ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Затем неторопливо передернул затвор и приставил пистолет к голове пленника. Наверное, если выстрелить из такого пистолета в голову, мозги разлетятся в радиусе десяти метров. Грудов это тоже понял. У него затрясся подбородок, забегали глаза, он побледнел, как покойник.
— Пошли! — Назар махнул рукой Олегу и Валере, приглашая их выйти наружу. — Или останетесь? Ну, как хотите! А я не люблю на кровищу смотреть...
Олег медленно повернулся к выходу и пошел к двери, Валера увязался за ним, не отрывая взгляда от Грудова. В его глазах читалась вселенская скорбь, словно ему было неимоверно жаль, что его приятель так рано уходит из жизни. Причем, по собственному желанию.
Ужас перекосил лицо пленника до неузнаваемости. Он затрясся, задрожал, как в припадке, из открытого рта потекли слюни, а на брюках тут же растеклось мокрое пятно. Грудов задергался в кресле, тщетно пытаясь вырвать руки из ремней.
— Нет! — закричал он. — Не бросайте меня! Я все расскажу! Все! Это я придумал подставу с убийством! И даже заплатил Кривому! А он, сволочь, не смог все сделать, как надо! Я не хочу из-за него умирать! Почему этот гад будет жить, а я подохну? Лучше убейте его! Это он во всем виноват! Он затеял эту разборку, в которую втянул меня...
Олег и Назар многозначительно переглянулись. Олег вернулся обратно, за ним нехотя притащился Назар, занял свое место Валера. Олег снова достал из кармана диктофон, включил и поднес микрофон к голове пленника.
— Ты что-то сказал про подставу? Повтори еще раз для прессы!
Грудов понял, что только чистосердечное признание облегчит его душу. Сейчас, перед смертью, он должен рассказать все. Что будет потом, не имеет значения. Скорее всего, его убьют, но зато он хотя бы переложит часть вины на Кривого и утащит его за собой в могилу. Если он расскажет обо всех его деяниях, авторитету точно не жить. И как только он немного отдышался и успокоился, то стал рассказывать. Подробно, обстоятельно, стараясь оправдывать себя и переваливать всю вину на своего «кореша».
— Кривой наехал на меня, требуя, чтобы я отстегивал ему больший процент. Я отговорился тем, что у меня с прибылью плохо, потому что мало клиентов. Народ бедный, мало кто строит особняки и все такое... Тогда он мне предложил переманить клиентов из других строительных фирм. Я ему сказал, что это сложно. Он сказал, что ничего сложного нет, надо только ликвидировать эти фирмы. Или перекупить их, или развалить изнутри, или убрать владельцев, или еще как-то... Способ всегда найти можно. Это он так сказал!
— Кривой только такими методами и пользуется, — проворчал Назар.
— Давай, говорит он мне, я буду убирать владельцев строительных фирм, а ты будешь оплачивать мне работу. Чтобы я, значит, ему всех заказывал. А зачем мне это? Мне клиентов хватало. Но пришлось согласиться. А куда деваться! Одного, Кравцова, он убрал сам, вернее киллеры убрали, дальше хотел тебя убрать, Олег. Потому что ты отказался продать свою фирму, когда я тебе предлагал. Я говорю, слишком много шуму будет, если директоров строительных фирм так часто убирать. Сразу будут подозревать оставшихся. Давай сделаем проще и дешевле. Отправим на зону и все. Человек жив, но его на самом деле нет. И предложил ему устроить подставу.
— Сообразительный ты малый! — заметил Олег. — Надо же такое придумать!
— Кривой тоже сказал, что я здорово придумал. Говорит, не только человека уберем, но еще и свалим на него убийство Кравцова. Ведь если он женщину самолично убил, конкурента ему, то есть тебе, Олег, заказать пару пустяков. И, кажется, менты на это клюнули! А иначе стали бы они тебя по всему городу ловить! Ну, я заплатил Кривому бабки, он нашел людей, которые все сделали. Правда, они должны были эту бабу по-настоящему убить. Но что-то не получилось! То ли парень слабо пырнул, то ли ты ему помешал! Короче, в «скорой» она не умерла, в больнице — тоже. В общем, крепкая баба попалась, выжила. И теперь показания дает!
Грудов сказал это со злостью. Стало ясно, что он сильно жалеет о том, что остался в живых такой свидетель. Умерла бы она, никто бы ничего не узнал, ни Олег, ни менты.
— И такой отличный план сорвался из-за какого-то пустяка, — буркнул Назар. — Баба не захотела умирать!
— Да, только из-за этого! — выкрикнул Грудов. — Кривой ведь всех купил бы! И менту из местного отделения, который тебя арестовал, заплатил. И следаку заплатил бы, и судье. Ему что! Это ведь я за все плачу. Так что я спас тебе жизнь, Олег. Если бы я не придумал этой подставы, то тебя тоже мочканули, как Кравцова!
— Вот спасибо! — заметил Олег. — Да ты, оказывается, благодетель человечества!
— А что! — заносчиво выпалил Грудов. — Если бы я не отговорил Кривого от убийства, ты бы сейчас здесь не стоял, а лежал бы где-нибудь в морге.
— Это тебе зачтется, — проворчал Назар. — На том свете.
Грудов поник. Он понял, что обречен. Теперь ему было все равно, что говорить. Лишь бы потянуть время и выиграть у смерти хоть полчасика.
— Это Кривой хочет заграбастать все себе. Он хочет стать хозяином города. Он будет убирать с дороги всех, кто ему мешает. И тебя, Сан Саныч, он тоже хочет убрать. Так что берегись! Он не перед чем не остановится!
— Спасибо за предупреждение, — бросил Назар с сарказмом. — Теперь я узнал Кривого с другой стороны. А то думал, что он мой лучший кореш!
— Это жуткий человек! Это зверь! Ему никого не жалко, даже друзей! Он всех готов уничтожить! Я когда с ним общаюсь, у меня все внутри напряжено. Я его просто боюсь. Он на меня ужасно действует.
— Мы заметили, ты труслив, — кивнул Назар. — Даже штаны намочил.
— Я просто не хочу умирать! Не хочу! Если вы Кривого убьете, всем будет только лучше. И вам, и мне, всем! В городе можно будет спокойно жить. Если хотите, я вам помогу! Если оставите меня в живых, я вам его сдам с потрохами.
— И чем же ты нам можешь помочь, засранец? — усмехнулся Назар.
— Я знаю про него все! Куда он ходит, где бывает и когда, с кем встречается, кто у него любовница, где она живет, куда он поедет за границу и когда вернется. Он мне сообщает все. Понимаете?
Грудов смотрел на собравшихся с отчаянием и надеждой. Вдруг они заинтересуются его предложением и погодят с вынесением приговора. И было похоже, что они заинтересовались. Во всяком случае, их лица просветлели и стали добрее. Или это ему только так показалось?
— Ладно, живи пока! — бросил Назар. — Раз ты нам помочь готов. Развяжи его!
Он кивнул Кучеру. Тот подошел к Грудову, в одно мгновение отстегнул ремни с рук. Грудов тут же вскочил со стула, словно ему воткнули в задницу что-то очень острое. Больше ему в нем сидеть совершенно не хотелось. Он размял руки
— Так где, ты говоришь, его подруга живет? — спросил у него Назар.
— Я знаю адрес! Знаю! Только сейчас вспомню. Улица Трамплинная, дом восемь, а квартира, по-моему, сорок девять. Но это можно проверить.
— И когда он там бывает?
— Да каждый день! После шести часов. Часа два-три посидит, трахнет ее и на ночь в казино. Или в ресторацию вместе с ней.
— Это такая, черненькая, что ли?
— Ага! Викой зовут.
— А чего он с ней не живет?
— А зачем ему себя связывать? — пожал плечами Грудов. — Надоест, другую заведет. Она у него одна, что ли! Он больше года ни с кем не уживается. Я ж говорю, у него характер тяжелый. Кошмарный человек!
— Ладно, пока здесь посидишь у нас! — сказал Назар. — Так спокойней! И тебе тоже!
— Спасибо! — заблеял Грудов. — Я знал, что могу быть вам полезен!
— Не надо этих церемоний... — проворчал Назар и повернулся к Петьке. — Отведи его в комнату для гостей на третьем этаже. И забери мобилу! Чтоб никому не звонил.
Грудов нехотя достал из кармана свой мобильный телефон и отдал ее Кучеру. Петька схватил его за локоть и потащил за собой. Все вышли из комнаты и поднялись наверх, в гостиную. Назар посмотрел на Олега, усмехнулся.
— Теперь я знаю, как с Кривым воевать!
И он двинул в сторону столовой, чтобы отдать распоряжения насчет ужина.
Глава 5
После разговора с операми Рябов посетил главбуха и узнал у него, что денег на продолжение строительства объекта в Ситниках нет и не будет. Последние приключения генерального директора вообще поставили под угрозу банкротства всю деятельность фирмы. Хорошо еще Валера Игнатов продолжает заниматься самыми неотложными делами в отсутствие генерального. Правда, и его редко стали видеть на работе. Такая информация очень воодушевила Рябова. Он понял, что может легко найти повод для встречи с Мещеряковым. Этот повод лежал на поверхности. Конечно, нужно обсудить финансовые проблемы. И он, Рябов, может сделать генеральному одно лестное предложение, от которого тот просто не сможет отказаться. Потому что для него это вопрос жизни и смерти. Со смертью Мещеряков, кажется, уже разобрался, грохнув какую-то женщину, а вот вопрос дальнейшей жизни фирмы пока еще открыт.
И Рябов решил связаться с Игнатовым по мобильной связи. Причем из машины, чтобы не было лишних ушей при разговоре. Он сел в свой фиолетовый «пежо», торчащий на стоянке перед офисом «Корвета», достал из кармана мобильный телефон и нажал соответствующую кнопку памяти. Она отработала номер мобильного Игнатова, и пошли гудки. После третьего гудка ответил мужской голос.
— Алле!
Поначалу Рябов его даже не узнал. Но быстро сообразил, что это совсем не голос Валерия, а голос самого генерального. Рябов удивился, но не надолго. Он и не ожидал такой удачи. Он был уверен, что Игнатов находится где-то радом с Мещеряковым, но не предполагал, что так близко.
— Олег, ты? — даже переспросил он.
— Да! — ответил Олег. — Это кто?
— Это Рябов! Вообще-то я звонил Игнатову, но тем лучше, что слушаешь ты!
— Что ты хотел? — недовольно поинтересовался Олег. Он как раз отдыхал в гостиной от напряженной беседы с Грудовым, прослушивая еще раз запись, и был совсем не рад, что Рябов оторвал его от этого увлекательного занятия.
— Извиниться! — сказал Рябов. — По-дурацки получилось. У тебя сейчас трудные времена, а я полез в бутылку.
— Да уж, труднее некуда! Но я уже забыл о конфликте.
— Я просто был не в курсе всего. Поверь, Олег! Ты же знаешь, что я всегда болел за фирму и старался делать, как лучше. А что так получилось с рабочими, это моя недоработка. Признаю!
— Это все? — Олег торопился закончить неприятный разговор.
— Нет, конечно! — быстро проговорил Рябов. — Я сейчас был у нашего главбуха. Он сказал мне по секрету, что ты искал кредит и вроде бы не нашел. Так или нет?
— Да. И что дальше?
— Короче, я хотел бы тебе помочь.
— Да что ты! — удивился Олег. — Каким же образом?
— Хочу предложить тебе кредит на льготных условиях. Не я, конечно, но один человек, который тебя хорошо знает. Я ему рассказал о твоих проблемах, он согласился дать тебе кредит на любую сумму. Всего под пятнадцать процентов годовых.
— Слушай, Толя, мне сейчас не до кредита. Поверь!
— Да! Жаль... Ну, смотри. Я скажу этому человеку, что ты отказываешься?
На том конце молчали несколько секунд. Рябов понял, что Олег попался на крючок и сейчас обдумывает его предложение. Может быть, он и согласится.
— Ладно, хорошо! — наконец, ответил Олег. — Когда можно с ним встретиться?
— Да хоть сегодня! — обрадовался Рябов. — Во сколько тебе удобно?
— Часов в восемь. Не раньше!
— Где?
— В сквере на Калиновской улице, — не раздумывая, назвал адрес Олег. — Там тихое место. Ты же понимаешь, что мне сейчас светиться в людных местах ни к чему.
— Хорошо! — бросил Рябов. — Мы будем там в восемь!
Он отключил телефон.
Дело было сделано. Стрелка забита, время и место назначено. Мещеряков пообещал прибыть, и возможно, он придет один. Теперь осталось сообщить об этом ментам. Задержать его в сквере пару пустяков. Тем более что он даже не вооружен. Окружить весь сквер, заблокировать все входы и выходы, посадить на каждой скамье по своему человеку. Никуда не денется! Если только он, конечно, придет! А почему ему не придти? Обязательно придет! Он, Рябов, свой человек, сотрудник фирмы, до недавнего времени вызывал полное доверие гендиректора. Пока не стал лезть в бутылку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...