ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ну, мне мой хозяин, Колька Батурин, говорит, подзаработать хочешь. Хорошо заплатят. Несколько тысяч баксов. А мне дочке операцию делать надо, у нее больная печень. На рынке я таких денег вовек не заработаю. Ну, я и согласилась. Он меня с этими познакомил. Они сказали, что делать, я и сделала. Кинули, сволочи! Обещали четыре тысячи, дали две.
— На каком рынке ты работаешь?
— На Воротаевском. Сейчас торговля плохо идет. Не то, что раньше. У народа денег нет. А я получаю процент с продажи. В общем, ничего не получаю.
— А муж у тебя что, безрукий? — Олег оглянулся на мужика, который затих в углу.
— Почему? Он токарь. Только сейчас никому не нужен. Безработица.
Олег выключил диктофон.
— Ладно, все! Если понадобиться, сможешь подтвердить свои слова? — Он показал ей диктофон.
— За отдельную плату, — вякнул из угла мужик.
Олег взял с женщины обещание, что она расскажет то же самое следователю, заплатил ей две тысячи долларов, попрощался, вышел из дома, сел в машину и поехал обратно, прихватив с собой водилу, которому отдал обещанные деньги. Тот задал пару вопросов о том, что же произошло, но увидев, что этот парень, доморощенный сыщик, на них не реагирует, замолчал. А Олегу было просто не до него. Он обдумывал полученную от женщины информацию. Которая будоражила ум и заставляла убедиться в том, насколько коварен этот мир.
Он оказался прав. Катастрофически прав. Все, что с ним произошло, было хорошо поставленной инсценировкой. Кто-то нанял женщину, которая согласилась стать якобы убитой. Тот же человек купил ментов, которые его забрали и предъявили обвинение в убийстве. Потом эту женщину якобы похоронили бы, а его, Олега, судили бы за ее убийство и отправили бы в места не столько отдаленные, сколько жуткие. Таким образом, от него избавились бы без громкого заказного убийства, тихо и мирно. Страшно представить, что могло бы произойти, если бы он не сбежал из ментуры. Что ж, похоже, их план неожиданно сорвался! Олег сбежал, и теперь у него есть живой свидетель, есть записанные на пленку показания этого свидетеля. Вполне достаточно для того, чтобы полностью его оправдать. В этой постановке пока не хватает только одного участника — заказчика. Кто он, кто этот неведомый магнат? Кто этот человек, который убирает конкурентов всеми возможными способами. Все сходится на нем, он управляет киллерами, как марионетками. Теперь придется ему, Олегу, выяснять личность этого магната. Любой ценой. Потому что на карту поставлена его жизнь.
Может быть, пойти самым простым путем. Женщина сказала, что работает на Воротаевском вещевом рынке. И братки обратились к ней через ее хозяина. Значит, хозяин рыночной точки стоит под ними. А чья эта территория? Конечно, Кривого! И значит, это его братки. Стало быть, заказчик обратился к нему. Тот самый пресловутый магнат, которым всех запугали, связан с Кривым. И выходить на него надо через Кривого. Версия нехитрая, но зато правдоподобная. Черт возьми, а ведь Грудов связан с Кривым! Он под ним стоит, они даже записались в кореша. Может быть, этот самый магнат и есть — Грудов? Хотя он сам рассказывал, что вроде бы какой-то магнат наезжает на него, несчастного. А что если это всего лишь блеф?
Назар предложил Кривому встретиться на заброшенном стадионе в Темной Роще — окраинном микрорайоне — и поговорить по душам. На стрелку Кривой просто не мог не явиться. Отказ от встречи расценивался бы как откровенный вызов. И он приехал.
Стадион давно пребывал в ужасающем состоянии — трибуны были разрушены, раздевалки захламлены, по футбольному полю бродили облезлые собаки. Но лучшего места для стрелок трудно придумать. Посторонние свидетели практически исключены, и в случае чего можно устроить небольшую разборку с применением огнестрельного оружия. Пока сюда менты доедут, конкуренты успеют перестрелять друг друга и спокойно разъехаться, забрав с собой убитых.
Ровно в семь вечера четыре черные иномарки въехали на гаревую дорожку через противоположные ворота и остановились друг против друга, рыча радиаторными решетками. Человек по десять братков с каждой стороны вылезло из машин. Они построились в две противостоящие шеренги, словно футбольные игроки перед началом матча. Сейчас обе команды выглядели угрожающе, хотя и не показывали явной неприязни и озлобления. Даже поприветствовали друг друга.
Назар еле заметно махнул рукой Кривому, приглашая его отойти. Тот нехотя поплелся за ним, и они удалились метров на десять в сторону от двух групп разгоряченных парней. Боевики как будто чувствовали напряженное состояние своих главарей, и внутренне были готовы броситься в рукопашную при первом же боевом кличе.
После обязательных приветствий и формальных вопросов о здоровье Назар перешел к делу.
— Слышал, мне в ресторан гранату бросили? — для начала делового разговора поинтересовался он, пристально глядя в глаза конкуренту. — В результате четыре жмура и десяток покалеченных.
— Слышал, — кивнул Кривой, не отводя взгляда. — А ты слышал, моих пацанов в упор положили у ресторана? И меня самого хотели подстрелить. В результате Безик в морге лежит.
— Кто-то на нас буром прет! — скривился Назар. — Хочет потеснить, хочет себе куски оттяпать, хочет нас перессорить. А потом и вообще перемочить.
— Похоже, что так! — хмыкнул Кривой.
— Хотел у тебя спросить. Может, ты знаешь, кто руку приложил?
Назар внимательно следил за реакцией авторитета. Кривой отвел взгляд и посмотрел на своих братков, словно ожидая от них поддержки. Парни были наготове. Если что начнется, они успеют вынуть стволы. Он опять повернулся к Назару и стал смотреть ему в глаза спокойно и равнодушно.
— Нет! Знал бы, сказал.
Назар тоже оглянулся на своих парней. Те молча ждали его приказа. Кивнет — начнут стрелять, махнет рукой — отвалят ни с чем. Назар не торопился пока отдавать приказ.
— Есть у меня одна наколка, — наконец сказал он. — И знаешь, на кого показывает?
— Ну! — лениво протянул Кривой, как будто интересовался этим ради праздного любопытства.
Назар сплюнул сквозь зубы.
— На тебя.
Кривой хмуро уставился на собеседника. Но смотрел как-то мимо, куда-то в пространство. На его лице не дернулся ни один мускул. Или он старался сдержать свои эмоции напряжением сил. Одно из главных качеств вора в законе — стальная выдержка.
— Отвечаешь за свой базар? — наконец выдавил он.
— Само собой! — Назар тоже обладал завидной выдержкой и умел контролировать эмоции. Он бросал обвинения в лицо врагу совершенно спокойно, словно интересовался его здоровьем. — Я взял двух ребят, которые моих пацанов мочканули. Крепкие оказались ребята. Долго молчали. Но я все же им языки развязал. Они мне сказали, кто их послал.
Назар замолчал, выжидая, как прореагирует Кривой. Но тот никак не проявил своей заинтересованности в этом вопросе. Словно это его совершенно не касалось. Словно он лично к этим ребятам не имел никакого отношения. Только спросил нехотя:
— И кто?
— Гера! — отрывисто бросил Назар, повернул голову и уставился на ординарца Кривого, который топтался среди боевиков и нервно курил.
Кривой тоже посмотрел на своего подручного. Гера поймал на себе пристальные взгляды авторитетов и замешкался, не понимая, что эти взгляды могут означать. Он явно почувствовал себя не в своей тарелке. Было ясно, что говорят о нем, но в каком ключе? Неужели он совершил какой-то промах, за который его не помилует ни тот, ни другой?
— А если это парафин? — уточнил Кривой. — Чтобы такие предъявы кидать, надо не наколки иметь, а прямые улики. Как говорят менты.
Назар хмыкнул.
— А я пока еще никаких предъяв не кидаю! Я говорю то, что имею. Они назвали мне Геру, и я это услышал. Если они его напарафинили, на их совести.
Кривой поморщился, как от боли, наверное, и впрямь ощутил боль где-нибудь в поджелудочной железе. Вытащил пачку сигарет, не предлагая собеседнику закурить, засунул сигарету в рот, прикурил. Густой сигаретный дым обволок Назара и медленно рассеялся. Назар сжал губы до боли. Если бы не приличия, выхватил бы ствол из-за пазухи и всадил бы Кривому штук пять маслин в область сердца. Но Кривой словно только этого и ждал.
— Ну, вот когда будет достаточно оснований, тогда и говори, — проворчал он. — Зачем сейчас поднимать эту бучу?
— А затем, что потом поздно будет! — веско сказал Назар. — Когда война начнется, тогда некогда будет разбираться, у кого какие основания.
Кривой даже немного заволновался. Но ничем этого не показал, только слишком нервно стряхнул пепел с сигареты.
— Ты что, Саныч, зачем мне на тебя наезжать? Тут какое-то недоразумение. Парни, видно, хотели нас перессорить. Этот подонок, который хочет влезть в наш кагал, пустил парафин.
— Про кого ты несешь? — уточнил Назар.
— Точно не знаю, Саныч! — неопределенно высказался Кривой, словно хотел, ну просто очень хотел назвать имя этого «подонка», да вот, к несчастью, не знал. Он приблизил к Назару идеально выбритое лицо и зашептал, как заговорщик. — Сдается мне, Саныч, это Метис. Он войну готовит, он!
— Откуда взял?
— Сам мне говорил, что на тебя наехать хочет. Как-то разговорился по пьяни, что давно на твои владения глаз положил. И еще звал меня в кореша. Предлагал вместе тебя валить.
Назар оглянулся на своих боевиков, которые топтались возле машин, пережевывая сигареты и негромко переговариваясь. Кивнуть, что ли, им, — подумал он, — да разделаться с этим балаболом, который готов вылить на кого угодно любую парашу. Ведь ясно, что он заливает, нагло в глаза, пытаясь снять с себя малейшие подозрения и оклеветать Метиса. Метис, конечно, хитрая лиса, но так явно записываться в кореша, имея за пазухой огромный булыжник, которым может в любой момент хряснуть по голове, он не способен.
Хотя, почему не способен? В жестоком мире криминала твой лучший кореш легко может оказаться твоим убийцей. А что если Кривой не врет? Что если это Метис войну развязать хочет? И тогда предложение Назара выглядит наивняком. Он просит Метиса о помощи в деле искоренения общего врага, и тот спокойно избавиться от них его руками, а потом примется за него самого.
Кто, кто из этих двоих настоящий враг — Кривой или Метис, вот вопрос? Оба выказывают доброжелательность, и оба могут предать в любой момент. Ладно, сейчас надо готовиться к войне, а там время покажет — кто есть кто. В открытом бою сразу станет ясно, кто на чьей стороне воюет. Да, все запутано в этом мире!
И Назар махнул рукой своей бригаде. Приказ — по тачкам и на боковую.
Только два незадачливых сыщика собрались отправиться в больницу, чтобы попытаться отыскать там хоть какой-то след пропавшего трупа, как их огорошило новое известие — убит врач, дежуривший в ту ночь. Тот самый Леня Коврин, который довольно правдоподобно утверждал, что своей рукой написал заключение о смерти раненой женщины и распорядился, чтобы ее тело отправили в морг. Его обнаружил водитель машины, которая стояла по соседству на стоянке. Он заметил, что водитель стоявшей рядом иномарки как-то странно облокотился на руль. Он открыл дверцу, и тело водителя чуть не вывалилось наружу. Увидев кровавую рану на груди, он все понял и сообщил о своей страшной находке охраннику. Тот тут же поставил в известность главврача. Главврач позвонил в Управление внутренних дел.
Приехавшие криминалисты во главе с Балашовым обследовали место преступления и, конечно, никаких следов не нашли — ни следов от обуви, ни отпечатков пальцев, ни орудия убийства. Стало ясно, что работал профессионал, который не оставляет после себя ничего. Даже запаха. Хотя и поговаривают, что теперь можно определять преступника по оставленному им запаху, но наверное, до этого еще далеко.
— Да, теперь бабу мы точно не найдем! — пробормотал Костя, глядя на тело Коврина, лежащее на земле рядом с его машиной. Его смешная бородка просто бросалась в глаза. — Этот человек мог пролить хоть какой-то свет.
— Может, кто-то из персонала что-то видел, — предположил Юра.
Оперативники покинули стоянку, предоставив криминалистам полную свободу действий, и направились к зданию больницы, чтобы еще раз допросить весь персонал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...