ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Все снялись со своих мест и двинули в подъезд во главе с Назаром, которому не терпелось поговорить с Кривым, как победителю с пленником.
По всем расчетам квартира «сорок девять» находилась на пятом этаже, поэтому решили лифт не брать, а идти пешком. Причем, пустили вперед двух боевиков на случай сопротивления охраны, возможно сидящей непосредственно в подъезде перед квартирой. И такой случай тут же представился. Наверное, охрана смотрела во двор через окно и следила за джипом хозяина, а значит, видела нападение на него. Или же обладала неплохой реакцией, поэтому была готова к отражению атаки.
Откуда-то сверху раздались первые выстрелы, и один из боевиков был серьезно ранен в плечо. Его пришлось заменить на другого. Вместо него появились Гарик с Леликом с другими боевиками. Назар с Кучером благоразумно отсиживались внизу, не желая вступать в перестрелку и рисковать своими шкурами. Скоро телохранители Кривого не выдержали натиска и полегли под градом пуль, выпущенных из шести стволов. Один был убит, второй ранен, но настолько серьезно, что появилось сомнение в его выздоровлении. Пуля застряла у него в животе.
Теперь осталась одна преграда между нападавшими и одной важной персоной, засевшей в квартире, — стальная дверь под номером «сорок девять». Назар кивнул Кучеру. Тот громко постучал по двери рукояткой пистолета и крикнул:
— Милиция! Немедленно откройте дверь!
Ответом была полная тишина. Возможно, Кривого в квартире не было, а если он и присутствовал там, то затаился от страха как мышь, так что даже не было слышно шороха. Кучер снова постучал в дверь рукояткой пистолета.
— Еще раз повторяю! Откройте дверь или мы будем ее ломать!
Никто, конечно, ему не ответил.
Тогда он выхватил ствол и пару раз выстрелил в дверь, предварительно зайдя сбоку, чтобы пуля не отрикошетила ему в живот. Пули и впрямь отскакивали от двери, как от стены горох. Наконец, он прекратил пальбу, решив, что достаточно напугал находящихся внутри.
— Даже не пытайтесь! — вдруг донесся из-за двери голос Кривого. — Дверь сварена на совесть! Специально заказал от таких визитов, как твой, Назар!
— Я до тебя все равно доберусь, Кривой! — крикнул авторитет и, не сдержавшись, ударил по двери ногой. Стальное полотно издало тихий стон.
— Чего тебе от меня надо? — спросил другой авторитет, который находился по ту сторону баррикады.
— Ты должен мне сказать, зачем начал войну!
— Это ты начал войну! — донеслось из-за двери.
— Нет, сволочь, это ты начал войну! — рявкнул Назар. — Мне один человечек рассказал обо всех твоих делишках!
— Какой еще человечек?
— Грудов! — Назар не стал ничего скрывать. — И доказательством служит то, что он назвал мне этот адрес.
— Миша — сволочь! — донеслось из-за двери. — И подонок! Мы с ним разругались, и он решил отомстить мне, Саня! Не верь ему!
— Ему я, может, и не поверю! Зато поверю тебе! Когда ты попадешь в мои руки, я вытрясу из тебя все!
— Хрен ты меня возьмешь! — засмеялся Кривой. — Я прежде тебя кончу! Так что проваливай, пока цел!
Назар кивнул боевикам, чтобы те попытались как-то взломать дверь. Он даже не предполагал, что будет такое серьезное препятствие. Дверь была выполнена из толстого стального листа и, пожалуй, снести ее можно было только из гранатомета. Без газового резака или динамита нечего было и думать ее вскрыть. К сожалению, ни того, ни другого под рукой не оказалось. В подготовке захвата ощущался существенный прокол, и Назар возложил всю вину за недосмотр на Кучера.
— Надо было с собой динамиту прихватить! — со злостью высказался «главнокомандующий».
— Надо было... — с глубоким чувством вины согласился его ординарец. И решил исправить свой просчет на месте.
Он выстрелил в замок, надеясь его таким образом взломать. Но пуля всего лишь застряла в замочной скважине. Замок продолжал держать мертво. Теперь эту дверь трудно было открыть даже ключом. Кривой оказался заперт в квартире надолго. Во всяком случае, до приезда оперативников. И когда они приедут, ему придется давать подробные объяснения, кто и зачем устроил пальбу в самом центре города.
Перестрелка наверняка взбудоражила весь дом. Однако на лестницу никто из жильцов носа не показывал. Все хорошо понимали, в какое время живут, и что спокойно могут получить пулю за свое любопытство. Максимум, что они сделали, так это, пожалуй, вызвали милицию. Надо было поскорее уносить ноги, чтобы не попасться ей на глаза. Назару не хотелось лишний раз светиться в оперативных сводках, что могло плохо отразиться на его репутации добропорядочного бизнесмена.
— Что будем делать? — поинтересовался Кучер, поняв всю тщетность затеи со взломом.
— Черт с ним, отступаем! — проворчал Назар. — Все равно теперь эта сволочь поймет, что он у меня вот где!
И он махнул своим здоровенным кулаком под носом Кучера.
Бригада под командованием «генералиссимуса» поспешно отступила восвояси, унося с собой раненного, боевой дух и надежду на быстрый исход военной кампании, которая вот-вот должна завершиться полным разгромом противника. Операция по захвату авторитета снова не увенчалась успехом, зато Кривого напугали серьезно. Назар был уверен, что теперь он надолго заляжет на дно.
Жильцы действительно вызвали милицию. Патруль из районного отделения прибыл минут через двадцать после отъезда Назара, а оперативная группа полковника Самохина часом позже. Картина боя была ясна сразу — какая-то банда хотела взять штурмом квартиру «сорок девять», но не смогла открыть стальную дверь. Более того, дверь не смогли открыть и те, кто находился в самой квартире. Замок был разворочен пулей, его заклинило, и стальные штыри намертво вошли в косяк.
Самохин приказал доставить спеца по взлому дверей. Тот притащил с собой два баллона с газом и за три минуты вырезал замок горелкой. Дверь открыли и выпустили заложников на волю. Вернее, дали им такую возможность. До воли было еще далеко. С ними предстоял обстоятельный разговор. Налицо был погром, смертельно раненный парень на площадке нижнего этажа, которого сразу отправили в больницу, развороченная пулями стальная дверь и показания жильцов о жутком грохоте выстрелов в подъезде. Всему этому нужно было дать хоть какое-то объяснение. А кто, кроме осажденных, мог их дать? Никто.
В квартире оказались всего два заложника — Дмитрий Кривошеин, криминальный авторитет тридцати пяти лет, и молодая женщина Виктория Марфина двадцати пяти лет, хозяйка квартиры. Они находились в крайне взбудораженном состоянии, а женщина так просто на грани истерики. Вика металась из угла в угол и в буквальном смысле заламывала руки. На нее штурм произвел жуткое впечатление.
Самохин предложил пострадавшим сесть, словно это он был хозяином квартиры, и тут же сам уселся в кресло. За последние часы он просто смертельно устал. Кривошеин опустился на диван и грубо приказал подруге не отсвечивать перед глазами и тоже сесть. Вика раздраженно плюхнулась на диван и отвернулась.
Корнюшин и Тарасенко быстро осмотрели квартиру, но ничего предосудительного не нашли, даже какого-нибудь завалящего ствола. Зато криминалист Коля Балашов обнаружил в комоде под стопкой белья три пакетика с белым порошком и парочку одноразовых шприцев. Вот что значит, профессионал!
— Это ваше? — невозмутимо спросил он у хозяйки квартиры.
— Нет! — сходу ответила Вика. — Мне это подбросили!
— Кто? — поинтересовался Самохин.
— Я откуда знаю! — огрызнулась девица. — Мало ли кто здесь бывает! Тот, кто хочет меня оклеветать.
Полковник огорченно покачал головой и понял, что здесь толку не добьешься. Поэтому приступил непосредственно к допросу о событии, из-за которого все и собрались тут, в этой квартире. А событие было из ряда вон — стрельба в густонаселенном доме, где в любой момент могли ранить или даже убить постороннего человека.
— И кто же на вас наехал, уважаемый? — спросил он.
— Кто-кто! — Кривой хотел сказать, что это был Назар со своей бандой, но вовремя спохватился. За такие дела братва его точно не помилует. — Конечно, бандиты! Кто же еще?
— Это какие же бандиты? Вы их знаете?
Кривой нагло закинул ногу на ногу и отвернулся.
— Не знаю, какие! Вы и выясняйте, какие!
— Можете их хотя бы описать!
Кривой посмотрел на него презрительно.
— А я их видел? Я за дверью даже не стоял! И в глазок не смотрел! Еще не хватало, чтоб они мне в глаз шмальнули!
— Ну и как же мы тогда будем выяснять, что это за бандиты? — засокрушался полковник. — Ведь они к какой-то группировке принадлежат. Вы ведь должны знать, что за банда на вас наезжает! Какой авторитет на вас зуб точит! Вы вроде бы имеете некоторое отношение к криминальному миру.
Кривой решил сыграть под фраера, прикинуться дуриком и пожаловаться на нелегкую жизнь бизнесмена.
— Никакого отношения не имею, — заметил он. — И какой авторитет на меня наезжает, не знаю!
— Послушайте, вы что думаете, мы не знаем, кто вы такой? — уверил его Корнюшин. — Вы такой же криминальный авторитет, как и он!
— Зачем вы так, гражданин начальник! — обиделся Кривой на нанесенное ему «оскорбление». — Какой же я авторитет! Я честный порядочный бизнесмен. У меня своя торговая фирма, которая занимается бытовой техникой и компьютерами. Можете проверить.
— Да у всех у вас, бандитов, торговые фирмы! — проворчал Костя.
— Погоди, Костя! Мы сейчас не об этом! — остановил его Самохин. — Мы сейчас разбираемся с фактом нападения на гражданина Кривошеина. И давай не будем переходить на личность этого гражданина!
— А я и не перехожу, — немного обиделся Костя. — Я только констатирую факт.
Костя замолчал, а Самохин поинтересовался у Кривошеина:
— И чего он требовал от вас, этот криминальный авторитет? Наверное, хотел вашу территорию контролировать. Для этого и разборку устроил.
— Какую еще территорию! — проворчал Кривой, помолчал немного и выдал свою версию: — Понятно, чего требовал! Денег состричь побольше. Мало им, видите ли, плачу за охрану! Представляете! Совсем нас, бизнесменов, эти бандиты задавили! Нормально работать нельзя!
— Вот кровопийцы! — возмутился Тарасенко.
— А я что говорю! — повернулся к нему Кривой и благодарно улыбнулся. Хоть один мент вошел в его положение!
— А почему такое место неподходящее выбрал? — уточнил полковник. — Что, на каком-нибудь заброшенном стадионе разборку устроить не мог? Их у нас в городе предостаточно. Вызвал бы вас на стрелку, да и пострелял бы вволю.
— Не знаю! — буркнул Кривой. — Я на стрелки не езжу. Просто выследили меня тут. Хорошо еще, я телохранителей на лестнице оставил! А то бы эти бандиты в квартиру ворвались и меня бы кончили.
— Да, не хотел он вас кончать... — вздохнул Самохин. — Не хотел! Я так думаю, он вас просто припугнул. Мол, если что, устрою мочилово по полной программе! Потому как если бы он вас хотел убрать, киллера бы пригласил. Как это сейчас делается, вы лучше нас знаете. Не мне вам объяснять.
— Да ничего я не знаю! — проворчал Кривой. — Чего ему меня пугать? Что я, фраер какой-то!
Он осекся, поняв, что выставляя себя не фраером, он лишний раз подтверждает свою принадлежность к криминальным сферам. И полковник это уловил.
— Мы знаем, что вы не фраер! Вы — крупная птица в криминальном мире. Такая же, как тот авторитет, который на вас наехал. И грызетесь вы с ним не на жизнь, а на смерть. Либо он вас уничтожит, либо вы его. Так или нет?
Кривой хотел что-то сказать, но замолчал и ничего не ответил. Видно, понял, что любой его ответ будет истолкован против него. Больше говорить было не о чем.
Телохранителей допросить уже не могли, поэтому допросили только парней из «лендкрузера», все еще стоящего на стоянке. Они в один голос уверяли, что налет совершила целая группа хорошо вооруженных людей. Человек так двадцать-двадцать пять, не меньше. Поэтому они, собственно, и не смогли оказать должного сопротивления. Но почему-то ни один из них не смог, даже приблизительно, назвать личности нападавших, поскольку ни одного не узнали в лицо, а документов налетчики, естественно, не предъявляли. Что это была за банда и к какой структуре принадлежала, для всех так и осталось загадкой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...