ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И тогда хоть в чем-то можно будет отчитаться перед начальством. А сам поехал на работу.
Черная «волга» полковника тормознула у здания Управления внутренних дел. «Волга» была старенькая, неповоротливая, небольшой скорости и маневренности, но Самохин все равно предпочитал ездить на персоналке за казенный счет. Полковник вылез из машины, поднялся в свой кабинет на третьем этаже, и стал готовить отчет о проделанной работе. Правда, о задержании беглеца он пока писать все же не стал. Многолетний опыт научил его железному правилу — не говорить «гоп!», пока дело не сделано. Но поработать ему так и не дали.
Вскоре прибыл Тарасенко и доложил, что в квартире Игнатова сбежавшего Мещерякова нет, несмотря на то, что его машина действительно стоит во дворе.
— Всю квартиру обыскали, Аркадий Михалыч! Нет нигде! Игнатов утверждает, что Мещеряков оставил свою машину еще вчера вечером. И уехал на такси, так как был сильно навеселе.
Самохин минуты две смотрел на него пристально, не выказывая никаких эмоций. И Тарасенко было подумал, что полковник его не слышит. Но тот просто осмысливал полученную информацию. И понимал, что где-то они прокололись. Обвел их Мещеряков вокруг пальца, просто как пацанов обвел.
— Нет его, в квартире, говоришь? — уточнил полковник.
— Ага, нету! — подтвердил Юра. — Машина есть, а его нету!
— Не может этого быть.
— Почему не может? — удивился старлей.
— Потому что не может! Не мог он просто так машину во дворе бросить! Зачем? Непонятно.
— Так он пьяный был!
Самохин отвел взгляд, пролистал листки с отчетом и снова посмотрел на Юру. Но теперь его взгляд был жестким, а не рассеянным.
— Этот парень кто? Новый русский, как теперь принято говорить! А новые русские, даже если пьяные в стельку все равно за руль садятся и едут, куда им надо. На ногах не будет стоять, но на такси ни за что не поедет!
— Что вы хотите этим сказать, Аркадий Михалыч? — удивился Юра. — Что он не уехал на такси?
— Не уехал, — подтвердил Самохин. — Там он, Мещеряков, там где-то крутиться, возле дома Игнатова или даже в самой квартире. А машина его во дворе стоит не зря. Рано или поздно он за ней придет.
— Так там же наш человек сидит! Он засечет, если Мещеряков во дворе появится.
— Появится... появится... — проворчал Самохин. — А если не появится? Если Мещеряков мог из машины милицейской сбежать, он не такой профан, чтобы лезть на рожон во двор. Он найдет способ, как в дом к Игнатову проникнуть, да еще и свою машину забрать из-под самого носа у наружки.
— Вряд ли он ее забирать станет, — высказал сомнение Юра. — Слишком она приметная. До первого патрульного поста доедет и все! Дальше хода нет!
— Может и так! — вздохнул Самохин. — Только надо бы кого-то в подъезде посадить в непосредственной близости от квартиры Игнатова. Тогда толк будет!
— Есть! — устало вздохнул старлей Тарасенко. Он с тоской осознал, что придется возвращаться обратно, и мечта о сытном обеде растаяла в тумане.
Полковнику подсказывала интуиция, наработанная годами розыскной работы, что все происходящее в последние дни, все эти заказные убийства и бандитские разборки, все это варится в одном котле и каким-то непонятным пока образом тесно связано одно с другим. Более того, было четкое понимание того, что кукловод у всех этих мероприятий по устранению неугодных один. Этот человек, которого уже окрестили словом «магнат», имеет определенную власть и стремиться всеми доступными способами эту власть закрепить и приумножить, не гнушаясь абсолютно ничем. Что-то подсказывало Самохину, что этот человек совсем не Олег Мещеряков, которого, скорее всего, просто подставили, как последнего лоха, этот «магнат» пока не выходит на сцену и находится где-то в глубине кулис, но как хороший режиссер дает оттуда указания и следит за развитием действия. И еще понимал старый опер, что раскрутить его можно, только если начать именно с Мещерякова, каким-то образом связанного с этим «магнатом». Поэтому Мещеряков им нужен скорее не как подозреваемый в нелепом убийстве, а как единственный и пока еще живой свидетель.
В морге городской клинической больницы Костю Корнюшина ждало поразительное открытие, которое повергло капитана в тихий ужас, а в работающее со скрипом колесо оперативной работы вставило здоровенную палку. Он прибыл, чтобы поглядеть на труп убитой с целью возможного опознания, а оказалось, что трупа там и нету.
Дверь морга ему открыл лысый мужик лет шестидесяти с иссушенным лицом, сам похожий на покойника, настолько отрешенный у него был вид. Предъявив удостоверение капитана милиции, Костя проник на запретную территорию загробной жизни и сразу почувствовал, насколько она мрачна и безысходна. В вестибюле еще было ничего, терпимо, но из соседней комнаты веяло таким холодом и трупными запахами, что Костя невольно поежился. На его вопрос о наличие вчерашнего женского трупа со «скорой», мужик ответил, что вчера никаких женских трупов вообще не привозили. Ни убитых, ни умерших самостоятельно.
— Куда же он делся? — удивленно спросил Костя. — Сбежал?
— Не могу знать! — пожал плечами мужик. — Если бы труп привезли, то отсюда он бы вряд ли сбежал. Здесь клиенты все спокойные, ленивые, двигаться не любят.
— Что за чертовщина? — Костя почесал макушку. — Так надо найти! Может, его в другой морг отвезли?
— Ничего подобного! — хмыкнул мужик. — Если женщина со «скорой» скончалась, то отвезли ее именно в этот, при больнице. Наша больница всех больных со «скорой» принимает, только у нас есть отделение скорой помощи.
— Ничего не понимаю! — У Кости даже помутилось в голове. — Куда же делось тело?
— Женщину могли в больницу привезти, а вот сюда ее тело не приехало.
— Как так?
Мужик огляделся по сторонам, словно боялся, что его подслушивают.
— Оно могло пропасть.
Капитан даже вытаращил глаза от изумления.
— Вы хотите сказать, что оно потерялось?
— Очень может быть! — пожал плечами мужик и взялся за оставленный им кроссворд. — У нас тут часто трупы пропадают. То в клиническом отделении затеряются, то родственники заберут раньше времени. Документ приходит, а тела нету.
Костя решил пойти напрямик к главврачу, чтобы понять, куда же подевалось тело убиенной женщины.
Главврач оказался на месте, в своем кабинете, словно специально дожидался прихода оперов. Конечно, Костя стал кричать, обвиняя начальника больницы в том, что они тут разбрасываются покойниками, так что потом их никто найти не может. Но главврач был спокоен и невозмутим, словно это происходило по пять раз на дню.
— А это не наш покойник, — равнодушно заметил он. — Женщину к нам привезли, мы констатировали ее смерть, и все. Ее могли нам не оставлять и обратно отвезти.
— То есть как обратно? Куда обратно? — возмутился Костя.
— Домой! Многие покойники теперь дома лежат, ждут похорон.
У капитана уже не было никаких сил возмущаться.
— Вы должны были покойника оформить по всем правилам! И держать его в морге!
— Ну, это совсем не обязательно, — лениво зевнул главврач. — У нас бывает до того морг переполнен, что покойники в больничных коридорах лежат, очереди дожидаются.
— Господи, и здесь очередь! — вздохнул капитан.
Главврач пожал плечами и стал отнекиваться, на самом деле или делая вид, что он знать не знает ни о какой женщине, скончавшейся вчера поздним вечером и почему-то так и не доехавшей до морга. Костя потребовал от него выяснить истину, угрожая арестом. Врач немного перепугался грозного слова и вызвал к себе в кабинет дежурного врача, который принимал вчера вечером больных и который делал заключение о смерти.
Пришел какой-то паренек в белом халате с фонендоскопом через плечо, лет двадцати пяти, который, похоже, только окончил мединститут. Бородка клинышком делала его немного старше, но солидности не добавляла. Он был смущен и отвечал на поставленные в лоб вопросы, бубня что-то себе под нос. Костя, глядя на него, сначала даже подумал, а не напутал ли тот по неопытности с диагнозом. Главврач представил его оперативнику, назвав Леней Ковриным, и свалил всю ответственность за пропавшее тело на него.
— А ты случаем не ошибся? — спросил Костя у паренька. — Может быть, раненая не скончалась, а всего лишь потеряла сознание? Может, она у вас где-то в палате лежит? Точно она умерла или тебе это только показалось?
Коврин кивнул и сказал довольно твердо:
— Точно! Вот что я научился в институте делать лучше всего, так это отличать живого больного от неживого. И пульса у нее не было, и дыхания, и зрачки при свете не двигались.
— Ты написал заключение о смерти? — уточнил главврач.
— А как же! Вот оно! — Леня открыл папку с бумагами, видно, специально с собой захватил, вынул заполненный формуляр и положил его на стол главврача.
Тот быстро пробежал его глазами. Поднял голову и внимательно посмотрел на Коврина, но как-то осуждающе посмотрел, словно тот совершил какую-то непоправимую ошибку.
— А почему фамилии умершей не указал?
Леня смотрел на него невинным взглядом.
— Потому что я ее не знал! Врач со «скорой» сказал, что у нее при себе никаких документов не было. Они ее в каком-то дворе подобрали. Я так и сообщил в нашу регистратуру. Умершая, мол, была без данных.
Корнюшин взял заключение из рук главврача и тоже внимательно просмотрел его. Все графы формуляра были заполнены, кроме четырех. Фамилия, имя, отчество и год рождения отсутствовали. Где теперь узнавать эти данные, неизвестно! Остается только ждать, пока ее родственники сами не обратятся в милицию о пропавшей без вести.
— От чего же она умерла, по-вашему? — спросил он.
— Там все написано, — без тени смущения сказал Коврин. — Я написал, что причину смерти может установить только вскрытие. Причин ведь может быть несколько. Возможно, были задеты жизненно важные органы. Рана очень глубокая была. Возможно, внутреннее кровоизлияние. Или просто от потери крови. Зачем нам гадать? Надо вскрытие произвести.
— Было бы что вскрывать! — проворчал Костя.
— Как что? — не понял Леня. — Ее тело.
— Нет тела! — удивился главврач. — Пропало оно!
— То есть как это? — искренне изумился Коврин.
— Вот так! — со злостью сказал Костя. — Ну и бардак тут у вас! Покойники пропадают! И концов не найдешь!
Главврач заерзал в своем кресел и виновато произнес:
— Почему не найдешь! Сейчас найдем! Ты, Леня, куда распорядился тело доставить? В морг?
— Ага! — пожал плечами паренек. — Туда его, в морг! Чего ему, то есть ей, в палате лежать вместе с больными?
— Ну, а куда оно, тело это, делось? Почему до морга так и не доехало?
— Не знаю! — пожал плечами паренек. — Я распорядился, его увезли, а куда, понятия не имею!
— Кто увез, ты можешь сказать? — с нажимом спросил главврач, и сам включаясь в интересное расследование. Но было похоже, такие расследования он устраивает чуть ли не каждый день, до того спокойно он держался и не чувствовал никаких угрызений совести за этот бардак.
— Семеныч! — выдал Леня без малейшего чувства собственной вины. Мол, какой с меня спрос? Вот с Семеныча и спрашивайте! Передал жмурика с рук на руки и руки умыл.
— Где этот старый пьяница? — из последних сил выдохнул главврач, понимая, что порядка в вверенной ему больнице он не добьется никогда.
— Как где? Нет его! — бойко доложил Леня. — С утра сменился и ушел. Сказал, что прямо на дачу поедет. Наверное, уже в пути!
Косте чуть не стало плохо. Но даже если бы действительно это случилось, наверное, здесь в больнице его все-таки откачали. Хотя кто их знает, этих врачей! Могли запросто и летальный исход определить!
Глава 12
Не прошло и часа после ухода Игнатова, как ситуация во дворе изменилась. За это время Олег умылся по-человечески, перекусил тем, что отыскал в недрах валериного холодильника, отдохнул немного в кресле, не забывая при этом периодически выглядывать в окно. И в очередное выглядывание увидел, как к торчащему без дела «жигулю» пристроилась черная иномарка. Из нее вылезли двое в штатском, они переговорили о чем-то с человеком в «жигуле» и прямиком направились в подъезд. Олег понял, что эти двое идут по его душу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...