ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Генерал зарядил свой арбалет и выполз из-за частокола. Он сливался с землей, но подползти ближе к кострам не мог — от него появилась бы тень, а чем ближе он подбирался к огню, тем больше тень растягивалась по земле. Николай запрокинул голову и следил за маневрированием самолета. Сейчас тот опишет дугу и пойдет на посадку. Если прораб обернется в другую сторону, то заметит пятно на земле, а у него на плече автомат. Генерала отделяло от цели шагов тридцать. С такого расстояния можно промахнуться, к тому же по котловану гулял ветер, стрела могла отклониться.
Алексеич вскочил на ноги и бегом побежал навстречу прорабу. Самолет прогремел над самой головой. Гаврилюк оглянулся назад и увидел стоявшего в десяти шагах человека с каким-то странным предметом в руках, и тот вроде как целился в него. Прораб скинул с плеча автомат и передернул затвор. В ту же секунду в его грудь впилось что-то острое. Автомат тут же стал весить целую тонну, и он не смог удержать его в руках. В голове промелькнула только одна мысль: «Проиграл» — и он повалился на землю.
Из укрытия выскочили остальные и подбежали к бессознательному телу великого стратега.
— Оттащите его за частокол, — приказал Вадим, — Настя, останься там же в укрытии. Митя и Кулибин с обрезами садятся на тракторы. Я и Метелкин встречаем гостей. Будьте готовы к худшему.
Самолет коснулся колесами земли рядом с кострами. Летчик, сидевший за штурвалом, был асом, тут сомнений не оставалось. «Ил» прокатился по карьеру и остановился километрах в двух, затем развернулся и уже на автомобильной скорости начал возвращаться назад. Возле костров он сделал новый разворот в сторону разгонной полосы и заглушил двигатели.
Через открытую боковую дверь на землю спрыгнули трое крепких парней. Вскоре и летчик появился в проеме.
— С прибытием, господа, — улыбнулся Журавлев. — Виртуозно летаешь, мастер.
— А где хозяин? — игнорируя комплимент, спросил пилот.
— Мост минирует. Там бомба не сработала. Сейчас придет, ну а нам ведено грузить мешки. А ну-ка, подай мне руку.
Пилот немного растерялся, но руку подал. Вадим вскарабкался в машину и дал сигнал тракторам. Те затарахтели и потащили за собой два прицепа, крытые брезентом.
Вадим подал руку Метелкину, и тот тоже влез в самолет. Грузчики остались на земле, не понимая, что им делать и почему они поменялись местами.
— А вы, ребята, залезайте на прицепы и подавайте нам груз! — крикнул Журавлев.
— А ты что здесь командуешь? — возмутился пилот.
— Заткнись, извозчик! Коля мне доверил погрузку, остальные молчат, когда я говорю. Врубился, фраер?
Пилот проглотил слюну и ничего не ответил. Сначала разгрузили один прицеп, затем второй. Летчик требовал, чтобы мешки относили подальше от люка — может качнуть и груз снесет за борт.
Прилетевшая рабочая сила хотела перейти с опустевшего прицепа в самолет, но трактор дернулся и отъехал на несколько метров в сторону. На землю спрыгнули трактористы с обрезами в руках и наставили оружие на рабочих. Появился еще один, и тоже с обрезом. Метелкин вынул из сапога штык и прижал его к спине летчика.
— Не трепыхайся, летун, — скомандовал Вадим и обшарил пилота. У него под кожаной курткой в подвесной кобуре лежал пистолет. Вадим его конфисковал. — Кто же так оружие носит, когда идет на дело! Сто лет до него добираться. Ладно, оно тебе больше не понадобится. Мы из уголовного розыска. На этом концерт окончен, аплодисментов и цветов не надо.
Грузчики тащили к самолету тело Николая.
— А вот и последний мешок. Тело приняли на борт, а рабочих — нет.
— А вы, ребятки, здесь перетопчетесь. Идите к своему хозяину пешком и передайте ему привет от Московского уголовного розыска. Скоро и его очередь придет, пусть готовится. Дорога одна — через мост и по шоссе. В лесу змеи, туда заходить не стоит. А теперь кругом и шагом марш!
Так они и сделали. Их оружие осталось под обшивкой самолета, но на всякий случай генерал все же проверил их одежду.
— Ладно, вы летите, а мы вернемся в деревню. С нас на сегодня хватит приключений, — сказал змеелов.
— Скоро увидимся, — улыбнулся Вадим. — Идея с бомбоубежищем остается в силе.
Настя подошла к генералу.
— Алексеич, подари мне свой арбалет. Неравнодушна я к красивым вещам.
Старик улыбнулся и протянул ей оружие.
— Только осторожно, там ампула заряжена. Снимешь с пружины и вытащишь ее.
— Я уже все знаю. Спасибо.
Она чмокнула его в щеку и подбежала к люку. Вадим взял ее за руку и втащил в самолет.
— А это тебе зачем?
— Подарок. Память останется о путешествии в Смоленск.
Метелкин уже связался по телефону с Марецким и дал координаты.
— Военный аэродром на юге от Смоленска. Фелонино знаешь? — спросил он летчика.
— Его все знают.
— Так вот, нам там шестую полосу очистили. Туда и полетим. Просили идти на бреющей высоте. Специальный воздушный коридор нам не дали, и на посадку заходи с севера. Понял?
— Он все понял, — сказал Вадим. — Я посижу с ним рядом в кабине, чтобы парень ничего не перепутал.
Двигатели заработали. Генерал, Кулибин и змеелов махали вслед разбегавшемуся по котловану самолету. Лайнер оторвался от земли и начал набирать высоту.
***
Погрузка вагонов подходила к концу. Омоновцы, стоявшие в ряд вдоль платформы, наблюдали за рабочими. Чепурин и Наташа осмотрели купейный вагон и вышли на дощатый перрон, примыкавший к зданию складов.
— Я отправляю с вами шестерых человек для охраны. Один поедет в кабине машиниста. Прямого пути на Москву нам не дали, так что придется немного поколбасить. Второй вагон мои ребята запрут, чтобы туда бомжи и безбилетники в дороге не набились — ведь проводники на рейсе не предусмотрены.
— И все же мне немного страшновато, — сказала Наташа.
Но тут ее настроение переменилось. Она увидела шедшего по перрону рядом с каким-то важным генералом Олега Виноградова — того самого, что приносил Никанору важные сведения из ФСБ и помогал в разработке операции. Теперь ей уже бояться нечего. Архив попадет туда, куда следует. Однако, когда военные приблизились, ее приподнятый дух сошел на отметку «ноль». Вместо приветствия генерал начал с вопроса, строго глядя на вытянувшегося в струнку Чепурина.
— Что вы здесь делаете, полковник?
— Согласно заявлению гражданки Шефнер, товарищ генерал. Она перевозит свою собственность с объекта, принадлежащего ей по документам, в Москву. На нее готовился налет, который мне удалось предотвратить с помощью спецназа.
— Все так и было, — подтвердила Наташа.
— Могло бы быть, — строго сказал генерал и подозвал к себе старшего группы ОМОНа. — Собирайте свой отряд, капитан, садитесь в автобус и возвращайтесь на базу. На сегодня ваша задача завершена. Выполняйте.
— Слушаюсь, товарищ генерал.
Омоновцы освободили платформу.
— Вот, полковник, познакомьтесь, подполковник главного управления ФСБ Виноградов. Вы отстраняетесь от занимаемой должности. Против вас заведено дело, которое будут вести следственные органы ФСБ.
Чепурин хотел открыть рот, но Виноградов его опередил.
— Все, что вы скажете, полковник, я знаю, но вы не сможете объяснить элементарные вещи. Откуда взялся этот состав, в который вы грузите ящики?
— Госпожа Шефнер…
— Он врет! — выкрикнула Наташа.
— Мы об этом знаем. Этот состав зафрахтован Юрием Крыловым, особо опасным преступником, и должен направляться в Минск. О вашем предварительном сговоре нам известно. Рассказывать мне о его заявлении в ГИБДД не нужно. Вы имели неосторожность трижды за сегодняшний день с ним разговаривать по телефону и дважды встречаться. Доказательств вашей связи с Крыловым у нас достаточно. Подумайте о том, как вам выкручиваться из этой ситуации, а на сегодня вас никто не задерживает. Завтра к девяти утра явитесь в Управление ФСБ Смоленска к следователю Никитину.
Полковник ничего не сказал. Он молча повернулся и направился к сквозному выходу через склад к дороге.
Всю эту картину наблюдал Крылов из-за ящиков в конце перрона.
— Кажется, мы упустили свой шанс, Жорж. В дело вмещалась ФСБ. Состав нам не перехватить.
— Я же говорил вам, что тут нечисто. Боюсь, нас обложили со всех сторон. Иначе они не стали бы играть в открытую. Зачем им себя выдавать, пока они нас не взяли?
— Они не виноваты, им всю песню генерал испортил.
— Что будем делать?
— Возвращаться в Вашингтон с пустыми руками.
— Но для начала надо отсюда выбраться.
— Это несложно. Каждые десять минут мимо проходит состав. Сядем на ходу и уедем.
— И никто этого не заметит?
— Мы их отвлечем. Так или иначе, нам надо было избавиться от Чепурина. Вот я и заготовил несколько вариантов. Один из них ты сейчас услышишь. Как думаешь, он уже дошел до своей машины?
— Уверен.
Крылов достал небольшую черную коробочку и нажал на синюю кнопку. Машина взорвалась в тот момент, когда полковник сидел за рулем и тупо смотрел перед собой. У него не было сил уехать. Так всем его страданиям пришел конец.
Мощный взрыв на оживленной дороге города сорвал всех оперативников с места. Этого никто предусмотреть не мог. А Крылов тем временем стоял на подножке поезда и смотрел на растворявшиеся огни товарной станции. Почему-то ему казалось, что он еще вернется в эту страну.
***
Самолет приземлился там, где ему положено. На взлетную полосу выехали двенадцать машин. Правда, омоновцев здесь не было. Бригада из оперативников, возглавляемая майором Марецким, подъехала к самолету с оружием наготове. Взяв люк на прицел, они засели за свои машины.
Первой в темном проеме появилась Настя и ввела в замешательство дюжину крепких мужиков с пистолетами в руках. Следом появились Журавлев и пилот.
Журавлев помахал рукой.
— Захват террористов отменяется. Их здесь нет!
Марецкий дал отбой команде. Ребятам помогли спуститься на землю. Майор подскочил к Журавлеву и спросил:
— Что все это значит?
— Ты чего так разволновался-то, Степа? Ничего не случилось. Отличная воздушная прогулка перед сном. Чтобы ты не очень расстраивался, я тебе привез очень интересный экземпляр из особого контингента преступников. Парень на пожизненное тянет. Работать с ним будет — одно — удовольствие. Не показания, а тысяча и одна ночь, сказки Шахразады, но им придется поверить.
— И где же он?
— Спит на мешках с золотом. Усыпили при помощи выстрела из арбалета, в который был заряжен шприц со слоновой дозой снотворного.
— А Метелкин?
— То же самое, — Журавлев кивнул на Настю.
— Так получилось. Арбалет лежал у меня на коленях, заряженный шприцем. Самолет качнуло, он выстрелил и попал прямо в ногу Метелкину. Чистая случайность. К утру придет в себя.
— О каком еще золоте вы тут лопочете?! Я получаю сообщение за сообщением. Что кругом творится? А вы меня привязали к этому дурацкому аэродрому. Там на шоссе ОМОН накрывает Ингрид Иордан с архивом, вывозящимся из Курнакова. И почему-то это делает какой-то полковник Чепурин. Потом в Смоленске архив перехватывает ФСБ, и Чепурина тут же снимают с должности. И там же оказывается твоя Наташа, за которой ты пустился в погоню. А мы?
— Ну вот видишь, Степа, все без нашей помощи решилось. Странный ты парень. Радоваться надо. А вызвали мы тебя совсем не за этим. У нас в самолете товара миллионов на сто долларов. И ты знаешь, где мы его нашли? В лесу. В заброшенном бомбоубежище. Там еще оружия осталось на целую роту. Подумай сам, Степа: ну как мы такой груз без тебя до Москвы довезем? Вот это я понимаю — важная задача, ответственность. Поступок, если хочешь! А Ингрид Иордан поймать — не велика честь. Она ни от кого не бегала, чтобы ее ловить. Вот у нас действительно улов!
Пока Вадим разглагольствовал, Настя уже успела познакомиться с оперативниками и весело с ними смеялась над каким-то анекдотом.
— Боже, а машин-то сколько! У каждого своя? — спросила Настя.
— Есть и свои, но в основном казенные.
— А ну, мальчики, кто из вас настоящий кавалер и предоставит умирающей от усталости даме свой автомобиль для легкой прогулки в мою каморку?
— Давайте я вас отвезу.
— Нет-нет, я сижу за рулем только сама и езжу одна. Завтра утром заберете свою машину у гостиницы «Варшава», ну а перед этим сможете зайти в двенадцатый номер на чашечку кофе.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...