ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Что именно тебе жалко? — уточнил Корнюшин, который в этот момент оказался рядом.
— Женщину жалко. Рана в ее теле была не смертельной. Пуля прошла в пяти сантиметрах от сердца. Если бы ей сразу помогли, скажем, соседи, вполне может быть, что она выжила. Скорее всего, она потеряла сознание от боли и умерла от потери крови. Или от болевого шока.
— Да, действительно, жаль, — согласился Костя. — Неужели она не звала на помощь?
— Похоже, что нет! — пожала плечами Лена. — Соседи ведь сказали, что ничего не слышали.
Костя пренебрежительно хмыкнул.
— Сейчас они тебе скажут все, что угодно. А я уверен, что она звала на помощь. И может быть, они даже слышали ее крики.
— Ты всегда плохо думаешь о людях.
— Хотелось бы думать лучше, — проворчал капитан. — Да опыт, сын ошибок трудных...
Больше на площадке перед лифтами искать было нечего, и Самохин распорядился сделать обыск в квартире. Начали с кабинета, роскошного кабинета бизнесмена, в котором наверняка могли быть какие-то документы или предметы, связанные с его деятельностью. Они, естественно, могли пролить свет на то, из-за чего именно генеральный директор поплатился жизнью. То, что убийство связано с его бизнесом, ни у кого сомнения не вызывало. Только профессиональные киллеры работают так хладнокровно, не боясь быть узнанными свидетелем, а значит, директора им кто-то заказал. Тот, кому он страшно мешал зарабатывать бабки.
В кабинете оказался сейф, который довольно легко открыли. Ключи оказались в кармане убитого, а кодовый замок вскрыл техэксперт Коля Балашов. Для него это было что-то вроде легкой разминки, замок был довольно примитивен. Среди деловых писем, финансовых бумаг и пачек зеленых купюр в сейфе хранился пистолет ПСМ, небольшой пистолет, вполне удобный для ношения в кармане пиджака, скажем, во время какой-нибудь деловой встречи. Ведь иной раз не знаешь, чем эта встреча может обернуться. Обороняться таким от киллера довольно смешно. Для этого он должен подойти на близкое расстояние с поднятыми руками и громко сказать, зачем пришел. Видимо, по этой причине Кравцов держал пистолет в сейфе, а не в кармане. Больше ничего интересного в сейфе не оказалось. Все деловые бумаги и финансовые документы передали капитану Панкратову для ознакомления. Он представлял в опергруппе отдел по борьбе с экономическими преступлениями и мог нарыть в бумагах покойного какие-нибудь нарушения, на основании которых можно было бы сделать определенные выводы.
По документам и со слов водителя Николая установили, что покойный Кравцов заправлял строительной фирмой «Реком-строй», довольно крупной фирмой, специализи-рующейся на возведении загородных особняков для финансовой элиты Белокаменска. Фирма имела приличный оборот и занимала, по всей видимости, ведущее положение на рынке строительных услуг.
— Неужели наш директор отказал в строительстве особняка какому-нибудь авторитету из-за того, что не хотел иметь дел с криминалом? — сделал первое предположение Костя. Он всегда любил придумывать какие-то несуразные версии, взятые с потолка. Впрочем, Самохин не возражал против этого. Порой, и самая абсурдная версия может оказаться верной.
— Месть за отказ клиенту, конечно, хорошее дело, но сейчас, по-моему, о ней речь не идет, — высказался Самохин. — Не станет авторитет мараться в мокрухе, когда есть еще штук пять других не менее замечательных фирм, строящих особняки.
— Тогда — крупный валютный долг, который Кравцов не мог возвратить кредитору, — снова предположил Костя. — И кредитор решил припугнуть директора так, чтобы он испугался до конца своих дней. То есть до последней минуты.
— Смелое предположение, — оценил полковник. — Но сейчас за это не лишают жизни. Теперь такие вопросы все решают в судебном порядке. Даже криминальные авторитеты.
— А может быть, он и был кредитором? — внес свою лепту Юра Тарасенко. — И должник решил долг ему не возвращать, а вместо него подарить две маленькие свинцовые пульки.
— Тогда долг должен быть намного больше оплаты за услуги киллеров, — заметил Костя. — Раза в два. Иначе это не имеет смысла.
В общем, предположения можно было выдвигать до бесконечности.
Полковник вздохнул, стукнул ладонями по подлокотникам и вылез из кресла. Как ни приятно сидеть в нем, надо двигаться дальше. Иначе подчиненные дойдут до крайности. Да и начальство обвинит его в бездеятельности.
— Ладно, на сегодня все! Остальные предложения по версиям я принимаю в рукописном варианте. В любом случае, чтобы хоть немного приблизиться к мотивам убийства, надо отправиться на его фирму. Может, там найдем какой-нибудь след.
После того, как на месте происшествия побывали следователи из прокуратуры, все посмотрели и проверили, тела увезли в морг. И только собрались покинуть квартиру убитого бизнесмена и ехать на его фирму, как пришло сообщение еще об одном двойном убийстве на Ярцевской улице. Самохин послал туда Корнюшина и Тарасенко, и те выяснили обстоятельства нового громкого убийства. Киллеры из подъехавшей «девятки» расстреляли двух парней, сидящих в машине у обочины, и скрылись с места преступления. Никто даже не успел их разглядеть. По водительским правам личности парней были тут же установлены. Ими оказались два охранника коммерческой фирмы «Парадиз», которая уже давно была известна правоохранительным органам. Фирма принадлежала криминальному авторитету Александру Назарову, который использовал ее для прикрытия, и убитые, скорее всего, были боевиками коломеевской группировки.
У Назара под ружьем ходило человек тридцать бригадиров и боевиков. Он держал кусок городской территории с ресторанами, магазинами, несколькими коммерческими фирмами, тремя автозаправками и одним вещевым рынком. Не считая сотни ларьков. Он отвоевал ее в кровопролитных битвах с другими бандами, потеряв неисчислимое количество бойцов. Но свято место пусто не бывает, и его бригады постоянно пополнялись молодой порослью — спортивными ребятами, жаждущими кулачных боев, лихих приключений и смертельного риска. Правда, в последние годы обстановка стала спокойней. Боевики уже не наезжали так круто на конкурентов, чем попало разнося им черепушки, каждая группировка знала свое место и не высовывалась. Назар спокойно собирал дань с поднадзорной территории, радостно считал чистую прибыль и уже подумывал над тем, как вложить лишние бабки в нефтяной бизнес.
Звонок одного из бригадиров немного взволновал Назара и заставил его прервать интимную трапезу со Светкой, своей подругой, которая исполняла роль временной жены. Они сидели за столом в спальне в абсолютно голом виде после изнурительных постельных скачек и пили французское вино, закусывая его фруктами и шоколадом. Мощный, плечистый торс авторитета возвышался над столом, словно бюст древнегреческого атланта, а густая шевелюра на голой груди делала его похожим на зверя. Портрет дополняло широкое скуластое лицо, орлиный нос и злые бесцветные глаза. Любой нормальный человек чувствовал бы себя рядом с ним неуютно.
— Поди погуляй, детка! — сказал Назар и показал ей на дверь. Он никогда не проводил оперативные беседы при женщинах, даже если они были ему хорошо знакомы, поскольку считал, что своя женщина в любой момент может стать чужой. Да впрочем, Светку все его разговоры не интересовали.
Она вылезла из-за стола, накинула на голое тело короткий халатик, который скрывал только верхнюю часть выше пупка, и пошла в свою комнату.
Назар продолжил разговор по мобильнику. Бригадир сообщил, что двух его боевиков замочили только что среди бела дня на оживленной магистрали. Причем убийцам удалось скрыться, не оставив после себя даже визитной карточки с указанием принадлежности к какой-либо конкурирующей группировке. Один из трех боевиков спасся, но, по его словам, он даже не смог разглядеть личностей нападавших, поскольку стекла в машине были тонированные, а ветровое стекло бликовало. Сама же машина — обычная темно-серая «девятка» с заляпанным грязью номером.
Это было самое странное. Ну, кому могли помешать два сопливых паренька? Хозяину ларька, к которому они пришли за данью? Не может же он быть таким идиотом, чтобы не понимать, что завтра придут другие.
Может быть, кто-то решил бросить ему вызов! Но если ему бросили вызов, то почему инкогнито? Испугались ответных действий? Тогда зачем пошли на убийство, если такие трусливые? А если решили немного подсократить численность его банды, то зачем убрали парней, которые никакой погоды в группировке не делали?
Нет, этим убийством некто хотел ему что-то сказать, о чем-то предупредить, о чем-то напомнить! Мол, не забывай, ты не самый крутой в этом мире, есть деятели и покруче тебя — те, кто может так же легко отдать приказ расстрелять твою машину, когда она будет стоять у обочины. Значит, выходит, опять кто-то затеял передел мира, значит, опять готовься к войне! Сколько их было, этих войн за тридцатисемилетнюю жизнь авторитета, и не сосчитать. И из всех Назар выходил живым, иначе не сидел бы сейчас здесь и не жрал бы ананасы. Ничего, повоюем и на этот раз. Осталось только выяснить, что это за деятель!
Вот что больше всего волновало в этот момент Назара, а совсем не потеря двух бойцов. Это-то как раз легко восполнимо. Потеря душевного покоя более неприятна. Теперь это убийство будет сидеть занозой в мозгу, пока он не узнает, кто поднял на него руку.
Вдруг звякнул местный телефон, стоящий на столике перед дверью. Назар вылез из-за стола и взял трубку. Охранник снизу сообщил, что просит аудиенции некий бизнесмен Олег Мещеряков. Назар попросил подождать десять минут и сказал, что сейчас спустится.
Не прошло и получаса, как авторитет, одетый по «полной парадной форме» — в черных брюках, черном пиджаке и черной рубашке без галстука, явился в комнату для приемов, расположенную на первом этаже его роскошного особняка. Там уже ждал гость. Олег расположился в одном из широких кресел и потягивал предложенный коктейль. Он проворно поднялся и пожал протянутую Назаром руку.
— Привет! — небрежно бросил авторитет и плюхнулся в соседнее кресло. — Не спиться тебе, Олег! В такую рань порядочных людей будишь.
— Какую рань, Саня, двенадцать часов дня, ты что! — удивился Олег.
— А нормальные люди в это время еще спят! — усмехнулся Назар. — Я только в пять утра лег. Всю ночь, понимаешь, в казино оттягивался. Продулся в пух и прах!
— Извини, не знал, — Олег пожал плечами. — Я-то с рассвета на ногах...
— Ладно, чего там! — махнул рукой авторитет. — Ну, зачем пожаловал? Впрочем, можешь не говорить. Я и так уже догадался. Ты ко мне теперь только за одним обращаешься.
— От тебя, Саня, трудно что-то скрыть! Конечно, мне нужны деньги.
— Странно, — хмыкнул Назар. — А я думал, у вас, у бизнесменов, денег куры не клюют.
Олегу понравился тон авторитета. Такой непринужденный, спокойный. Раз он в благодушном настроении, то вполне может просьбу и удовлетворить. Хотя сказал, что проигрался в казино, но это для него мелочи. Когда ворочаешь сотнями тысяч баксов, потери одной-двух тысяч даже не заметишь.
— Да у меня периодически — то клюют, то нечего клевать, — пожаловался Олег.
— И много тебе надо? — нехотя уточнил Назар.
— Двести пятьдесят тысяч! — сразу рубанул Олег. — Под обычные проценты. На полгода. Я верну в срок.
Назар откинулся в кресле, вперил взгляд в широкое окно, сквозь которое открывался вид на залитую солнцем лужайку перед домом.
— Конечно, вернешь, куда ты денешься! — проговорил он и замолчал. Что-то себе обдумывал, сопоставлял и просчитывал, наконец, изрек: — И на что тебе такие большие бабки?
— Нужно завершить один объект. Если не завершу, потеряю еще больше. Хороший объект — загородный особнячок вроде такого, как у тебя. Потом продам какому-нибудь боссу из твоих кругов.
Назар помотал головой, поджав губы. Идея Олега не вызвала у него прилива восторга. Он в нее просто не поверил. А впрочем, он уже давно не верил ни во что.
— Ни хрена ты не продашь! В моих кругах уже нет тех людей, которые могут позволить себе виллу. Все перевелись. Если только кому из городского начальства домик впаришь! И то вряд ли... Они сейчас все награбленное заграницу переводят.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...