ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Вообще-то я не слышал, чтобы коммерсанты были в приятельских отношениях с рэкетирами, — с сомнением высказался полковник. — Скорее всего, они тихо ненавидели друг друга. Хотя этого и не показывали на публике. Ну да ладно, допустим такое положение вещей. Чего в наше время не бывает! Но даже если они были близкими друзьями, ничто не мешало в случае разногласий одному из них убрать друга. А, как вы считаете?
— Почему бы и нет! — согласился Корнюшин. — Сейчас заказ на друга в коммерческих кругах вообще считается хорошим тоном, ну что ли, высшим проявлением дружбы. Нам удалось выяснить один интересный факт. Буквально позавчера, ровно за сутки до гибели, Грудов был похищен вместе с его машиной и увезен в неизвестном направлении.
— Похищен? — немного удивился полковник. — Как это похищен? Кем?
— Среди бела дня в его «мерседес» въехал «жигуль». Из него вылез какой-то человек, он смог обезвредить телохранителя. Затем налетчики захватили машину, в которой находился Грудов, и уехали. Я справлялся в ГАИ. Такая авария действительно имела место. Но когда гаишники прибыли на место аварии, там находился только битый «жигуль». «Мерседеса» и след простыл.
— Вы допросили телохранителя?
— Конечно! — сказал Костя. — Но он даже не успел как следует разглядеть похитителей. Он сказал, что ему в зад въехала обычная «шестерка», из нее вылез обычный парень в черной куртке с обычным открытым лицом. Причем, выражение лица у него было виноватым, и телохранитель подумал, что это просто какой-то «чайник» обделался. Но «чайник» вдруг взял и двумя ударами вырубил его, здоровенного мужика.
— Удалось установить, кому принадлежала эта «шестерка»? — уточнил Самохин.
— К сожалению, нет! — Костя помотал головой. — Более того, по картотеке номер «шестерки» принадлежит совсем другой машине, давным-давно разбитой при аварии и снятой с регистрации. То есть этот номер пустой, ничей. И по номерам кузова и движка тоже ничего не выяснили. Откуда взялась эта машина, вообще непонятно! Призрак с того света!
— Мне так кажется, что это угонщики постарались! — заметил Тарасенко. — Долбанули машину, тюкнули водилу по голове, а пока тот приходил в себя, взяли и угнали ее. А владельца «мерседеса» выкинули по дороге.
— Угонщики, которые разбили машину? — пробормотал полковник. — Довольно странный способ угона. Я о таком еще не слышал!
— Ну и что! Немного разбили зад, это дело поправимое. Отремонтируют и продадут. Сейчас такие мастера есть, зарихтуют так, что ни один эксперт не обнаружит ни малейшей вмятины!
— Я так думаю, надо искать эту машину, — сказал Костя. — Где-то она должна выплыть через энное время! Перегонят в другой регион страны и там продадут. Вот когда на ней новый владелец рассекать будет, тогда она и попадется на глаза.
Полковник не высказал никакого одобрения этой версии. Она казалась ему слишком простой и маловероятной. Зачем бить машину, которую потом надо продать? Зачем лишняя морока? Как будто нельзя угнать машину так, чтобы ее не портить! Есть сто хороших, надежных способов это сделать, и полковник Самохин лично знает парочку. Ну, например, познакомится с владельцем дорогой иномарки на какой-нибудь вечеринке, попросить его подвезти до метро, а по дороге сунуть под ребра ствол и выкинуть из машины. Да мало ли еще способов...
— Нет, ребятки, скорее всего, похищали именно хозяина. Профессиональные угонщики не стали бы портить товар. Они нашли бы способ, как угнать «мерседес» даже в присутствии владельца и без потери товарного вида. Конечно, машину надо искать, только где-то здесь, в городе. И, скорее всего, ее уже бросили недалеко от места угона. Им нужен был именно владелец — Грудов!
— Но если, как вы говорите, Аркадий Михалыч, похитили именно Грудова, — заметил Костя. — Тогда зачем они его отпустили? Или ему удалось сбежать?
— Скорее всего, он был нужен похитителям для того, чтобы потребовать у него крупную сумму. Это довольно распространенный мотив похищения коммерсанта. Вполне возможно, что сумму с него стребовали и после этого отпустили на все четыре стороны. Но испугались, что он может заявить, и решили его убрать. Он добрался до дома, и вот тут-то его настигла пуля киллера. Короче говоря, сейчас нам надо найти машину Грудова. Какая у него была машина?
— Черный пятисотый «мерседес», госномер «кл-252-у», — доложил Тарасенко.
— Надеюсь, в машине обнаружится хоть какой-то след, оставленный похитителями. Если найдем похитителей, то, мне кажется, сможем выйти и на посредника, которым по всей вероятности является Кривой. Будет хоть одно доказательство причастности Кривого, можем его спокойно брать. А через него выйдем и на заказчика. Причем, это может быть заказчик и Грудова, и Кравцова.
Глава 13
Метис в эту ночь спал скверно. Мысли путались в голове, отгоняя сон. Ситуация на криминальном фронте сложилась непростая. Один достоверный источник доложил, что бой Назара с Кривым ничем не закончился. Назар взял особняк штурмом, перебив при этом кучу народа, но Кривому удалось уйти живым и невредимым подземным ходом. Метис был просто уверен, что кто-то из них двоих сможет убрать другого и освободить, таким образом, место для третьего. То есть, для него, Метиса. Потом, с одним единственным противником, ослабленным в смертельном бою, справиться будет гораздо проще. Тут на войне, как на войне. Побеждает не всегда сильнейший, а тот, кто смог перехитрить всех. Он смог. Он устраивал теракты, убивал боевиков Назара и валил всю вину на другого. И когда говорил по мобиле со своими боевиками Котей и Балмасом в подвале Назара, приказал им, чтобы они назвали своим шефом — Геру. И Назар объявил войну Кривому. Две собаки сцепились между собой, и стали биться ни на жизнь, а на смерть. А он остался в стороне. До поры, до времени. Когда придет его время, он нанесет удар в спину сильнейшему из двоих. И останется единственным. Так поступают умные «полководцы». Надо только дождаться исхода боя.
Но теперь он оказался против двух огней. Ему придется воевать с обоими. И тот, и другой обозлятся на него за то, что не помог. Ведь он обещал помочь обоим. Одному пообещал прислать боевиков для осады, другому — подкрепление для обороны. И кинул всех. Да еще взял у одного из них крупную сумму налом. Но пока Назар об этом не знает. А когда узнает, он будет уже далеко.
Узнав, что штурм не принес ожидаемого результата, Метис решил покинуть город, пока «две собаки» грызутся между собой. Его время еще не наступило. Сейчас лучше всего скрыться за границей, где трудно будет его найти. Деньги у него есть и немалые. Четыреста шестьдесят зеленых кусков хватит на первое время. Да еще два лимона, лежащие в швейцарском банке, которые приносят неплохие проценты. На них можно жить припеваючи довольно долго.
Он взял с собой двух мордоворотов на всякий непредвиденный случай, сел в свой бронированный «мерседес», прихватив чемоданчик с баксами «на карманные расходы», и поехал в аэропорт. Самолет на столицу отбывал в три часа дня. Так что вечером Метиса уже не будет в городе. Паспорт у него на чужое имя, и в кассе аэропорта даже не узнают, кто на самом деле купил билет. Ни один сыщик с тремя собаками его ни за что не найдет! Метис умел заметать следы. Только в спешке он забыл, что везде есть чужие глаза и уши. И о его бегстве узнает тот, кому надо об этом узнать.
«Мерседес» благополучно выехал из города, проскочив пост ГАИ, и пошел под сто восемьдесят по левой полосе шоссе, ведущего прямо в аэропорт. На нем не было ни единого светофора и ни одного знака, ограничивающего скорость. Это сделали специально для того, чтобы пассажиры самолетов не теряли время в пути от аэропорта до города. Правда, при этом как всегда забыли сделать разделительную полосу между встречными потоками, ограничившись двумя сплошными линиями. Из-за этой маленькой недоделки шоссе поистине стало дорогой смерти. При плохой погоде любой мог попасть в аварию. И Метису в этот день не повезло с погодой. Шел мелкий моросящий дождичек, который даже хуже ливня. Во время дождичка водители обычно не ограничивают скорость.
«Мерседес» летел по пустому шоссе, и встречные машины старались держаться от него подальше, чтобы ненароком он не задел их своим полированным боком. Можно сказать, что все старались уступить ему дорогу. Не уступила только одна машина. На третьем километре «мерседес» на полной скорости влетел в груженый кирпичом «Камаз», который за каким-то чертом вынесло на встречную полосу. Грузовик не то что не сторонился «мереседеса», как другие машины, а именно перед носом иномарки вдруг вильнул влево и встал всей своей массой прямо на ее пути. Водила Метиса ничего не смог сделать, у него даже не хватило времени, чтобы вывернуть руль. Лобовой удар смял передок «мерседеса» в такую «гармошку», растянуть которую уже никогда не удастся ни одному «гармонисту».
Вот кому повезло, так это водителю «Камаза». Здоровенный парень спортивной наружности, на удивление, практически не пострадал. Он легко выпрыгнул из кабины, с интересом посмотрел на дело своих рук и скрылся с места аварии, исчезнув в близлежащем лесочке. Наверное, испугался свалившейся на него ответственности за трагедию. Хуже пришлось пассажирам «мерседеса». Водитель погиб на месте, сидевший рядом телохранитель получил многочисленные травмы, и не погиб при столкновении, только лишь благодаря раздувшейся, как мыльный пузырь, подушке безопасности. Метис, сидевший сзади, сломал руку, потому как уперся ею в спинку переднего сиденья, да еще и ногу, застрявшую под сиденьем. На его счастье, буквально следом за «Камазом» ехала «скорая». Она тормознула рядом с разбитым «мерседесом». Из нее выскочили два санитара, уложили на носилки пассажира, сидящего сзади, погрузили его в машину, и, завывая сиреной, быстренько отъехали. Почему врачи предпочли помочь боссу, оставив умирать его телохранителя, стало понятно позже.
Метис с переломанными конечностями все же не потерял сознания и прекрасно соображал, где он находится и что происходит. Когда санитары грузили его на носилки, он прихватил с собой кейс с баксами, держа его за ручку здоровой рукой, чтобы не оставлять не пойми кому. Санитар даже помог уложить кейс ему на живот, ведь Метис не выпускал его из рук. Конечно, такой клиент был для врачей более важным, нежели какой-то здоровяк, от которого, понятное дело, прибыли никакой. Но, как оказалось, врачи «скорой» совсем не стремились урвать побольше деньжат, они делали свое дело. Только делали это по указанию того, кто их нанял. Они вкололи пострадавшему обезболивающего, быстренько наложили ему шины и перевязали, совсем не интересуясь содержимым кейса.
И Метис успокоился, что спас свои деньги, и даже обрадовался, что вообще не погиб во время чудовищного лобового удара. Но радовался он рано. Лежа на носилках головой вперед, он не видел, что делается на переднем сиденье. А там, рядом с водилой, сидел какой-то человек в черном костюме, который не принимал никакого участия в пострадавшем. И даже не интересовался, что с ним делают. До поры, до времени. Наконец, он обернулся к раненому и спросил:
— Как ты себя чувствуешь, Метис?
Метису показалось, что он узнал этот голос. Да, точно, он его узнал. Ему пришлось сильно напрячься, чтобы повернуть голову, насколько это было возможно, и посмотреть вперед. Он увидел ухмыляющуюся физиономию Назара.
— Н-нормально... — пробормотал Метис, еще не понимая, как в этой машине мог оказаться его «кореш».
— Не очень болит? — сочувствующе поинтересовался тот.
— Нет, — пробормотал Метис.
— Ну и хорошо, — сказал Назар и стал смотреть вперед. Больше за все время пути он не произнес ни слова.
Совсем скоро машина проехала какие-то стальные ворота и въехала на большой, засаженный кустами участок. Но сколько бы Метис не вглядывался в окна, здания больницы он так и не заметил. Однако увидел приличных размеров трехэтажный особняк, который показался ему до боли знакомым. «Скорая» остановилась у входных дверей, санитары вытащили носилки с раненым и понесли их в дом.
Теперь Метис узнал его. Ну, конечно, это был особняк самого Назара, и его привезли именно к нему.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...