ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Черт возьми, почему он не побежал там, во дворе, когда был относительно свободен! А может, правильно сделал, что не побежал — скорее всего, его бы поймали, или не стали ловить, а просто подстрелили бы, как зайца, при попытке побега.
Олег бросил взгляд на решетку, отгораживающую заднюю часть салона, потом на дверцу, которой закрывалась эта задняя часть, в простонародье именуемая обезьянником, потом на замок в дверце. Решетки были сделаны крепко, надежней не придумаешь. Замок закрывался и открывался наружной ручкой, внутренней ручки не было совсем, то есть открыть дверь изнутри представлялось затруднительным. По-видимому, это было сделано на случай, если кому-нибудь из задержанных придет в голову пойти погулять во время движения. Олег опустил голову и посмотрел себе под ноги. Железный сварной пол был накрыт грязным резиновым ковриком. Он приподнял коврик. Да, пол сварен прочно, хотя и проржавел уже в нескольких местах. Все, выхода нет! Автозак придет во двор Управы, и когда Олега выпустят из машины, бежать будет просто некуда. Даже если удастся каким-то чудом доказать свою невиновность, месяца три-четыре он будет париться в камере изолятора. За это время его бизнес развалится на корню. Работы прекратятся, заказчики уйдут в другие фирмы, персонал разбежится, и его «Корвет» прекратит свое существование. Кто останется работать у хозяина, который сидит в тюрьме? Только самый преданный. А таких можно пересчитать по пальцам одной руки. Олег неожиданно для себя понял, что уже ничто не может его спасти. И махнул рукой. Будь, что будет! Вдруг пройдет эта черная полоса жизни, и все еще как-то повернется к лучшему.
Он смотрел себе под ноги и не обращал внимания на дорогу. И в тот момент, когда он подумал о чем-то лучшем, что может изменить его жизнь, он услышал глухой удар. Машину резко дернуло, Олег ударился головой о притолоку, и газик прочно встал. Олег потер ладонью лоб и посмотрел вперед, насколько позволяла это сделать решетка. Впереди газика торчала, почему-то развернувшись поперек движения, какая-то иномарка. Передок у иномарки был безнадежно разбит. Впрочем, у газика тоже. Олегу сразу стало ясно, что произошло. По городским улицам он ездил давно и не раз видел такие аварии.
На перекрестке какой-то лихач не пожелал уступить дорогу раздолбанному милицейскому драндулету и вылетел со встречной полосы на левый поворот перед самым носом у газика, думая, что проскочит. Конечно, он не рассчитал своего маневра и влетел ему в передок. Две машины застряли на самом перекрестке, перегородив две проезжие части и создав невообразимую пробку. Как всегда, рядом не оказалось ни одного гаишника.
Между тем, менты вылезли из машины и орали на лихача. Тот тоже выбрался из своей разбитой красавицы и, глядя на повреждения, тихо переругивался с ними, старясь оправдаться.
— Куда ж ты прешь, барыга! — кричал ментовской водила. — Думаешь, если на иномарке, то можно правила не соблюдать!
— А что ты едешь, как малахольный! — кричал на него лихач. — Все уже проехали, а ты только прешься!
— Ну, все, парень! — грозно ворчал сержант. — Будешь нам все машины ремонтировать за свой счет. А их у нас восемь штук, и только две на ходу!
Похоже, дело затянулось надолго. Пока водилы разберутся между собой, пока подъедет машина ППС, пока составят акт, времени уйдет немерено. Олег сел на свое место и тупо уставился на замок в дверце. Подергал ее, пытаясь отжать. Нет, закрыта основательно. Просто так не откроешь. Если только с той стороны кто за ручку дернет! А почему бы не дернуть! Он поднялся с сиденья и выглянул в заднее зарешеченное окошко. Прямо за газиком застряла «волга», выкрашенная в желтый цвет. Таксист, мужик, судя по роже, откормленный, а значит, рвач, каких мало. Он нервно посматривал на часы. Видно, ему было ужасно жалко терять рабочее время в пробке. Да, подумал Олег, такой за лишние бабки все что хочешь сделает. Даже поможет удрать! А чем черт не шутит — попытка, не пытка! И Олег постучал по стеклу.
Таксист не обращал на него внимания. Олег постучал сильнее и помахал рукой.
Таксист посмотрел на него, скорчил ухмылку, покачал головой. Мол, попал любезный, ну посиди теперь на казенных харчах. Олег показал ему на ручку дверцы, затем потер пальцами, изображая деньги, и показал пальцем на таксиста, сказав этим, что заплатит ему любую сумму. Водила сходу понял, что он хочет. Догадливый попался мужик. И сразу почувствовал свою выгоду. По-видимому, мозги у таксиста работали молниеносно и в правильном направлении. Тот, кто сидит в обезьяннике, наверное, подумал он, по виду приличный человек — не ханыга какой-то, бабки наверняка водятся. Ну, попал мужик за мелкое хулиганство, раз его так перевозят. Не за убийство же его забрали! Если б был убийцей, разве ж его бы так перевозили, без конвоя! Выпустить его раз плюнуть, отвезти на хату, так он расплатиться по высшей таксе. Да, жалко терять такого клиента! И таксист согласно кивнул на призыв Олега.
Он приоткрыл дверцу, вылез из машины и пошел вперед посмотреть, что там делают менты. Они продолжали ругаться с лихачом, по-видимому, даже позабыв про своего задержанного. Или думали, что он все равно никуда из машины не денется, будет сидеть, как миленький. Таксист вернулся обратно, пригнул голову и зашел за кузов газика. Не долго думая, дернул ручку вниз. Дверца приоткрылась, и Олег легко выскользнул из обезьянника. Таксист, как ни в чем не бывало, негромко закрыл дверцу обратно.
— Спасибо, братан, — бросил Олег на ходу. — Поехали, расплачусь по полной таксе!
Он прошмыгнул назад, открыл заднюю дверцу «волги» и упал на заднее сиденье, чтобы его не было видно снаружи. Водила невозмутимо забрался на свое место и, посигналив, дал задний ход. Машины немного расступились. Переругиваясь с другими водилами и сигналя, чтобы ему уступили дорогу, таксист вывернул машину влево и выехал на встречную полосу. Там он развернулся и, сходу набрав скорость, полетел по свободному шоссе, благо, пробка на перекрестке, похоже, надолго перекрыла трассу.
Таксист подъехал прямо к дому Олега на Прибрежной улице. Завел машину во двор, где вчера вечером разыгралась трагедия. Причем трагедия с двойным финалом. Один финал — убийство, другой — обвинение в убийстве. И еще неизвестно, какой финал трагичней. Женщине уже все равно, она мертва, а ему, Олегу, еще жить и жить. С такой виной, какую пытаются навесить ему, спокойно не поживешь и долго не протянешь. Обязательно навесят срок.
Олег внимательно осмотрел стоянку машин. Ничего подозрительного он не увидел. Зато увидел свою машину. Среди других иномарок отдыхал его верный сиреневый «фольксваген-пассат», даже не поставленный на сигнализацию. Вчера он так и не успел этого сделать. Хорошо, хоть машину не угнали! Жаль, ключи от нее с пультом сигнализации и водительские права остались в ментуре. Вернее, у сержанта в газике, который вез их в Управление. Так же как и паспорт, часы, бумажник с кредитными карточками и наличными деньгами, мобильный телефон и еще всякие карманные мелочи, без которых не обойтись. Олег почувствовал себя как без рук. Хорошо, что дома есть запасные ключи от машины и деньги. Хватит, чтобы расплатиться с таксистом.
— Поднимемся в квартиру, — сказал ему Олег. — У меня при себе ни копейки. Эти гниды ментовские все отобрали!
— А за что хоть загребли? — поинтересовался водила, выключая зажигание и вынимая ключи из замка.
— Да! — отмахнулся Олег. — За драку. Главное, если бы я первый полез! Тогда бы хоть был виноват!
— Как же теперь отмажешься? — сокрушенно помотал головой таксист. — Тебя искать будут!
— Будут! — согласился Олег. — Попробую через знакомого мента все уладить.
Они поднялись в квартиру. Жена была дома и обрадовалась приходу мужа. Просто не верила, что он вернулся целый и невредимый. Думала, что в милиции из него сделают свиную отбивную. Олег не стал ей ничего объяснять при постороннем. Быстро прошел в комнату, достал из письменного стола деньги — несколько тысяч баксов и тысяч десять рублей. Вернулся в прихожую.
— Сколько? — спросил он. — Чтоб без обид.
Водила долго не думал.
— Триста! — выпалил он. — Баксов! Я все-таки рисковал. Могли меня тоже загрести за пособничество.
— Согласен! — кивнул Олег и отсчитал ему три сотенные долларовые бумажки.
Водила, довольный, удалился.
Надя удивленно смотрела на Олега. Он был возбужденный и нервный. Из-за чего бы это? Вчера вечером он позвонил ей и сообщил, что находится в милиции. Там он провел всю ночь и, по-видимому, утром его выпустили. Но, как видно, безосновательно. Муж, действительно, в чем-то замешан, да еще и сообщника с собой привел. Или, может быть, он провел ночь не в милиции, а на другой квартире? Где была совсем другая женщина. Ее мучила неизвестность.
— Что произошло? Ты что, действительно сидел в милиции?
— Представь себе! — улыбнулся Олег. — Но я оттуда сбежал.
— Как сбежал? — Испуг Нади был искренним.
— По дороге в Управление внутренних дел. Меня спас этот таксист.
— Так за что тебя забрали?
— Надя, дай что-нибудь поесть. И я, пожалуй, пойду. А то сейчас менты нагрянут.
Они пошли на кухню. Надя быстро согрела чайник, засунула в микроволновку жаркое с гарниром. Олег плюхнулся за стол и смял это все за один присест. С вечера он ничего не ел и был голоден, как волк.
— Я хотел спасти женщину, которую зарезал бандит, — сказал он, не переставая жевать. — А меня обвинили в ее убийстве.
— Как они могли? Это дикость какая-то!
— А что, дикость — это такое редкое явление? — огрызнулся Олег. — В общем, не знаю, как это получилось! Либо злосчастное стечение обстоятельств, либо чей-то злой умысел. И мне сдается, что так оно и есть. Какой-то коварный магнат устраняет конкурентов. Я — один из них. Почему бы не устранить меня с помощью ментов?
— И что же теперь делать? — возмутилась Надя. — Тебя могут посадить!
— Могли! Но не получилось! Судьба дала мне один маленький шанс. И я должен его использовать. Если я не выясню все сам, менты не будут со мной церемониться. Они меня поймают и посадят. А у них выяснять времени нет. Они протоколами заняты!
Олег скинул пиджак и брюки, переоделся в более подходящий для беглеца наряд — куртка, свитер, джинсы, кроссовки. Взял запасные ключи от машины, все оставшиеся деньги и посмотрел на часы. Было восемь часов утра. Он поцеловал Надю на прощанье и ушел.
Прежде чем выйти из подъезда, внимательно оглядел двор. Но ничего подозрительного не заметил. Наверное, ленивые менты еще долго будут раскачиваться. Что ж, это только ему на руку! Не теряя времени даром, Олег проскочил на стоянку к своему «фольксвагену», мгновенно открыл дверцу, плюхнулся на сиденье, завел движок и выехал со двора. И уже на улице, отъехав, увидел в зеркало заднего вида, как во двор заезжают ментовские «жигули».
В машине помимо водилы сидели капитан с сержантом. Видимо, обнаружив отсутствие заключенного после того, как вдоволь наругались с виновником аварии, менты подняли большой шум. Бросив машину с водилой на месте аварии, сержант добрался до своего отделения и доложил о случившемся капитану. Конечно, тот сразу сообразил, где искать беглеца.
Олег усмехнулся. Это только чудо, что ему удалось с ними разминуться. Теперь он был свободен и знал, у кого искать помощи. Во всяком случае, он надеялся, что старый друг ему поможет.
Только в половине десятого оперативная группа прибыла во двор дома на Прибрежной улице. Корнюшина и Тарасенко полковник Самохин сразу отправил опрашивать жильцов нижних этажей на случай, если кто-нибудь из них слышал или видел что-то, связанное с убийством. А криминалисты Коли Балашова принялись осматривать место преступления. Следов в кустах, где и произошло убийство, было много, даже очень много. Кто там только не топтался! И вычленить из этой массы следов следы убийцы, жертвы и случайного свидетеля убийства представлялось просто невозможным. Пятна крови еще остались на сухой земле, благо ночью не было дождя, и они непосредственно указали место, где была нанесена смертельная рана. Потом тонкая цепочка кровавых пятен тянулась в направлении стоянки, там обрывалась, и в том самом месте, где врачи со «скорой» подобрали тело, было пятно побольше.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...