ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Выгонишь этих, придут другие.
— Что вы хотите? — спросил он, чтобы не тянуть время.
— Ты Мещеряков? — задал вопрос в лоб старшой. — Директор этой конторы!
— Допустим, — пробормотал Олег и посмотрел на стоящего рядом Валеру. Они переглянулись и поняли друг друга без слов — что бы не произошло, нужно сохранять самообладание.
— Кто твоя крыша?
Олег напрягся. Было непонятно, что это за ребята. От кого? Похоже, совсем чужие. Олег никогда их раньше не видел. Хотя в ресторанах наблюдал боевиков из других группировок и даже помнил их в лицо. И если бы сейчас узнал хоть одного из них, то только порадовался бы этому. Неужели какой-то новоявленный пахан собрал вновь оперившихся пацанов и начал прощупывать обстановку в городе — кто под кем стоит и кого можно под себя подгрести? Напролом прет, даже не думая о последствиях. Интересно, знают ли они про Назара?
— Назар.
— Хе-х! — хмыкнул старшой и скривил рот в усмешке. — Назар скоро гикнется. Он уже не жилец. Недолго уж осталось землю топтать.
— Рано хороните, — пробормотал Олег. — Он еще в силе. И сможет вам сделать промывание мозгов, если что!
Старшой сразу посерьезнел и перестал ухмыляться. Парни тоже нахмурились. Наверное, не любили, когда им угрожали. Ну, а кому понравится? Олегу ведь тоже не нравилось.
— Короче, хватит базарить, — буркнул старшой. — Если хочешь жить, под нас ходи. Мы тебя охранять будем. Берем немного. Двадцать процентов с прибыли. Зато будешь, как за каменной стеной.
Олег тяжко вздохнул. За восемь лет, как он занимается бизнесом, таких предложений раз пять в месяц. Просто надоело. Неужели не знают все эти бандиты, что без крыши сейчас никто не работает, и если захотелось наехать, так сразу к крыше и обращайся. Чтобы зря времени не терять.
— Вообще-то, мне лишняя охрана не нужна. Свою девать некуда.
Старшой пыхтел от злобы. Словно у него отнимали последнюю жилплощадь.
— Ну, смотри, наше дело предложить...
Олегу нужно было выяснить только одно — кто их послал. Дальше — дело техники. Назар разберется с любым, кто станет переть на его территорию. Все уже давно поделено, и чужих будут гнать отовсюду. Главное — знать врага в лицо.
— А вы хоть от кого?
Если они назовут своего главного, продолжать дальше разговор не имеет смысла. За него будут говорить другие, те, кто понимает язык пули. А у них разговор короткий — один раз пальнут, и все проблемы решены! Но ответ старшого даже слегка его удивил.
— Мы сами по себе крутые, — опустив глаза, сказал тот. Видимо, сам понимал, насколько глупо звучат его слова. — Над нами никого нет.
Олег усмехнулся. Ему показались забавными эти ребята. Неужели, какие-то самодеятельные рэкетиры решили заняться собиранием сливок! Они что, не понимают, во что ввязываются? Тут быстро руки обломают. Не успеешь до дома доехать, как отправят собирать дань в преисподнюю.
— Тогда, боюсь, это вам недолго топтать... — сказал он.
— Это еще поглядим, — хмуро буркнул старшой. — Мы тебя предупредили.
Он резко встал из-за стола и двинул к двери. За ним повскакивали его ребята. Они выскочили в дверь, оставив после себя гнетущую атмосферу. Словно какая-то гадость свалилась неизвестно откуда, и ее никак не стряхнуть. Сидеть без каких-то активных действий было не под силу. Но что именно делать, Олег не знал.
— Они не сами по себе, — сказал он. — Они от кого-то, кто не хочет себя называть. Вот что странно.
— Да, точно, — кивнул Валера. — Мне тоже так показалось.
Когда ушли братки, Марина сообщила, что Рябов просил передать привет. Он сказал, что отказывается продолжать строительство, пока не будут выданы деньги на зарплату рабочим и недостающие материалы. Олег позвонил на объект в Ситниках, но Рябова на месте не оказалось. Сторож ответил, что прораб и рабочие покинули стройплощадку до лучших времен. Когда, мол, будут деньги. До тех пор начальник производства распорядился не класть ни одного кирпича.
Олег положил трубку и задумался. Вернее, попытался осмыслить, что же происходит. Пошла какая-то особенно черная полоса невезения. Всякое может случиться в неспокойной жизни российского бизнесмена — и наглые наезды рэкетиров, и непонятные забастовки работников, и жуткая нехватка денег. Но чтобы все это сошлось в одно и то же время, практически в один день, такого, пожалуй, не было давно. Даже можно сказать, вообще никогда не было. А когда несчастья идут сплошной чередой, это уже не случайность, это закономерность. И пора подумать о причинах этого процесса.
— Слушай, Валер! — сказал Олег. — Сдается мне, все это одного замеса наезды. Словно из одного мозгового центра приказы поступают. И здесь, и там, по всем фронтам.
— Да, похоже на то... — согласился Валера. Он ощущал то же, что и его шеф. Не страх, не растерянность, а непонимание. Что все это значит?
— Вот только кто стоит за ними, кто управляет?
— Кто-то стоит, это точно!
Вот проблема, которая для Олега стала даже важней добычи денег. Деньги он рано или поздно достанет, а вот узнать врага лучше раньше, чем тот начнет наступление. Хотя, похоже, он его уже начал.
В пивном кабаке на Уфимской улице было шумно, дымно и потно. Два десятка мужиков сидели за столиками, сосали пиво из толстых пол-литровых кружек, курили и громко переговаривались друг с другом. Среди пивных кружек весело задирали лапы красные раки и кучковались бледные креветки.
За одним из столиков сидел Витек с двумя новыми боевиками, прикрепленными бригадиром ему в помощь. Витек взял молодняк в порядке шефства и теперь поучал их при каждом удобном случае. Основательно залив глаза, он с пеной у рта рассказывал им, как происходил расстрел его корешей.
— Эти, значит, остались, а я за пивом пошел! — брызгая слюной, докладывал он и размахивал руками. — А тут эти подвалили, да как вынут стволы и давай палить! У меня аж волосы дыбом! Стою и не знаю, чего делать! То ли свой ствол вынать, то ли куда бежать...
— Ну, ты, поди, в штаны наложил, — утвердительно высказался один из слушателей, крепкий коренастый парень с курчавой головой. — Потому и не мог с места двинуть!
Курчавый и его напарник, худой скуластый парень, громко заржали. За соседними столиками недовольно оглянулись. Хотя все шумели, но, тем не менее, старались соблюдать приличия. Витек обиделся. Его обвинили в трусости те, кто сам еще не стоял под дулом пистолета и не видел, как расстреливают лучших корешей. Салажняк, одним словом. Он вскочил со своего места и махнул перед носом курчавого кулачищем, пытаясь съездить по физиономии. Но не попал. А попал какому-то парню за соседним столиком по плечу. Парень в это время опрокидывал в себя кружку с пивом, и от толчка пиво вылилось ему на грудь.
Парень вскочил, отбросил кружку и погладил Витька кулаком по затылку.
— Какого хрена граблями машешь? — не очень вежливо сказал он и добавил: — Пидор!
Витек решил ответить ему столь же вежливо и высказался так:
— Ты, гнида, еще раз твою кочерыжку увижу, яйца отстрелю!
Наверное, он имел в виду голову парня, которая, действительно была похожа на это самое, на кочерыжку. Парень с кочерыжкой обиделся и не остался в долгу. Здоровенный кулачище прошелся вскользь по подбородку Витька и сразил того наповал. Витек нырнул рыбкой под стол. Парни-новички оказались не промах, повскакивали со своих мест и полезли в драку, для начала зацепив задиру по кумполу. Дружки у «кочерыжки» тоже, видно, были парни битые, они не стали отсиживаться в стороне и встали на защиту своего кореша. Не прошло и минуты, как в этом районе пивного зала уже месилось шесть человек, которые пытались навесить друг другу как можно больше плюх. Их столики вместе со стульями от ударов разъехались в стороны, освободив место для драки.
Зрителей осталось совсем ничего. Основную часть посетителей этого заведения составляли местные алкаши, проводящие здесь лучшие годы своей никчемной жизни. Не желая влезать в конфликт и портить драгоценное здоровье, и так безвозвратно испорченное алкоголем, они быстренько снялись со своих мест и поскакали один за другим за дверь. Парочка официантов и бармен остались на местах и с ужасом наблюдали за тем, как резвящиеся парни курочат казенную мебель. Впрочем, кто-то из них добрался до телефона и звякнул в ментуру.
А события развивались совсем не так, как рассчитывал Витек. Он-то думал, что они немного разомнут мышцы после принятия горячительного и разойдутся с миром. Но мирная кулачная драка начала переходить в откровенный мордобой с членовредительством. Во всяком случае, Витьку уже свернули на бок нос, и он поливал кровью, хлынувшей фонтаном, все помещение. Двум его пацанам тоже досталось крепко. Один уже еле отбивался, все больше защищаясь от нападающих, а второй еще продолжал махать кулаками, но уже как-то вяло и без инициативы.
Вдруг на глазах у изумленной публики «кочерыжка» вынул из-за пазухи ствол и, не долго думая, выстрелил в сторону дерущихся. Причем выстрелил настолько метко, что попал одному из парней Витька в грудь, и тот, как подкошенный, брякнулся с копыт. Второй парень из его команды тоже вынул ствол и выстрелил в Витька. И, кажется, ранил его в левое плечо. Окончательно озверевший Витек не остался без ответа и тоже вынул ствол. У него еще были силы, и он стал без остановки палить в противника. Хотя он метил в «кочерыжку», ему удалось только ранить одного из парней. Но противник был на редкость силен, в результате чего Витек и его парни получили смертельные ранения и лежали уже без движения. А двое парней из конкурирующей банды — это, несомненно, были они — деловито подскочили к лежащим и меткими выстрелами добили Витька, который еще корчился на полу, а затем и двух его боевиков. Из разорванных пулями ран уже вытекала горячая кровушка.
Затем «кочерыжка» пальнул в сторону бара, заставив тех, кто там находился — бармена с официантами, пригнуть головы. Он подскочил к своему дружку, который уже лежал бездыханный на полу, прощупал ему пульс на шее, удостоверился, что тот мертв, и сказал:
— Готов!
Оставив погибшего на поле брани, оба оставшихся в живых боевика откланялись и исчезли. На улице громко рявкнул движок стоявшей прямо у входа в кабак какой-то машины, и противно засвистели шины. Скорее всего, убийцы запрыгнули в свою тачку и были таковы. Никто, конечно, в погоню за ними не пустился. Потому что просто было некому.
Прибывший дежурный наряд милиции обнаружил в помещении пивного бара картину жуткого побоища. Среди поломанной мебели лежали себе спокойно четыре трупа молодых людей с огнестрельными ранениями разной степени тяжести. Правда, при ближайшем рассмотрении один из парней оказался жив, тот самый боевик из конкурирующей банды, которого подстрелил безвременно почивший Витек. Видно, «кочерыжка» не смог правильно установить его смерть. Или не хотел. Он торопился убраться отсюда и был напрочь лишен такой слабости, как сочувствие к соратникам. Потому и спасать своего не собирался. Раненый истекал кровью, и его скоренько отправили на подоспевшей «скорой» в больницу. Двери бара закрыли на замок, выставили перед ними часового, свидетелей задержали и стали ждать оперативную группу.
Самохин со своими архаровцами прибыл довольно скоро. Ехать было всего ничего, пивной бар находился в десяти минутах езды от Управления внутренних дел. Больше времени ушло на сборы оперативной группы, чтобы она состояла именно из тех людей, которые на таких делах просто обязаны быть: криминалисты, медэксперты, фотографы, розыскники.
Медэксперт Лена Муравьева с помощником приступила к осмотру трупов на предмет установления причины смерти. Парни из команды Коли Балашова подбирали стреляные гильзы, искали пули, засевшие в стенах, и пытались отыскать следы тех, кто учинил драку: отпечатки ног, оторванные куски верхней одежды и потерянные пуговицы. Фотограф делал снимки ужасающего побоища. Все были при деле. Поэтому Самохин вместе с Корнюшиным и Тарасенко приступили к опросу свидетелей.
Их оказалось немного. Всего-то двое официантов и бармен, на глазах которых произошла стрельба, причем один из официантов во время драки бегал в кабинет администратора звонить в милицию и не видел, кто именно стрелял и в кого.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...