ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В этом наше преимущество. — Он вздохнул. — Хотя, оказывается, это преимущество ничего нам не дает.
— Так что теперь с ним делать? — спросил Тарсенко. — Отпускаем?
— Да, он действительно ни в чем не виноват, — высказался Самохин, усаживаясь за свой стол. — Или у вас другое мнение?
— Я ему не верю ни на грош! — прямо сказал Корнюшин. — Не может человек, тесно связанный с Назаром, быть ни в чем не замаранным. Они подделали эти показания, чтобы все свалить на Кривого. И теперь Назар хочет с ним разделаться нашими руками. Мое мнение, убийство Грудова — дело рук Назара.
— Ты тоже так думаешь, Юра? — спросил Самохин.
— Угу, — буркнул Тарасенко. — Этот Мещеряков не такой уж и пострадавший, каким хочет казаться. Вы забыли — он избил нашего сотрудника, который пытался задержать его возле дома секретарши. Почему он сразу не сдался, а попытался скрыться под крылышко своего дружка Назара?
— Не передергивай факты, Юра, — мягко сказал Самохин. — Он совсем не избил нашего сотрудника. Он просто вырубил его двумя ударами. Это говорит о его хорошей физической форме, а не о том, что он преступник. Парень молодец. Ему хватило мужества не покориться судьбе, а попытаться найти настоящего убийцу. И он его нашел! Вернее, установил, что убийства как такового не было. Чего, кстати, так и не смогли установить вы! Я очень надеюсь, что все эти показания подтвердятся, и мы его отпустим.
— Тогда почему, Аркадий Михалыч, он сам не пришел к нам, если у него были эти показания? — высказался Корнюшин. — Нет, он бегал, как заяц, и ждал, когда мы его поймаем.
Самохин пожал плечами, пытаясь найти этому какое-то оправдание. И нашел.
— Не успел! Может быть, он хотел выяснить что-то еще. Не знаю! Но рано или поздно он пришел бы к нам. Думаю, он эти показания собирал именно для нас. И они помогут нам выстроить достаточно толковую версию всех заказных убийств последних дней. Именно от Кривого расходятся нити, которые ведут к убитым. И то, что в обоих заказах — Кравцова и Грудова, а возможно, и Метиса — исполнителями выступают одни и те же «сантехники», указывает на Кривого. Все сходится на нем. Нам надо его брать немедленно. Предъявим ему все эти показания, и посмотрим, что он заговорит. Как будет оправдываться. Думаю, ему это сделать будет ой как трудно!
— Взять-то, конечно, неплохо! — вздохнул Костя. — Только где же его найти!
— Можно найти, если захотеть! — подвел итог совещания полковник. — Надо собрать всех наших людей, снять их с адресов Мещерякова и посадить по адресам, где может появиться Кривой. Выследим!
Глава 15
После бегства из осажденного особняка Кривой кантовался у некоей подруги в четырехкомнатной квартире элитного дома на Озерной улице, подаренной ей им самим. Это была одна из его конспиративных квартир, рассыпанных по городу на всякий пожарный случай. Сейчас как раз такой случай произошел. Кривой горел синим пламенем, и вот-вот должен был сгореть дотла. Об этой квартире никто из окружения авторитета не знал, кроме Геры и еще двоих особо приближенных телохранителей. Вооруженные несколькими стволами и одним автоматом Калашникова, они охраняли его покой днем и ночью. После безуспешного взятия Назаром квартиры Вики, Кривой ни разу не приезжал к ней и даже зарекся приезжать, поскольку ее квартира уже была засвечена у ментов. Он поменял одну подругу на другую так же просто, как обычно менял корешей.
Кривой залег на глубокое дно и решил не болтаться по городу в поисках своего врага, чтобы отомстить ему или хотя бы достойно ответить. Для ответного удара нужны силы, время и деньги. Всего этого у Кривого пока было маловато. И он это хорошо осознавал. Поэтому не казал носа на улицу, не посещал рестораны и казино, прячась и от Назара, и от милиции, которая так и не смогла найти хозяина захваченного неизвестными бандитами особняка. Он общался только со своим подручным Герой и давал ему указания по руководству группировкой. Связывался он с ним по мобильному телефону, наивно полагая, что это самый недоступный для прослушки способ связи.
Может быть, так оно и было, если бы номер его мобильного телефона не стал известен оперативникам. Но откуда Кривому было об этом знать! Память телефона в домашнем кабинете Грудова выдала этот номер сходу, а установить владельца не составляло труда. Правда, телефон был записан на Герасимова, но это ничего не меняло. На этого Герасимова было записано несколько мобильных номеров, и кто именно пользуется тем самым номером, по которому звонил Грудов, узнали довольно оперативно. Достаточно было просканировать частоту, записать на пленку один из переговоров по этому телефону и установить, кому принадлежат голоса.
Спец по таким делам из техотдела Геша Скворцов не только смог настроить сканер на нужную частоту во время работы мобильной связи, прослушать и записать все переговоры Кривого с Герой, но еще и установить местонахождение источника сигнала. Правда, на это ушел чуть ли не целый день. Сначала Геша точно установил, что Кривой ведет переговоры из района Озерной улицы. Затем установил сам дом. Возле дома посадили наружку, и она засекла Геру, который приезжал к Кривому по какому-то делу. Узнать, какую квартиру он посещал, было делом техники. Буквально на второй день после допроса Олега оперативники точно знали, где обитает Кривой. Осталось только его взять.
Зная по недавнему опыту, что придется взламывать стальную дверь, Самохин прихватил с собой группу захвата из шести человек и спеца по взлому дверей. И вся эта «банда» вместе с операми прибыла к жилому дому по уже известному адресу часов в одиннадцать вечера. На улице было темно, и под покровом темноты толпа вооруженных людей смогла незаметно проникнуть в подъезд. Во всяком случае, полковник надеялся, что Кривой пребывает в неведении, что готовится захват его «хаты».
Бойцы рассредоточились по лестничной площадке и площадке возле лифтов, а Корнюшин вызвал соседей с нижнего этажа и, предъявив удостоверение, попросил позвонить в квартиру «сто тридцать шесть». Одну немолодую женщину удалось уговорить на этот рискованный шаг, ее проинструктировали, и она стала звонить в дверь. На звонок никто не открыл, но из-за двери раздался резкий женский голос.
— Что вам нужно?
— Я соседка снизу, — представилась женщина. — Вы бы не могли сделать потише музыку, у меня ребенок спит?
Музыка, до этого слегка доносившаяся из-за двери, стихла, но женский голос довольно грубо ответил:
— Еще нет двенадцати, можем включать хоть на полную громкость!
— Ну я вас прошу, сделайте потише! — попросила женщина.
— Тебе же сказали, после двенадцати! — вдруг ответил грубый мужской голос. — Вали отсюда!
Женщина повернулась и ушла. Больше от нее ничего и не требовалось. Все было ясно. В квартире присутствовала не только женщина, но и мужчина, и вполне возможно, не один. Но, судя по глухим голосам, доносившимся из-за двери, их было не так много. Если женщину в расчет не брать, то квартиру вполне можно брать штурмом. Предварительно выломав дверь. На то, что засевшая в квартире компания откроет ее, рассчитывать не приходилось. Но можно было хотя бы попробовать.
Самохин кивнул Косте, и капитан шагнул к двери. Нажал кнопку звонка. За дверью завозились, но открывать ее не спешили. Видно, разглядывали в глазок костину физиономию. А она у него была довольно хмурая и официальная, что сразу насторожило тех, кто сидел внутри.
— Чего надо? — наконец, спросил грубый мужской голос. Музыка давно стихла, о ней уже никто не вспоминал. Разговор перешел в другое русло.
— Здесь проживает бизнесмен Дмитрий Кривошеин? — напрямую спросил Корнюшин.
— Нету здесь такого! — рявкнул голос. — В другом месте ищи!
— Мы можем проверить? — Корнюшин полез в карман, вынул удостоверение в красной корочке, развернул перед самым глазком. — Милиция!
За дверью снова завозились, зашаркали ногами, послышались приглушенные голоса, но дверь открывать не собирались. Костя нажал кнопку звонка и постучал по двери кулаком.
— Откройте, милиция!
— Что вам надо? — донесся другой мужской голос, но не такой грубый, как до этого. Хотя этот голос, похоже, принадлежал человеку сильному и властному. Такой человек привык отдавать команды и требовал, чтобы ему подчинялись.
Костя понял, что люди, засевшие в квартире, с милицией еще считаются. Или пока выжидают, не торопясь вступать в открытый конфликт. Но то, что они не открыли по первому требованию, сразу наталкивало на мысль о не совсем законном пребывании их здесь, в этом доме.
— Я же сказал! — повторил Костя. — Мне нужен Дмитрий Кривошеин!
— Я вам тоже сказал! — ответил голос. — Здесь таких нет! И никогда не было!
— Вот и откройте дверь, чтобы мы это проверили!
В двери защелкал замок, видно, кто-то проворачивал ключ. Но дверь все равно не открылась. Несмотря на то, что этот кто-то пытался ее открыть. Или не пытался, а только делал вид.
— Замок сломался! Не открывается! — нагло заявили изнутри.
— Если не откроете, будем ломать дверь! — предупредил Костя.
— А у тебя что, есть санкция прокурора?
— А как же! Я без санкции прокурора даже в сортир не хожу! — саркастически заметил Костя.
— Ну, тогда ломай!
Костя отступил в сторону. Его место занял спец по взлому стальных дверей. Он не мудрствовал долго, подключил «болгарку» к шкафу с электроразводкой и за две минуты срезал стальные петли на двери, которые торчали снаружи. Чтобы открыть дверь, теперь нужна была только физическая сила.
Два здоровенных бойца из группы захвата зашли с двух сторон, вынули дверь из коробки и хотели отставить ее в сторону. Но не успели это сделать, как их встретил шквал пистолетного огня из квартиры. И сквозь него даже пробивалась одинокая автоматная очередь. Бойцы вовремя отскочили за выступы стен, так что никого из них не зацепило. Дверное полотно образовало проем, в который можно было протиснуться по одиночке. При желании. Но такого желания у бойцов пока не было. Никому из них не хотелось нарываться на пулю. Они залегли вокруг двери, рассредоточившись по всей площадке. Огонь сразу стих. Но теперь закричала женщина, которая находилась внутри.
— Не кричи, дура! — оборвал ее грубый мужской голос.
— Прекратите стрельбу и сдайте оружие! — распорядился Самохин.
Видимо, решил, что обращается к своим подчиненным. Но люди, засевшие в квартире, его подчиненными не были и сдавать оружие не спешили. Они решили играть ва-банк.
— У нас заложница! — крикнул тот самый мужской голос, который был не такой грубый, как первый. Но хозяин голоса оказался более коварным, раз решил использовать женщину в качестве щита. — Если вы не уберете отсюда всех людей, я убью ее! Даю вам пять минут на то, чтобы вы очистили подъезд! И двор!
— Знакомый голос, — пробормотал Самохин и стал вспоминать, где он его слышал.
Костя ему напомнил. Ведь они слышали этот голос всего лишь три дня назад, когда неизвестные бандиты брали штурмом другую квартиру. Тогда штурм не удался. Стальную дверь даже не могли вскрыть. В квартире тогда засел криминальный авторитет Кривой. Сейчас ситуация повторялась, и в качестве пострадавшего выступал тот же самый человек. С той только разницей, что теперь он оказывал сопротивление властям. Причем, вооруженное сопротивление.
— Это голос Кривого, — буркнул Костя. — Мы с ним уже беседовали. Три дня назад.
Полковник сразу его вспомнил. И вспомнил, как выглядел тот самый бизнесмен Кривошеин. Стройный, спортивный молодой человек с ехидной ухмылкой на губах. Но сейчас он, кажется, серьезно напуган. Голос дрожит и срывается. Но это тот же самый голос, вне всяких сомнений. Значит, Кривой здесь и сдаваться не собирается.
— Переговоры бессмысленны, — сказал полковник. — Надо их всех брать. Если он ее убьет, это останется на его совести.
Костя махнул рукой командиру бойцов.
— Вы знаете, что надо делать!
Командир кивнул и показал своим ребятам, что настало время действовать. До этого они, позевывая, спокойно наблюдали за переговорами ментов с засевшими в квартире бандитами. Теперь же приободрились и понимающе переглядывались друг с другом. Без лишних разговоров они надели на лица противогазовые маски.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...