ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ведь Полозков, как уже удалось выяснить операм, работал в фирме пять лет, практически с самого начала, а значит, вполне достаточное время для того, чтобы подружиться с убиенным. Или поссориться. Причем, поссориться так, чтобы возникло желание положить оппонента в гроб.
— Ну, за что убили, можно предположить, а вот, кто убил — это выяснить намного сложней! — пробурчал Костя Корнюшин, исподлобья глядя на заместителя.
— Интересно, за что же? — равнодушно сказал тот, как будто бы сам уже давно знал мотив убийства и хотел проверить, а знают ли другие.
— Убили, скорее всего, из-за денег, — сказал Самохин. — Больших денег. Из-за такой солидной суммы, что было не жалко потратить несколько тысяч баксов на киллеров. Причем, скорее всего, эта сумма не одномоментная, а развернутая во времени. Иными словами, заказчик рассчитывает получать значительные суммы довольно долго. Ну, хотя до тех пор, пока его не разоблачат. Интересно, кто хотел получить личную выгоду? Вы не можете предположить?
Полозков нахмурил лоб и поджал губы. В общем, сделал вид, что задумался. Хотя, по всей видимости, он и не собирался ничего предполагать.
— Наша фирма не занимается пожертвованиями, — пренебрежительно сказал он. — И никакие суммы мы просто так никому не выдаем. У нас же не банк! Мы делаем дело, строим здания и сооружения по подрядному договору, зарабатываем деньги и пускаем их в оборот. Каких-то крупных наличных сумм в фирме вообще не водится. Все пропускаем через наш расчетный счет. Так что вряд ли кто-то смог бы приложить руку к нашим деньгам.
— Значит, вы уверены, что финансовое положение фирмы вполне благополучно? — спросил полковник. — И утечка денег на сторону исключена.
— Конечно! Какая утечка? Все деньги крутятся в деле. Изъять некую крупную сумму практически невозможно — это сразу отразиться на выполнении заказов.
— А вы можете нам сказать что-то о финансовом положении самого Кравцова? — спросил Корнюшин. — Может быть, он погряз в долгах?
Полозков помотал головой.
— Не имею представления. Он меня в свои личные дела не посвящал. Но если бы это было так, он бы этого скрыть не смог. Все рано или поздно стало бы известно.
— И никто ему не угрожал?
— Нет. Никто. Во всяком случае, я о таком не слышал. Откровенно вам скажу, мы были с ним последнее время не в очень хороших отношениях. Он был не совсем доволен мной.
— Вы плохо работали? — заметил Костя.
Полозков кинул злой взгляд в его сторону, и опять перевел его на полковника. Видимо, Самохину он доверял больше, чем въедливому, настырному капитану.
— Нет, отчего же! Работал я, как всегда, на износе. Просто иногда позволял себе своеволие — выполнял работу так, как считал нужным, а не так, как хотел он. А это ему, естественно, не нравилось. Но дальше производственных конфликтов дело не шло.
— Но ведь его заказали! — чуть не выкрикнул полковник. — Однозначно заказали. Значит, существует человек, который это сделал. Неужели вы даже приблизительно не представляете, кто это мог сделать.
Полозков пожал плечами.
— Вполне возможно, что конкуренты. Сейчас в строительном бизнесе просто жуткая конкуренция. Фирм развелось много, а клиентов мало. Просто идет драка за каждого лишнего богатого клиента. Мне кажется, кто-то хочет завалить нашу фирму. Или прибрать ее к рукам. Только вот кто?
Больше ничего конкретного Полозков не сказал. Ну, конфликтовал иногда с директором, недолюбливали они друг друга — разве это причины, из-за которых стоит приглашать киллера? Деньги, большие деньги, как сказал полковник — вот реальный мотив, только из-за них могли пойти на устранение директора. Надо искать человека, который получал бы со смертью Кравцова реально ощутимую денежную выгоду.
Оперативники оставили заместителя в покое и вплотную занялись другими сотрудниками фирмы. Допросили практически всех, кто мог сказать хоть два слова в отношении директора. Но все отзывались о нем неизменно в превосходной степени. Выходило так, что он был идеальным руководителем.
— Их можно понять, они не хотят говорить о покойном плохо, но ведь идеальных людей нет, — заметил Самохин. — Неужели у Кравцова не было никаких недостатков!
— Кто будет говорить о нем гадости, Аркадий Михалыч, — высказался Костя, — тот рискует сразу оказаться у нас на подозрении.
— Да, это верно, — согласился полковник. — К сожалению, милиции у нас не доверяют. Пожалуй, с этой стороны мы ничего путного не нароем. Пускай тогда покопает наш умный «экономист» Коля Панкратов. Возможно, ему удастся что-то найти в финансовой документации.
Ребята из отдела по экономическим преступлениям под руководством Панкратова изъяли всю бухгалтерию. Капитан лично пообещал полковнику за два-три дня перелопатить всю документацию и отыскать в ней какой-нибудь след. Если речь идет о какой-то крупной сумме, значит, она должна быть где-то учтена. Ведь даже черный нал, который не записывают никуда, скрывая от налоговых органов, тоже где-то зафиксирован. Но если от налоговиков еще можно его как-то скрыть, то от криминалистов вряд ли. Эти могут раскопать даже то, о чем не догадывался и сам покойный директор.
Олег приехал домой только часов в десять вечера. Восьмилетний Денис собирался ложиться спать. Он тут же пожаловался отцу, что у его любимого вездехода с дистанционным управлением отломалось колесо. Олег покрутил игрушку в руках, попробовал присобачить как-то колесо на место, но у него ничего не получилось. И с легким сердцем он пообещал купить сыну новый вездеход, еще лучше этого. Денис удовлетворился этим обещанием, но предупредил отца, что машина очень дорогая, и такая покупка будет серьезным ударом по семейному бюджету. Олег успокоил его, что бюджет не пострадает.
— Ну, ничего! — сказал Денис с самым серьезным видом, — Мама хотела купить себе новые сапоги, но теперь не сможет. Вот тогда запоете!
— Об этом можешь не беспокоиться! Она походит в старых. — И Олег невольно улыбнулся, вспомнив, что уже сбился со счета, сколько новых сапог имеется в арсенале его жены.
Он уложил сына спать и пошел на кухню поужинать, тем более, что жена уже накрыла на стол. Надя сидела дома, занималась воспитанием сына и домашним хозяйством. Нельзя сказать, что все это ей очень нравилось, иногда она даже выказывала мужу недовольство по поводу своего затворничества. Но найти какую-нибудь интересную работу для бывшей стюардессы было весьма затруднительно.
Ростбиф с жареной картошкой пришелся весьма по вкусу Олегу, ведь он был голоден, как черт. Иногда они с женой выбирались на ужин в ресторан, но только лишь для того, чтобы развеяться. Олег просто хотел вывести жену в свет, а то она действительно закисала в своем домашнем мирке. При этом он считал, что ресторанная суета не идет ни в какое сравнение с вечерним домашним уютом. После напряженного рабочего дня хотелось только покоя и отдохновения.
— Как твои дела? — ставя перед ним тарелку с аппетитным блюдом, спросила Надя, но впрочем, только лишь для проформы, чтобы о чем-то спросить. Вопросы строительного бизнеса ее волновали мало, и делами мужа она особенно не интересовалась.
— Идут помаленьку, — ответил он и повернулся к телевизору, где шел какой-то голливудский боевик. Герой фильма бегал по улицам американского городка, спасаясь от целой своры полицейских, отстреливался, с легкостью шлепал преследователей одного за другим, прыгал через какие-то заборы, по ходу дела ломая кулаком чью-нибудь челюсть. Оставалось только удивляться, почему он еще жив. Все это было сотворено весело, незатейливо и лихо. Олег спокойно пережевывал это кинодейство, как-то совершенно не примеряя его на себя. Но жизнь, как известно, непредсказуема и может поставить любой эксперимент над человеком. И тогда этот лихой боевичок покажется ему детской сказкой.
— Ты чем-то недоволен, я же вижу! — заметила жена, пристально разглядывая своего мужа и не обращая внимания на экран. Уж фильмов она насмотрелась за целый день до головокружения, а вот мужа видела изредка по вечерам. Он ее интересовал гораздо больше.
— Да Рябов опять выкинул номер! — нехотя ответил Олег. Вспоминать сегодняшний конфликт не было никакого желания. — Хотел своевольно заморозить один объект. Я не позволил. Теперь придется доставать где-то деньги на продолжение работ. Впрочем, тебе это не интересно...
— Ну, почему, мне интересно все, что касается тебя! — возразила жена. — И много денег надо?
— Много, — ответил Олег, не отрываясь от ящика. Беготня по нью-йоркским улицам завораживала и отвлекала от собственных проблем. — Был у Сани, он не дал. Где брать, неизвестно. Полный аут!
— Попроси у моего отца. Он тебе даст.
Отец Надежды был бизнесменом средней руки и занимался производством лекарственных препаратов. Возможно, у него бы нашлась требуемая сумма, но Олег не хотел идти к тестю на поклон. Тот, наверняка, станет читать мораль и укорять Олега в том, что тот не умеет вести дела. Как будто у папаши дела идут, как по маслу!
— Просить у него деньги — последнее дело. Как он будет на меня смотреть, если я не верну?
— Ну, когда-нибудь ты вернешь.
Олег подумал о том, что вернет деньги, чего бы ему это ни стоило. Для него это закон. И может быть, действительно стоит прислушаться к совету жены. Тесть не откажет любимому зятю, наскребет по сусекам двести пятьдесят тысяч баксов. Но только в одном случае — если он сам сейчас не находиться в таком же положении, как Олег. А, чем черт не шутит! Почему бы не попросить?
Олег взял трубку телефона, набрал знакомый номер, немного поговорил с тещей, спросил о здоровье и попросил передать трубку тестю. После нескольких дежурных фраз заговорил о деле, ради которого собственно и звонил. Тесть начал жаловаться на застой в бизнесе, плохой сбыт, обман поставщиков и прочее, и прочее. Короче говоря, дал понять, что такой суммы у него в наличии нет. Олег извинился за беспокойство и положил трубку. Ну вот, теперь родители жены будут перемывать ему косточки, обвиняя в невезучести, а он так и остался с носом! Только зря звонил!
Это расстроило его еще больше, и он даже не смог заниматься своими прямыми мужскими обязанностями. Он уже лежал в постели, когда в спальню впорхнула Надя в прозрачной сорочке, сквозь которую просвечивали все соблазнительные части ее стройного тела. Она прыгнула под одеяло, прижалась к лениво лежащему мужу и сразу почувствовала, что сегодня он не боец. Его вялая поза говорила об этом лучше всяких слов. Она-то истосковалась по чувствам, а ему уже было не чувств. Просто хотелось покоя.
— Ты что, не хочешь меня? — шепотом спросила он.
— Хочу, — сказал он, — спать. Смертельно устал. Извини.
— Ну, и дрыхни! — обиделась жена, отвернулась и погасила свет.
«Вот, и эта против меня!» — подумал он, засыпая.
Глава 4
А на следующий день произошел конкретный наезд. Таких наездов давно уже не было, и Олег даже удивился. Не испугался, а именно удивился. В офисе фирмы «Корвет-строй» появились три звероподобных вахлака, и ни у кого не возникло сомнения, что это криминальные личности. Они напугали секретаршу Марину, обозвав ее телкой, затем без разговоров ввалились в кабинет к генеральному директору и расселись по креслам. Хорошо еще, Олег находился в кабинете вместе с Валерой Игнатовым, все-таки он поддержал его морально. С ним Олег чувствовал себя более уверенно и мог ответить достойно. По хорошему, надо было бы применить силу, вызвав охрану, но пришлось отвечать в рамках приличий. Если кричать и возмущаться, это только накалит страсти.
— Я вас не приглашал! — пытаясь сохранить суровость в голосе, сказал он. — Подождите в приемной.
Старшой, судя по наглому взгляду и более жирному загривку, чем у двух других братков, кисло ухмыльнулся:
— А мы всегда, это, приходим без приглашения. Когда нас, это, приглашают — мы обычно отказываем.
Олег понял, что сейчас выяснять, кто кого приглашал, глупо. Парни уже сидят в его кабинете, по-видимому, расположились основательно и уходить не собираются. Конечно, можно кликнуть охрану, которая непонятно почему пропустила их, но это ничего не изменит. Парни живыми не сдадутся, а драка ни к чему хорошему не приведет.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...