ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Если бы они никого не подозревали, их бы давно разогнали за ненадобностью.
— Позвольте осмотреть вашу квартиру? — предложил он. — Чтобы удостовериться, что в вашей квартире Мещерякова нет.
— Осматривайте! — отмахнулся Валера. — Даже если у вас нет постановления на обыск.
— Его у нас действительно нет, — проворчал Юра и шагнул в комнату.
Просторная трехкомнатная квартира Игнатова, в которой он жил вдвоем с женой, была заставлена шикарной мебелью и отличалась роскошью и уютом. Оперативники быстренько обшарили ее всю вдоль и поперек, и конечно, никого не нашли. Ничто в квартире не указывало на присутствие постороннего человека. Это их несколько обескуражило.
— Кстати, а почему вы так быстро приехали домой? — вдруг спросил Тарасенко. — Сразу после нашего посещения вдруг сорвались и сюда! Хотели его предупредить?
Валера только на миг смутился, чего даже никто не заметил, настолько непроницаемым было его лицо, и невозмутимо ответил:
— Я приехал по делу! Мне нужно забрать кое-какие документы. Позвонил заказчик и сказал, что согласен подписать договор сегодня. А я, как назло, все документы по договору оставил дома. Вот и пришлось лишний раз мотаться.
Возразить ему было нечем и, не получив ничего определенного, оперативники ушли. Олег и Валера наблюдали из окон с разных этажей, как они расселись по машинам и уехали. Только один неприметный «жигуль» остался торчать возле подъезда.
Олег понял, что теперь своей машиной он воспользоваться не сможет. Он спустился на десятый этаж, проскользнул в квартиру к Валере. Тот запер дверь на все замки. Хотя вряд ли опера вернутся и будут брать квартиру штурмом.
— Что они тебе пообещали на прощанье? — спросил Олег, располагаясь возле окна. Так, на всякий случай, чтобы наблюдать за обстановкой во дворе.
— Ничего! — пожал плечами Валера. — По-моему, сильно расстроились, что никого тут не нашли. Так ты мне расскажешь, что произошло на самом деле? Или это секрет?
Олег тяжко вздохнул. За прошедшие полдня он столько раз рассказывал о вчерашнем происшествии, что о нем даже не хотелось вспоминать.
— Я приехал домой, вылез из машины, — монотонно начал рассказывать он. — Слышу женский крик из кустов. Я туда. Там какой-то мужик женщину бьет. Ну, я ему по морде, он сбежал. Смотрю, а у нее в боку нож торчит. Я этот нож вынул и вызвал по мобильному «скорую». Вот и все! А вместе со «скорой» приехали менты и меня, конечно, забрали. Как свидетеля. Но потом они обнаружили на ноже мои отпечатки. И я превратился из свидетеля в подозреваемого.
Валера помотал головой и присвистнул.
— Да, Олег, по-моему, ты конкретно попал! Нужно сильно напрячься, чтобы менты тебе поверили.
— Знаешь, Валер, мне почему-то кажется, что меня подставили. Я не могу объяснить всю эту ситуацию, но, по-моему, это так и есть.
— Почему ты так считаешь? Может быть, это просто роковое стечение обстоятельств.
Олег смотрел в окно. Там все было тихо. Человек в «жигуле» продолжал сидеть, «фольк» отдыхал на стоянке, гуляли мамаши с детьми, выходили из дома жильцы, другие возвращались с работы, рядом с подъездом на скамеечке сидели бабульки. Текла обыденная размеренная жизнь, которая течет десятилетиями, не изменяясь. Много бы сейчас он отдал за возможность вот так спокойно прийти домой, ни от кого не скрываясь и не оглядываясь. Он отошел от окна, чтобы больше не мучатся таким неприятным чувством, и устало опустился в кресло.
— Понимаешь, Валер! Я постоянно прокручиваю в голове все, что произошло в этих проклятых кустах. И мне больше всего показалось странным поведение того парня, который всадил ей в бок перо. Когда я его окликнул, он не испугался, не побежал сломя голову через кусты. Он просто посмотрел на меня спокойным уравновешенным взглядом. И это не был взгляд маньяка. Это был взгляд профессионального убийцы. Фонарь стоял не так далеко, и я видел отблеск света в его глазах... И поверь мне, я могу отличить взгляд отморозка или маньяка от взгляда киллера. Так может смотреть только киллер.
— Ну и что из этого следует? — пожал плечами Валера. — Мало ли как он на тебя посмотрел!
— Нет, не мало ли! Для меня это имеет огромное значение.
— Какое же? — слегка усмехнулся Валера. Ему все это казалось фантазией затравленного человека, беглеца, но отнюдь не действительностью. В реальности Олег просто влез по глупости не в свою разборку и оказался крайним. Вот теперь и расхлебывает. Сколько мы в жизни делаем глупостей, за которые потом расплачиваемся, не сосчитать!
— А такое! — вздохнул Олег, заметив усмешку друга. — Если предположить, что это был наемный убийца, и он получил заказ на эту женщину, то почему тогда он оставил в живых свидетеля, то есть меня? Когда я ему вдарил по челюсти, он довольно легко этот удар удержал, даже не упал. А я драться умею, ты знаешь, мы с Назаром в юности часто этим увлекались. Да и в теннис не так давно играл. Сейчас бросил, потому что времени нет. Но мышечную форму еще держу. И его удар я тоже могу оценить по достоинству. Это удар профессионала. Человека, который знает, как надо бить. Но, тем не менее, он меня не тронул, не пырнул тем же ножом, а только ответил ударом на удар и... убежал! Представляешь, Валер, профессионал убежал, оставив в живых свидетеля, который его видел. Это о чем-то говорит или нет?
— О чем?
— Мне кажется, что просто он проверил, действительно это я или нет! Он так на меня посмотрел, понимаешь. Оглянулся, узнал, отбил меня ударом на безопасное расстояние и ноги в руки! То есть он получил задание убить эту женщину у меня на глазах. Чтобы виновным потом оказался я! Вот как это было!
— Кто же мог тебя так подставить? Не Рябов же, в конце концов!
Олег помотал головой.
— Нет, не Рябов.
— А кто тогда?
— Магнат. Монополист. Хрен его знает, кто!
— Тот самый, о котором говорил Грудов, — вспомнил Валера. — И ты что, ему веришь?
— Придется поверить, — серьезно проговорил Олег.
— Ну и что теперь будем делать?
— Что делать? Надо выяснить, что это за магнат такой? Только он мне поможет оправдать себя. Ладно, Валер, езжай в офис, будь на своем рабочем месте. Только прошу, оставь мне свой мобильный. Без телефона я, как без рук. Сам понимаешь, с обычного звонить слишком стремно.
— Да, конечно! — согласился Валера и выложил на столик свой мобильный телефон.
И уехал на работу. Что бы ни приключилось с ее директором, фирма должна функционировать.
Места обитания боевиков воротаевской группировки были известны всем, даже милиции. Ресторан «Забойный музон» принадлежал Кривому, и его братки тусовались там с утра до вечера. Часов около шести вечера Кучер вместе с Леликом и Гариком подъехали к ресторану на стареньком «жигуле» землистого цвета, который Лелик угнал в близлежащем дворе. Долго ждать не пришлось. Трое накачанных парней лениво вывалились из дверей ресторана и двинулись на стоянку к своей «аудишке». Видно, хотели ехать развлекаться в другое, более отвязное место, где можно снять девочек и получить дополнительный заряд энергии.
Стоянка представляла собой всего лишь заасфальтированный участок, уходящий вглубь прилегающего к зданию зеленого массива. Машины просто заезжали на нее с проезжей части и парковались одна к другой, как патроны в магазине пистолета. А «шестерка» с боевиками Назара стояла прямо на проезжей части у въезда на стоянку. Они увидели троицу, неспешно шагающую к машине, и переглянулись.
— Кто такие? — поинтересовался Кучер, плохо зная в лицо парней из конкурирующих группировок.
— Воротаевские! — кивнул Лелик, который как раз знал их неплохо, поскольку встречался частенько на стрелках и разводах.
— Тогда валим! — коротко приказал Кучер и включил зажигание.
Он слегка надавил на газ, машина тихо отъехала от бордюра и перегородила для «аудишки» выезд со стоянки. Лелик с Гариком опустили справа стекла, вынули наружу два укороченных ствола модифицированного «Калашникова» и дали две короткие очереди. Поскольку расстояние от «шестерки» до бредущих к машине боевиков составляло меньше десяти метров, пули аккуратно пошли в цель, не разбрасываясь в стороны.
Боевики Кривого даже не смогли вынуть свои стволы в ответ, как полегли под градом автоматных пуль. Впрочем, двое попытались отпрыгнуть в сторону и спрятаться за стоящими машинами, но пули все же достали их, и они упали замертво. А третьего положили сразу, он продолжал еще корчиться, упав на грязный асфальт под колеса «аудишки», но скоро затих, поскольку одна из пуль, по-видимому, угодила ему в легкое.
Когда стало ясно, что три парня больше не шевелятся и не стонут, а значит, несомненно, мертвы, Кучер вдавил педаль газа. «Жигуль», взвизгнув покрышками, рванул с места и мгновенно растворился в потоке машин, как корабль-призрак в морском тумане.
Несколько прохожих, на глазах которых произошло столь неординарное и, в то же время довольно обычное по российским меркам, происшествие, застыли на одном месте, все еще не веря глазам своим. И только один из них догадался вынуть мобильный телефон, чтобы звякнуть в ментуру. Из ресторана повылезали посетители, которые в массе своей представляли собой воротаевских боевиков. Они слышали выстрелы, но выскочили слишком поздно, когда киллеров уже и след простыл. Братки увидели только три распростертых на земле тела с многочисленными огнестрельными ранениями. И сделали неутешительный вывод — их корешей только что положили самым наглым и вызывающим способом, можно сказать, во время отдыха, а не на работе, что являлось явным нарушением негласно установленных правил. Прохожие из числа свидетелей поспешили скрыться с места трагедии, чтобы не связываться с милицией. Таким образом, когда подъехал патруль из близлежащего отделения, ни одного свидетеля происшествия на месте не оказалось, а только стояли разгоряченные парни, орали матом, размахивали руками и грозились устроить в отместку мочилово по всему городу. Но кого конкретно они собирались мочить, было неясно даже им самим.
Вернувшись в особняк Назара, Кучер доложил шефу об удачно проведенной операции. Три боевика Кривого были убиты на глазах у всех, чем нанесено несмываемое оскорбление коварному авторитету. Теперь смыть оскорбление можно, только еще большей кровью, чем была пролита. Назар остался доволен. Следующий шаг должен сделать Кривой. И от того, какой это будет шаг, зависит, кем является на самом деле Дмитрий Кривошеин — настоящим корешем или кровным врагом.
— И как ты собираешься это установить? — полюбопытствовал Кучер.
— Просто! — буркнул Назар. — Когда у человека нет врагов или их слишком много, он не знает, с какой стороны ему нанесли удар. И попытается это узнать. Так что если Кривой начнет выяснять, кто на него наехал, значит, он против меня ничего не имеет. И я еще подумаю, записывать его в свои враги или обождать.
— А если не станет выяснять?
— Если не станет... — Назар пристально посмотрел на своего оруженосца, словно проверял, враг тот или кореш, — и сразу ответит мне ударом, значит, он, вне всякого сомнения, считает меня своим врагом. Понял?
— Ага, — кивнул Кучер. — Когда у человека только один враг, тут нечего разбираться — этот враг и наехал!
— Так и есть! — усмехнулся Назар. — Видишь, как все просто. Так что теперь ждем ответных действий. Поехали в ресторацию!
И, подхватив Светку, которая нацепила умопомрачительное вечернее платье с огромным разрезом на спине, так что было видна ямочка между ягодиц, Назар погрузился в джип «Мицубиси-паджеро» и отправился вместе с Кучером в свой ресторан «Вольная птица». Уголовный бард, который по совместительству являлся режиссером танцевальных номеров, доложил, что сегодня выпустит в канкане каких-то новых классных птичек.
Беспокойная жизнь настала у оперов. Ни минуты покоя и отдыха. Даже некогда присесть на десятиминутное совещание. Приходится обсуждать дела по дороге с одного объекта на другой, то есть с одного места, где произошло убийство, на другое. Самохин собрался уже ехать в Управление, но тут пришло сообщение от наружки, которая заметила во дворе Игнатова машину Мещерякова. Полковник отправил туда Тарасенко с группой захвата, надеясь, что теперь беглец окажется в их руках.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64

загрузка...