларами и вышел из комнаты.
В гостиной Назара ждал Олег. Он решил, что его место рядом с авторитетом. Хотя бы в качестве моральной поддержки. Если у Назара нет настоящих корешей, то почему бы ему не стать одним из них? Олег, конечно, не собирался никого мочить или разводить, и вообще влезать во все эти разборки с другими бандами, которыми была заполнена жизнь друга Сани под завязку. Он хотел просто быть рядом, чтобы поддержать в трудный момент или просто помочь дельным советом. Например, таким — что делать с «мерседесом» Грудова. Можно было отогнать его в любое место и бросить, пока не найдут менты, а можно оставить там, где этот «мерс» сыграет им на руку. Или каким-то другим.
— Привет! — бросил Назар, здороваясь с Олегом за руку и приглашая присесть. Он поставил кейс на пол рядом с собой, плюхнулся в кресло, открыл бутылочку пивка, сделал несколько жадных глотков и объяснил: — Что-то после вчерашнего жажда замучила.
Олег тоже взял бутылку пива, но глотнул немного, не желая терять ясность мысли от спиртного. Он следил за поведением авторитета и видел, что тот чем-то раздражен. Хотя и тщательно это скрывает.
— Что-то случилось? — спросил он. — На тебе лица нет.
— А, пустяки! — отмахнулся Назар и приложился к бутылке.
— Кривой...
— На этот раз Метис.
— Не дают тебе покоя... — посочувствовал ему Олег.
Но Назар вдруг решил сменить тему разговора и увести его в другую область. Финансовую. Ему надоели оба его «кореша» — Метис и Кривой — он хотел поскорее о них забыть.
— Кажется, ты просил меня о кредите?
— Просил, — кивнул Олег, не понимая еще, к чему клонит его друг.
— Не знаю, для чего он тебе нужен, — рассеянно пробормотал Назар. — Но я могу тебе его дать. Сколько тебе надо?
Олег не верил своим ушам.
— Двести пятьдесят тысяч баксов. Они мне нужны для того, чтобы...
— Меня это не интересует! — резко оборвал его Назар. — Раз нужны, значит, дам!
Он пододвинул кейс ногой поближе к Олегу. Олег покосился на кейс, но открывать его не спешил. Хотел выяснить для начала, что это за деньги. Кейс был весь какой-то поломанный, с покореженной крышкой, которая непонятно как еще закрывалась. Ему даже показалось странным, что его друг держит деньги в таком поломанном портфеле.
— Здесь четыреста шестьдесят тысяч, — сказал Назар. — Бери, сколько тебе надо, остальное вернешь мне назад.
— А это чистые..? — уточнил Олег.
— Чистые! — хмуро буркнул Назар. — Не волнуйся. Чище не бывает. Только на них кровь Петьки. Он погиб из-за них. Я не хочу, чтоб еще из-за них погиб ты. Ведь если у тебя не будет денег, ты не выживешь в этом поганом мире.
— Спасибо, конечно, но...
Олег подумал о том, что пока он в бегах, таскать за собой такие бабки вдвойне рискованно. Он может сам попасться в любую минуту, так еще и деньги сдаст. И он отодвинул кейс поближе к Назару.
— Пускай пока у тебя полежат, Саня! Так надежней. А то мне еще с ментами разобраться надо!
— Ну, гляди! Я тебе их дал, а где хранить — сам решай!
Назар закурил и откинулся на спинку кресла. Было заметно, что он чертовски устал. Колоссальное нервное напряжение сказалось даже на его железной психике.
— Но ведь тебе тоже нужны деньги? — напомнил Олег. — Ты ведешь войну.
— Вел! — проворчал Саня. — Теперь не с кем воевать. Кривой удрал. Метис... умер.
— Как умер? — не понял Олег.
— Так умер! Обыкновенно. Был и нету! Кончился.
— Это ты его?
— Он грохнул Петьку! — взорвался Назар, вскочив с кресла. — Я что, должен был оставить его жить?
Он заходил по комнате из угла в угол. Олег видел, сколько сил ему стоило сдерживать себя, чтобы не делать резких движений, от которых могло пострадать все, что подвернулось бы в этот момент под руку. Олегу тоже не хотелось попадать под горячую руку авторитета.
— Но Кривой еще жив... — напомнил он. — И он будет готовить ответный удар.
— Вряд ли это произойдет скоро. Сейчас он заляжет на дно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...