ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Глаза такие темные, щеки впалые, нос чуть горбатый и с усами. Одет был в грязную рабочую куртку какого-то непонятного цвета и темные штаны. Это все, что я запомнил.
— Ну, а другой?
— Другой? Другой повыше ростом немного. У него, кажется, были густые медные волосы, он был без кепки, но чуб нависал на самые глаза. Был без усов, нос немного картошкой. Простецкий такой парень, каких тысячи. Одет тоже был в рабочую куртку коричневого цвета и черные штаны. И у обоих в руках маленькие чемоданчики. Ну, любой, кто их увидит, скажет — сантехники! У меня, главное, и сомнения не возникло!
— А как же они в дверь прошли? — спросил Корнюшин.
— Как-как! Так же, как и все входят. Нажали кнопки домофона, кто-то им ответил, затем открыл дверь, они и прошли. Балагурят меж собой, шуточки отпускают. Ну, какие к черту киллеры? У меня и в мыслях этого не возникло! Мы, говорят мне, в сто шестнадцатую квартиру идем, смеситель менять. Ну, идите, говорю, мне что, жалко!
Костя помотал головой и хмыкнул. Да, придраться не к чему. Охранник же не обязан обыскивать проходящих мимо его поста сантехников и всех других граждан на предмет наличия оружия. И то, что они киллеры, у них на лбу не написано.
— Вы нам поможете их фоторобот составить? — уточнил он.
— Помогу, чего не помочь, — согласился Михалыч. — У меня зрительная память хорошая. Вот интуиция ни к черту! И как это я их прошляпил?
От охранника отстали и насели на водилу Николая. Тот чувствовал себя виноватым, но старался этого не показывать. «Сантехников» он тоже хорошо запомнил, поскольку обратил на них внимание, когда они выходили из подъезда. Его описание вполне совпало с описанием Михалыча. Плюс к этому он запомнил машину — обычную «шестерку» грязно-темного цвета. Но, как ни старался, номер вспомнить не мог. Самохин махнул рукой. Даже если бы он и запомнил номер, это мало что даст. Машину, скорее всего, уже бросили где-нибудь неподалеку.
— Что же вы так плохо хозяина охраняли? — осуждающе проговорил полковник.
Водитель занервничал и скорчил обиженную физиономию. Словно это сам хозяин был виноват в своем убийстве, а не он, его телохранитель.
— Дмитрий Василич сам запретил мне провожать его до машины! — сразу отрезал Николай возможные обвинения. — Говорит, жене неудобно прощаться, когда рядом посторонние. Да и вообще, говорит, что я маленький, сам не дойду. Не было у него никаких подозрений, что его могут того... в подъезде...
— Оказалось, что маленький, — проворчал Самохин. — Не дошел. Надо было вам свои обязанности исполнять до конца. Хочет этого шеф или не хочет. Здесь уже решает не он, а его телохранитель. Разве не так?
Николай отвернулся и уставился в пол. Понимал, что с него спрос будет серьезный. Во всяком случае, в его карьере телохранителя образовалось большое черное пятно, которое ему никогда не простят. Но когда обязанности мешает исполнять сам охраняемый, то упрекать телохранителя трудно.
— Ну да, такому скажи поперек, — обиженно проговорил он. — Сразу взашей погонит!
— Значит, у него что, характер был тот еще? — уточнил Самохин. — Строгий мужик, да?
— Да не особенно, чтобы строгий, но с норовом. Чуть что не по его, сразу в крик! Мог уволить кого-нибудь в один момент, если человек не справился. То сидит хвалит кого-то, а назавтра этого же ругает почем зря.
Самохин навострил уши.
— Вспомните, пожалуйста, кого он ругал в последнее время?
— Как кого? Все того же — Полозкова. Тот его просто достал. То одного не может сделать, то другого. Дмитрий Василич мне про него все уши прожужжал. По-моему, он собрался его увольнять.
— Это интересно... — пробормотал Самохин, что-то себе обдумывая, и решил посмотреть на трупы в последний раз, перед тем, как их увезут.
Глава 2
Они знали друг друга лет пять. Вместе ходили в один спортзал, качали мышцы, отрабатывали удары, гоняли мяч. Знали все слабости и сильные стороны каждого из троих. Не раз участвовали в драках. Потом настала пора думать, куда применить полученные «знания». И когда Колян предложил хорошую денежную работенку, Саня и Витек сразу согласились. Лидер коломеевской группировки Назар набирал в свою команду крепких парней для работы на точках. Там есть, где помахать кулаками, есть, за что получать приличные бабки, есть смысл жизни. Дал, кому сказали, по сусалам, получил наличные и в кабак с девками. Чем не жизнь! Не в армию же идти молодым, сильным парням! Гробить два лучших года жизни, шагая в строю, — это для идиотов и маменькиных сынков!
С утра парни проехались по коммерческим точкам, собрали дань. Несколько кафешек, два продуктовых магазинчика и еще штук десять киосков. Работа не сложная, без конфликтов и нервотрепки. Хозяева платили без разговоров. Плата была установлена давно, методом проб и ошибок, ее то поднимали, то опускали, пока, наконец, не остановились на чем-то одном. Рынок ведь! Спрос определяет предложение и наоборот. В результате плата получилась чисто символическая. Для коммерсантов никакой нагрузки, а для рэкетиров приятно. Будет на что пожить и развлечься.
Посетив очередную точку, парни вышли из дверей, погрузились в свою «бээмвуху» и собрались ехать дальше. Колян включил зажигание, нажал на газ. Машина отъехала от тротуара. Саня, сидящий на заднем сидении, оглянулся назад. Зачем он это сделал, трудно сказать. Наверное, по привычке. Просто привык оглядываться, уходя. Несколько раз слышал, как мимо уха свистела пуля, и с тех пор всегда проверял, не вынул ли кто у них за спиной ствол.
В сотне метров позади них отъехала от тротуара темно-серая «девятка» с тонированными стеклами и на той же скорости двинулась за ними. Может быть, конечно, не за ними, а просто в ту же сторону. Но Сане она показалась знакомой. Сегодня он ее уже видел пару раз. Но не обратил особого внимания. Мало ли машин на улицах!
— Хм, опять за нами едет, — заметил он. — Следят, что ли?
— Кто? — Витек тоже обернулся назад. — Вот этот «жигуль», что ли? Или вон тот джипяра? Или вот этот «мерс»?
Машин сзади было предостаточно. Все ехали за ними в одном направлении. Да и странно было бы, если бы они ехали в разных. В одном потоке как-никак!
— Нет, вон та «девятка»!
Саня не отрывал от «девятки» взгляда. Она пряталась за джипом и «москвичом». Иногда выглядывала из-за них, но тут же уходила в тень. Ее ветровое стекло бликовало из-за того, что сильно покато, и понять, кто сидит за рулем, было невозможно. Лица прятались в темноте салона.
— Ну-ка, прибавь, Колян, — сказал Саня. — Давай оторвемся. Если за нами пойдет, остановимся и разберемся с этими мудаками.
Колян пожал плечами, прибавил скорость, вылетел в левый ряд и пошел под сто вперед, благо светофоров впереди не торчало. «Девятка» отстала и затерялась среди других машин. Саня облегченно вздохнул. Повернулся и стал смотреть вперед.
Витек, сидящий рядом с водилой, покосился на него, усмехнулся. Толкнул в бок Коляна, показал большим пальцем назад.
— А у Сани очко играет! — засмеялся он. — Хвост все время мерещится.
— А может, у него самого хвост растет! — заржал Колян и ругнулся на какого-то чайника, который слишком круто их подрезал. — Куда прешь, пидор!
Саня немного обиделся. Он, можно сказать, проявил бдительность, заметил слежку, если это была она, вовремя среагировал. Он всегда был собран и активен, когда находился на «работе» и не позволял себе расслабиться, как Витек. Потому что не раз попадал в непростые ситуации, когда дело доходило до стрельбы, и подсознательно был готов к ней всегда. А порой даже вздрагивал, когда рядом кто-то резко поднимал руку. Он всегда ждал нападения, и был уверен, что в любой момент может на него ответить. И когда его обвиняли в том, что он слишком подозрителен, Саня готов был полезть с обидчиком в драку.
— Сами вы пидоры! — усмехнулся он, делая вид, что ругнулся в шутку.
Машина пролетела еще два перекрестка, и Колян свернул на магистраль. Там он нарочно снизил скорость, оставаясь в правом ряду. Торопиться было совершенно некуда. Саня на всякий случай обернулся и бросил взгляд назад. Темной «девятки» на горизонте не наблюдалось. Значит, он, действительно, перестраховался. Это не было слежкой. Просто та загадочная тачка ехала вместе с ними по одному маршруту. Потом их пути разошлись, и они потеряли своего попутчика.
Саня окончательно успокоился и стал смотреть на проезжающие мимо иномарки. Некоторые из них были новейшие, и Саня немного завидовал их владельцам. Неужели и он когда-нибудь будет ездить на такой красавице, как вот эта новенькая «аудишка» с покатой крышей!
Витек уже совсем разомлел от жары, сполз куда-то вниз и откинул голову.
— Пива хочется, — сказал он и тяжело сглотнул. — Колян, давай, тормозни у киоска. Пива возьмем.
— Ага, встань! — согласился и Саня. — Постоим, передохнем. А Витек за пивом сбегает.
Колян совсем сбавил скорость, пошел потише. Витек, сидящий рядом с ним, выглядывал на обочине киоски с напитками. На улице теплынь, стекло в дверце приспущено, в проем залетает ветерок. Но все равно жарковато. Так и хочется смочить пивком глотку.
— Вон, хибара какая-то стоит! Там пива — хоть залейся!
Недалеко от дороги, метрах в двадцати, возле какого-то магазинчика торчал киоск, сверху донизу заставленный бутылками. Колян подрулил к тротуару, тормознул. Витек вылез из машины на тротуар, прошмыгнул прямо через газон к киоску, засунул физиономию в окошко. В киоске сидела симпатичная молодая девка.
— Не скучно тут тебе? — осклабился он. — Может, развлечемся?
— Некогда скучать! — отмахнулась она. — Чего тебе?
— Три пива! «Туборг»! И чипсы какие-нибудь! Давно тут припухаешь?
— Недавно! — Девица отвернулась и исчезла за прилавком. Наверное, полезла доставать откуда-то снизу банки.
Витек всунулся поглубже, чтобы лучше рассмотреть ее сзади. Задница у девахи была очень аппетитной.
— Как тебя звать-то, милая? — сказал он. — Меня Ви...
Он не договорил, потому как вдруг за спиной, совершенно неожиданно, бабахнули выстрелы, затем рявкнул движок, взвизгнули покрышки и закричала какая-то женщина.
Пока он торчал у киоска, Саня и Колян отдыхали в машине, откинув головы на спинки сидений. И вдруг из общего потока вынырнула темно-серая «девятка» с тонированными стеклами и резко тормознула возле них, чуть не чиркнув крылом по дверце. Из приоткрытых окон высунулись два ствола и в одно мгновение расстреляли сидящих в машине Коляна и Санька. Они ведь сидели прямо перед убийцами, на расстоянии вытянутой руки.
Когда Витек оглянулся, «девятка», взвизгнув покрышками, сорвалась с места. Через каких-то пять секунд она исчезла из поля зрения, растворившись в плотном потоке машин. Витек даже не успел запомнить ее номера. Он постоял мгновение у киоска, вытаращив глаза, наконец, спохватился и побежал к машине, чтобы посмотреть, что стало с его дружками. Оба были мертвы. Пули раскрошили головы пацанов, словно спелые арбузы, забрызгав кровищей весь салон. Витек с отвращением отвернулся и увидел, что вокруг собираются прохожие. Какая-то пожилая женщина продолжала кричать. Было слишком много свидетелей.
— Да заткнись ты! — ругнулся Витек и понял, что сейчас самое разумное — скрыться с места происшествия. Пока те, в «девятке» не вернулись, чтобы добить и его. Или пока не прибыли менты. Ни с киллерами, ни с ментами он дела иметь не хотел.
Кроме трех отстрелянных гильз от «макара» и скомканной обертки от жевательной резинки «Орбит», на месте преступления ничего не нашли. Даже если предположить, что резинку жевал один из киллеров, найти его по обертке весьма затруднительно. Вот если бы он выплюнул жвачку, то слюну на ней могли бы в дальнейшем сравнить со слюной подозреваемого и получить лишнее доказательство его виновности. Или невиновности. В зависимости от результата сравнительной экспертизы. Однако киллер такой возможности не предоставил, поскольку жвачку унес с собой.
Медэксперт Лена Муравьева установила характер пулевых ранений в телах Кравцова и его жены, и их накрыли клеенкой. Лена переступила через кровавую лужу, отошла в уголок и принялась писать протокол осмотра.
— Жалко, — тихо проговорила она.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...