ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Мне тебя еще долго ждать, Шурик? — нагловато спросила Светка и плюхнулась к Назару на колени, бесстыдно задрав при этом ноги. Обняла за шею и поцеловала в небритую щеку.
Олег не знал, куда девать глаза. Со Светкой они были хорошо знакомы, и поэтому она его особенно не стеснялась. Но он же не мог спокойно смотреть на то, что не предназначалось для его глаз. Поэтому резво вылез из кресла и сказал:
— Ладно! Я поехал. Не буду вам мешать!
— А ты, Олежек, нам не мешаешь! — усмехнулась Светка. — Наоборот, можешь принять участие! Как, Шурик, ты не против?
— Против! — усмехнулся Саня. — Олегу сейчас не до этого! Его вся ментура ищет. Он теперь у нас беглый зек. Бабу какую-то замочил и в бега.
И авторитет как-то скверно захохотал, словно глумясь над ним. Олег почувствовал себя не в своей тарелке. Какие-то дурацкие шутки пошли у его друга, если его еще можно так называть. Издевательские шутки. Ему-то совсем не до шуток. Шкуру свою спасать надо.
— Ну да!? — не поверила Светка. — Зачем же ты, Олег, бедную женщину на тот свет отправил? Она тебе не дала, что ли?
И она тоже захохотала. Им двоим с Саней было очень весело. В отличие от Олега.
— Да ну вас! — с обидой отмахнулся он. — У меня, может быть, вся жизнь рушится, а вам все хиханьки, да хаханьки!
Он пошел к двери и покинул этот дом. Сел в машину, выехал с участка авторитета через стальные ворота, которые открыл охранник, и пошел под сто в сторону города. Самым неприятным моментом был проезд мимо поста на въезде в город. Если его остановят и попросят предъявить документы, объяснять причину их отсутствия уже не придется. Наверняка, по всем постам уже разосланы ориентировки. Хотя, может быть, они еще не успели дойти.
После посещения Назара Олега не оставляло чувство обиды и неприязни. Словно нарочно лучший друг бросил его на произвол судьбы — мол, выбирайся сам, как умеешь. Как будто тоже хочет его уничтожить чужими руками. Для этого ведь не надо прикладывать никаких усилий. Надо только во время не поддержать и все! И Олег уже не жилец. Неужели Назар со всем своим влиянием в городе ничем не может ему помочь? Просто не вериться! Ладно, он тоже не такой лапоть, сможет сам себя спасти!
Но Назар мыслил совсем в другом направлении. Он, прежде всего, обезопасил себя. Мало ему, что ли, нападок ментов и наездов конкурентов, чтобы еще связываться с беглыми зеками. Не дай бог, найдут у него в доме подозреваемого в убийстве, тогда и он загремит на всю катушку. И Олега погубит, и сам пойдет под следствие. А так, разберется сейчас со своими врагами, уберет с дороги того, кто мешается под ногами, договориться с ментурой по-хорошему и вот тогда с легкостью вытащит своего друга из-под любого суда, если до этого дело дойдет. Ну, что ж, придется Олегу побегать, не без этого! Даже если поймают его, ничего страшного нет! Ну, посидит немного в камере с отморозками, что из того! Ни он первый, ни он последний! Он, Назар, уже свое отсидел. Пускай теперь и этот бизнесменишка узнает на своей шкуре, что такое вкус баланды и запах параши!
После торопливых упражнений под одеялом вместе со своей подругой Назар предоставил Светке возможность развлекаться самой по себе, наскоро позавтракал и созвал военный совет. В качестве его «военачальников» выступали верный ординарец Петька Кучер и особо доверенные бригадные «генералы» Лелик и Гарик. Сам полководец уселся за игорный стол в своем кабинете, на котором обычно резался с компаньонами в преферанс, расстелил на нем свежий журнал с голыми красотками вместо плана оборонительных сооружений и спросил:
— Ну и как будем воевать с Кривым? Сразу его взорвем к ядрене фене или выясним все до конца? Он на нас попер или не он! Пацаны, конечно, на него наколку дали, но проверить их не помешает. Что если Кривой не при чем, тогда лишнего врага себе найдем. А мне с ним ссориться западло!
— Можно и сразу взорвать, — ответил Лелик. Вообще, он любил устраивать всякие проказы в виде взрывов и перестрелок. Поэтому долгие выяснения и разборки на дух не переносил. — Чего нам с ним церемониться? Раз они Геру назвали, значит, он и есть! Тот, с «кочерыжкой» от страха врать не будет!
Назар не одобрил его порыва, продолжая молчать. «Военачальники» ждали его мнения и не торопились высказывать своего. Тут ведь не посмотрят, что «генерал», ляпнешь чего не так, сразу разжалуют до рядового.
— Я хочу от него самого признание получить! — наконец молвил Назар. — Чтоб он сам сознался в своих злодеяниях. Признает себя виновным, тогда уж и получит по заслугам.
— Так он тебе и сознается! — заметил Кучер и тут же осекся, поймав на себе недовольный взгляд «главнокомандующего». Но решил все же оправдаться в его глазах и проворчал: — Он что, идиот, на себя наговаривать!
— Это, смотря, как с ним базар вести! — пояснил Назар свое предложение. — Если его сюда в подвал доставить и к стулу привязать, так он нам всю свою биографию расскажет. И еще много чего интересного.
— Ты что, Саныч, никак хочешь его похитить? — поинтересовался Гарик. Он хотел быть самым догадливым, но, к сожалению, не угадал. А если и угадал, то только самую малость.
«Главнокомандующий» нахмурился и заметил недовольно:
— Ты че городишь! Какого еще рожна похищать?
Он, Назар, такими методами с противником не воюет, поскольку всегда побеждает врага в честном бою. Даже если враг — это лучший друг.
— А тогда как..?
— Пробить все эти дела надо так, чтоб никто про то не узнал. Когда получим подтверждение, что это Кривой бойню затеял, тогда и наедем на него по полной.
У Кучера поползли вверх брови, видно, он что-то себе придумал и решил высказать свою мысль. Его идея казалась ему наилучшей из всего, что предложили другие «генералы» и даже сам «генералиссимус».
— А что если так сделать! Забить стрелку, встретиться с ним, перебить всю его охрану, причем лучше ее под корень срубить, чтоб не очухались, и сюда в подвал! А тут уж поговорить по душам!
Назар возмущенно крякнул, что говорило о его сильном недовольстве.
— Ты что, это же открытые военные действия!
— Ну, открытые! — удивился Кучер. — И что?
— Ничего! Людей своих положим немерено, вот что...
— Ну а ты что предлагаешь?
Назар немного подумал, основательно почесав макушку.
— Можно сделать проще! Пригласить Кривого сюда на званый ужин. Накормить до отвала, а потом сводить на экскурсию в казематы. Там привязать к стулу и...
— Двести двадцать вольт! — обрадовался Лелик, у которого давно чесались руки на какую-нибудь пакость.
Назар понял, что его «военачальники» расшалились, как дети. Хорошо, конечно, что они проявляют инициативу, но надо быть все-таки реалистами. То есть выбрать такой вариант, чтоб победить наверняка. Кривой тоже силу имеет немалую, и в случае нападения может ответить достойно. Ведь в этой войне главное не проиграть. Потому что за спиной никого нет. Если Назар упадет на лопатки, сразу все накинуться и затопчут. И никто не поможет. Резервной дивизии, в отличие от настоящего полководца, у него нет.
— Но перед тем как его хватать за горло, — Назар обвел собравшихся суровым взглядом серых водянистых глаз, — мне надо точно знать, что это он на меня прет.
— А кто же еще? — удивился Кучер. — Вроде бы уже точняк установили, что затеял бучу Кривой. Его же люди его и завалили.
— Его, не его, не знаю! — рявкнул Назар. — А только за парафин отвечать конкретно придется перед братвой. Так что надо, чтоб он сам как-то проявился! А потом уж хватать!
— Как он тебе проявится-то? — осторожно спросил Кучер, пока даже не подозревая, что имеет в виду «генералиссимус».
Назар уперся взглядом в голую красотку на столе и, по-видимому, получал от ее вида заряд мыслительной энергии.
— Как! Да просто! — тихо сказал он. — Насадить на крючок наживку и бросить Кривому. Если заглотит и начнет трепыхаться, поленом по кумполу и в казематы. А здесь уже выпотрошить до самого хребта.
— Мудрено говоришь, Саныч! — заметил Кучер. — Можно поконкретней?
— Конкретно! — Назар ударил кулаком по столу. — Конкретно надо на него наехать! Грохнуть парочку его ребят, а там посмотрим, как он действовать будет. Когда начнет воду мутить, подставить ему наших бойцов. Если на них попрет, значит, он и есть! А потом можно и стрелку! Дальше вы знаете, не первый раз... Так что давай, Петруха, организуй наезд по полной форме! Чтоб пара-тройка трупов появилась...
— Ага! — кивнул ординарец и отдал честь, проведя ребром ладони по горлу. — Будь сделано!
На том военный совет был закончен, бравые вояки получили задание и разошлись готовиться к его выполнению — драить пушки и собирать бойцов.
Надежда встретила оперативников недружелюбно. Тем более что помимо знакомых ей ментов — капитана Смирнова и сержанта Егорова, которые приходили час назад, приперлись еще двое — какой-то старый полковник и его молодой помощник. Но Самохин с его добрейшим лицом, совершенно седой головой и сутулой спиной мало походил на мента, поэтому ему-то она поначалу доверилась, правда, после его вопроса о приходе мужа доверие иссякло, и Надя заявила чистую неправду:
— Он звонил мне вчера вечером, сказал, что находится в милиции, и больше я его не видела.
— А вы знаете, что он сбежал из-под стражи? — уточнил Самохин.
— Мне сообщил вот этот товарищ! — Надя показала на безмолвно стоявшего за спиной полковника капитана Смирнова. — А вы хоть знаете, за что они его забрали, гражданин хороший?
— Вообще-то я начальник угрозыска Самохин Аркадий Михалыч, — представился полковник. — И по поводу вашего мужа тоже переживаю. Его подозревают в убийстве женщины. Хотя у нас были веские основания его отпустить, поскольку достоверных улик, что именно он убил эту женщину, нет. Но побег доказывает его вину. Если бы он не был виноват, зачем бы ему бежать?
Надежда со злостью смотрела на него. Полковник перестал вызывать у нее доверие окончательно. Неужели, он не понимает, зачем?
— А затем, чтоб не садиться в тюрьму! — высказалась она. — Как будто вы только виноватых сажаете! А сколько безвинных посадили!
— Мы стараемся не сажать, — виновато буркнул полковник, вдруг почувствовав себя ответственным за всех безвинно осужденных. — Но и вы поймите! Вот если бы нам представилась возможность поговорить с ним, я уверен, все обвинения с него были бы сняты. Но, к нашему сожалению, вчера поздно вечером мы не смогли допросить его, а сегодня утром он исчез. Вы не можете нам сказать, где он может быть?
— Нет! — Надежда помотала головой, подумав о том, что не сообщила бы, даже если бы и знала. Но вслух сказала другое: — Он мне больше не звонил, и куда он направился, представить себе не могу.
— У него ведь есть друзья, у которых он может прятаться? Можете назвать кого-нибудь из них?
Надя тяжко вздохнула.
— У него много друзей! Только зачем же мне их подставлять? — угрюмо спросила она. — Да и мужу будет неприятно, если из-за него милиция станет устраивать у них засады. Согласитесь!
Полковник понял, что больше ничего от нее не добьется, поэтому двинулся к двери и сказал по пути:
— Если он вам позвонит, скажите, чтобы связался с нами по телефону. Обещаю вам, устанавливать по обратной связи его местонахождение мы не будем. Надеюсь, он поймет свое щекотливое положение и позвонит сам. Вот наш телефон.
Он бросил на тумбочку перед дверью свою визитку и покинул квартиру.
После чего распорядился оставить на улице перед подъездом пост на случай прихода подозреваемого и установить на его домашнем телефоне прослушку. Это сделать было нетрудно. Геша Скворцов из техотдела, спец по таким штучкам, подключился к общеподъездной разводке и теперь мог слушать все переговоры Надежды с кем бы то ни было. Вполне возможно, что в ее разговоре проскользнет наводка на местоположение беглеца, или, на счастье, позвонит он сам. В этом случае изловить его будет проще простого.
И оперативники поехали на фирму «Корвет». Там, может быть, еще не знают о бегстве своего директора, и смогут назвать одного-двух его доверенных людей. А заодно и сообщить их адреса.
На фирме Олега Мещерякова, конечно, никто не знал о приключениях генерального директора.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...