ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— не понял Олег.
— Потому что он удрал еще до нашего налета.
— А может, он услышал взрыв и сразу сбежал, испугавшись штурма.
Назар помолчал немного и покачал головой.
— Не думай, Олег, про него так плохо. Кривой не такой трус, как тебе кажется. Он не побежал бы, поджав хвост. Он бы дал бой! И бился бы до последнего. Я его хорошо знаю. Если бы он был трусом, он бы не стал авторитетом. Просто он знал, что силы не равны, что у меня в пять раз больше бойцов. А это значит, кто-то ему об этом сообщил.
— Но кто мог его предупредить? — удивился Олег.
— Метис! — зло проворчал Назар. — Потому он и не прислал бойцов. Гнида!
Глава 12
Олег не стал оставаться на ночь в особняке Назара. Авторитет собрал всех своих «генералов» и решил отметить с ними авантюру небольшой пьянкой. Назар был недоволен штурмом и хотел залить свое недовольство водкой. С одной стороны, противник разгромлен, но с другой — главарь еще жив. И радуется, что ему удалось совершить обманный маневр и оставить себе не только жизнь, но и огромную сумму денег. Так что война продолжается!
Олег смертельно устал после всех своих приключений, к тому же картина недавнего боя с трупами и кровью совсем не радовала воображение. Он пожалел, что вообще ввязался в нее. Просто хотел выплеснуть наружу накопившуюся злость. Он сдал авторитету выданный им ствол, чтобы не иметь неприятностей на случай встречи с ментами, и уехал, лишний раз убедившись, что бандитская романтика не для него. У его кореша другой склад характера, для него все эти разборки одно удовольствие. А у Олега они вызывают отвращение. Он решил, что если выберется из этой выгребной ямы, в которую провалился по самые уши, больше в руки не возьмет оружия. Сейчас ему хотелось где-нибудь забыться и отдохнуть от всего. И лучше всего это сделать дома. Но домой возвращаться рискованно, ночью наружка могла засечь одинокую фигуру, заходящую в соседний подъезд. И Олег вспомнил о Марине.
Хотя говорить так было бы неправильно. Он о ней не забывал. У него постоянно сидели в голове ее слова о том, что он совершил по отношению к ней какую-то гадость. Правда, у него даже не было времени, чтобы вспомнить, какую же гадость он ей сделал. Сегодня утром он хотел ее спросить об этом, но не успел. Помешал Валера, который торчал в приемной, а потом вообще пришлось бежать от ментов, как какому-то беглому зеку. Сейчас, наконец, настало время, чтобы выяснить все.
Прежде чем заходить в подъезд, он тщательно проверил все стоявшие на стоянке перед домом машины. Прошелся невдалеке задами и осмотрел салоны. Они были пусты. По всей видимости, наружное наблюдение было снято, или ментам просто не хватало людей — последние теракты и убийства занимали весь личный состав на других «объектах».
Марина еще не спала, хотя он завалился к ней в час ночи. Девушка ничуть не удивилась его приходу, словно ждала его давно.
— Я так и думала, что это пришел ты! — сказала она, открывая дверь на его звонок.
На ней был надет легкий шелковый халатик — последнее одеяние, которое она снимала перед тем, как лечь спать. А спала она без всего. Олег ввалился усталый, голодный, взбудораженный и пропахший потом. Она словно не замечала этого. Похоже, еле сдерживала радость. И Олег это заметил. Он снял куртку, сбросил кроссовки.
— Извини, Марина, мне больше идти не к кому! Дома засада.
Она усмехнулась
— По-моему, тебе никакая засада не страшна! Как ты сегодня уделал того мента! Он бедняга полчаса в себя приходил.
— Там, откуда я приехал, было намного страшней! — признался он. — И меня могли спокойно убить!
— Где ж ты был? Если не секрет...
— На войне! — Он сказал это совершенно серьезно, и Марина даже ему поверила. Во всяком случае, перестала усмехаться. И зауважала его еще больше. Олег уже доказал, что может и силу показать, если надо.
— Ты, конечно, голодный? — только поинтересовалась она.
— Как волк!
Олег почувствовал запах домашнего уюта — вот чего ему не хватало в эти дни. И сейчас он словно пришел домой, и словно жена встретила его после напряженного рабочего дня. Марина исполняла ее роль со свойственной ей непринужденностью. Все было так естественно и просто, что Олег неожиданно для себя успокоился. Дикое напряжение последних дней спало, и он почувствовал настоящее расслабление. После душа, закутавшись в махровых халат, любезно предоставленный хозяйкой дома, Олег отправился на кухню, где его уже ждал горячий ужин. Марина даже налила ему рюмку коньяка для поднятия тонуса. Они выпили, и он с жадностью набросился на еду.
— Так кто с кем воевал? — поинтересовалась она, прикуривая себе сигарету.
— Назар с Кривым! — ответил он, не переставая жевать.
— И кто победил?
Олег прожевал кусочек мяса, проглотил его и запил соком. И только потом ответил.
— Назар. Кривой бежал с поля боя. Хотя, по-моему, в этой войне победить нельзя. Всегда найдется тот, кто сильнее и хитрее, кто в самый неожиданный момент нанесет победителю смертельный удар в спину. Это война без конца. Кстати, могу тебе сообщить радостную весть. Или горькую. В зависимости от того, что это для тебя значит.
— Уже интересно! И что же это за весть?
— Грудов убит. Застрелен киллером в подъезде собственного дома.
— Да что ты! — искренне удивилась Марина, вытаращив свои большие серые глаза. Похоже, для нее эта весть оказалась просто шоковой. Она замолчала, обдумывая ее, вернее, свое к ней отношение. Особой радости она почему-то не испытывала.
Олег тем временем отставил тарелку, вытер губы салфеткой. Налил еще по одной рюмке коньяка себе и Марине.
— Так что это для тебя значит? Ты рада? Или наоборот.
Марина немного обиделась, поджав губы.
— Я никогда не радуюсь чужой смерти. Даже если убит мерзавец. А Грудов таким и был!
— Тогда давай его помянем! — усмехнувшись, предложил Олег.
Они, не чокаясь, выпили. Олег поставил рюмку на стол. Марина затянулась сигаретой.
— Я-то прекрасно знаю, что он был мерзавцем, — сказал Олег. — А вот почему ты так считаешь? Он просто попросил тебя позвонить ему. И все!
Марина затянулась сигаретой и выпустила струю дыма вверх.
— Он хотел меня купить. Как будто можно купить человека!
— А разве нельзя?
— Нет! — девушка помотала головой. — Можно только ему заплатить, но делать то, за что ему заплатили, он будет по своему желанию. Если у него никакого желания, он вернет деньги назад.
— Иногда можно его и купить, — возразил Олег. — И заставить делать то, что он делать не хочет.
— Тогда этот человек раб. Я не хочу быть рабом.
— Но ты ведь сделала то, за что он тебе заплатил. Он просил сдать меня ментуре, и ты сдала.
Олег был жесток. Но он хотел выяснить, что же произошло тогда, год назад, какой он совершил проступок, который сейчас отозвался ему таким жестоким уроком. Если он этого не может вспомнить, то она напомнит ему. Хотя почему-то она все никак не хочет этого делать?
— Он мне ничего не заплатил. — Марина помотала головой. — И теперь уже ничего не заплатит. Я сделала это бесплатно. Тебе назло.
Олег откинулся на спинку стула и шумно вздохнул. Он просто устал с ней воевать. Он, конечно, может сказать ей, что искренне не понимает, за что она злится на него и за что она может ему мстить, но не хочет. Она должна сама ему все рассказать. Без всякого давления с его стороны. Ее признание должно быть добровольным.
— И чем я так тебя разозлил?
— Конечно, ты все забыл. Я так и думала! — Она все чаще затягивалась сигаретой, пытаясь скрыть волнение. — Для тебя все это было обычным делом. Поэтому ты ничего не помнишь.
Он пожал плечами.
— Честно говоря, не помню.
— Конечно, ты не помнишь, как пытался меня изнасиловать?
Он помолчал немного, удивленно пытаясь отыскать в своей памяти такой факт. Но не отыскал. Если он и приставал к ней несколько раз с сексуальными предложениями, то называть это насилием он бы не стал.
— Нет! Когда такое было? Этого не может быть!
Марина отвернулась и смотрела в темное окно.
— В прошлом году. Была какая-то вечеринка — то ли отмечали чей-то день рождения, то ли какой-то праздник. Все здорово наклюкались. Потом все разбрелись кто куда. Ты затащил меня в свой кабинет. Я думала, у нас с тобой все будет по нормальному. А ты стал меня заламывать. Хотел сделать все на полу. Как будто я шлюха какая-то! А, да что вспоминать...
— Неужели?
— Я тебе говорила, что не хочу вот так. Хотела, чтобы все было нормально. Но ты был здорово пьян, и тебе было все равно, как и на чем. Я не хотела кричать, чтобы не прибежали и не застали нас в таком виде. А надо было! Мне осталось только отбиваться. Хорошо, что ты быстро отстал...
Олег печально смотрел на нее.
— И ты что, не простила меня после этого?
Марина вздохнула и снова затянулась сигаретой.
— Ты потом, на следующий день, извинился, превратил все в шутку, и я вроде тебя извинила. И ты сразу все забыл. Как будто ничего и не было. Да, в общем, дело не в этом...
— А в чем?
— А в том, что вы, мужики, замечаете женщин, только когда нажретесь. И комплименты говорите, и пристаете, и сходу на диван готовы уложить. А когда трезвы, даже внимания не обращаете. Или стараетесь не замечать. Для вас женщины становятся прислугой...
Олег пожал плечами.
— Есть такой грех.
Марина налила еще коньку, выпила его, не чокаясь. Решила напиться и спьяну высказать ему все, что накипело на душе. Сейчас он перестал быть для нее начальником. Они оказались на равных. И это сразу снимало все барьеры.
— А я всегда хотела иметь с тобой близкие отношения. Всегда! Но нормальные! Понимаешь, Олег! Красивые, нежные, человеческие. Но когда ты в нормальном состоянии, ты занят работой, и тебе никакого дела нет до моего желания. Только указания даешь направо, налево. Ну, ляпнешь какой-нибудь глупый комплимент про мою блузку, ну, цветы подаришь иногда! И больше ничего! Зато когда выпьешь, вот тогда я тебе и нужна! А я так не хочу! Потому что тогда ты похож на животное. Думаешь, если я твоя секретарша, значит, со мной можно делать все что угодно!
— Я так не думал никогда! Поверь! — убежденно сказал он. — И прости. Если, конечно, сможешь. Да, я помню тот вечер. Какая-то дикая оргия. Я вел себя, как мужлан. Просто я не думал, что для тебя это было так серьезно. Мы просто веселились. Поэтому на утро я извинился, и все. Прости...
— Да простила я уже! — Марина махнула рукой. — Когда ты прибежал ко мне, такой весь несчастный и запуганный, загнанный ментами, вот тогда и простила. Долго думала, сомневалась, надо звонить или не надо. Никак не могла себя понять. Всю ночь мучалась, думала, что на этот раз у нас с тобой все получится нормально. Но не получилось. Ты почему-то не хотел. Наверное, просто устал. А мне было обидно до слез. Взяла под утро, и позвонила! Сама даже не поняла, как это получилось. Выходит, что все же отомстила сначала, а потом сразу простила. Поняла, какую глупость сделала. Больше не хотела тебе мстить.
— Да, трудно понять, что твориться в душе женщины, — вздохнул Олег. — Порой даже она сама не может этого понять.
Марина пожала плечами, молча встала из-за стола и пошла в комнату. Он глотнул конька, тоже вылез из-за стола и пошел следом. И успел увидеть, как девушка сняла свой халатик, под которым не было ничего, откинула одеяло и легла в разобранную постель. Он тоже снял халат и лег рядом с ней. Она потушила свет и повернулась к нему. Но так они лежали недолго. Он провел ладонью по ее бедру, и почувствовал, как дрожит ее тело от его прикосновений. Он не мог устоять перед ее желанием и схватил ее в объятия. Они занялись любовью по-простому, без выкрутасов, и впервые за прошедшие сутки Олег почувствовал себя уверенным и спокойным. Так что сразу после этого заснул крепким сном.
Утром Назар спал недолго. Несмотря на вечернюю пьянку, он проснулся бодрым и полным сил. Даже дрыхнувшая рядом Светка не вызвала у него ни малейшего желания, до того ему хотелось побыстрее побеседовать с мужичком, которого притащили из особняка Кривого и посадили в комнату с зарешеченными окнами на третьем этаже — ту самую, где недавно отдыхал Грудов. Она специально предназначалась для «особо важных» гостей — тех, кого надо было тащить в гости силой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...