ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ему доверили определенную миссию в России, и для выполнения ее требовался грамотный, хладнокровный и рассудительный помощник. Ханс получил достаточно хорошую подготовку. Многое знал и умел, но иногда нуждался в корректировке своих действий и замыслов. Ингрид играла роль человека со стороны, которому всегда видны чужие ошибки и оплошности. В итоге они лишь дополняли друг друга, а не становились бельмом в глазу.
В один из поздних вечеров на дачу приехал Крылов. Ханс не видел своего начальника службы безопасности несколько дней и уже начинал беспокоиться.
Крылова нельзя назвать обычной шестеркой. Нет, он имел свой голос и влияние. Если Шефнер выстраивал стратегию и решал глобальные задачи, то Ингрид играла роль серого кардинала, тайного советника и сочинителя интриг. Крылов в этой компании имел пост главного жандарма, отвечавшего не только за безопасность, но и за наступательную стратегию силовой политики, если того потребует обстановка.
Ингрид провела гостя на террасу и подала на стол чай. Нельзя сказать, что за полтора года они совсем обрусели, но некоторые обычаи им нравились — такие, как чаепитие из самовара с баранками.
— Какие новости, Юра?
— Это тебе судить, но они есть. Детективное агентство «Сириус» действительно существует. Оно зарегистрировано около года назад. Имеет лицензию. Официальный хозяин агентства бывший подполковник милиции Кузнецов ушел в отставку по ранению. Сорок четыре года. Воевал в Чечне в первую кампанию, имеет орден. Миной оторвало ступню левой ноги. Тот тип, который у тебя был, к сыску не имеет никакого отношения. Бывший репортер скандальной газетенки из Краснодара. Светские сплетни собирал и торговал ими. Думаю, именно этим они и кормятся. В штате агентства пять человек. Я сумел побывать у них, когда сыщики мирно спали в своих постелях. Ничего особенного обнаружить не удалось, кроме блокнота в столе секретарши. Там выписаны имена и адреса состоятельных мужчин. Я не поленился и заглянул в их компьютер. Они вооружились полной базой данных. База ГИБДД, база БТИ, база прописки, база прокуратуры, телефонные базы, короче говоря, из этого арсенала можно узнать о человеке все, что хочешь, вплоть до анализа мочи. Обычное явление для агентства сыска; такие базы необходимы. Полный комплект такой атрибутики можно купить за полторы тысячи долларов на любом радиорынке. Это не проблема. Но блокнотик натолкнул меня на одну мыслишку. Я проверил список мужчин по их же компьютеру и получил ожидаемый результат. Все потенциальные клиенты агентства женаты, имеют по несколько квартир в Москве и не по одной машине. Копию блокнота я себе сделал на их ксероксе, думаю, он нам пригодится. Твоего имени в нем нет. Я так думаю: секретарша вносила в блокнот уже обработанных клиентов.
— Что еще? Как ведет себя Наташа?
— Боюсь, она действительно нашла себе хахаля. Кто он, я еще не выяснил. Но по виду ясно, что парень — специалист в области женского пола.
— Вот что, Юрий. Тебе нужно выяснить, имеет ли любовник моей жены связь с этим агентством.
— Ты хочешь сказать, что сыскари провоцируют ситуации с женами, а потом…
— Именно так. И если я не ошибаюсь в своих подозрениях, то мы сможем обойти все углы, не поцарапавшись. Наталья слишком много знает, а мы не можем рисковать операцией, на которую ушли годы, из-за глупой промашки. Займись вплотную этим парнем, но не спугни. Двое суток тебе на все уточнения. Проверь список мужчин — подвергались ли они шантажу или нет. А также мне нужны подробности о штате агентства, и главное — кто на них работает внештатно. Я думаю, официальная контора это лишь прикрытие, табличка на двери. У них должны быть и другие адреса.
— Согласен, где-то должна быть бухгалтерия, если в штате есть бухгалтер.
— И должен быть притон, где создается компромат.
— Я все сделаю. Через пару дней появлюсь с новостями.
— Надеюсь на это.
Чай остыл, к нему так и не притронулись. До калитки Крылова проводил сам хозяин. Когда он вернулся, Ингрид сидела в плетеном кресле на террасе.
— Твою маленькую стервочку пора убирать. Она была твоей главной ошибкой, Ханс, а теперь может стать роковой.
— Думаю, и тебе следует подключиться к делу, дорогая. Меня в России нет. Я в Германии. А ты с твоим легким акцентом можешь сойти за литовку или латышку, где-то у тебя был прибалтийский паспорт.
— Я чувствую, без меня тебе не обойтись.
— А кто бы спорил!
***
Режим есть режим, и Геннадий Иванович его никогда не нарушал. Он выходил из дому ровно в восемь тридцать и без пяти минут девять садился за рабочий стол в своем министерстве.
Сегодняшний день не отличался от остальных, с той лишь разницей, что возле его машины стоял незнакомец. Хозяин «BMW» был человеком трусоватым и мнительным, но посторонний мужчина выглядел безобидно, в его облике не наблюдалось агрессивности.
— Здравствуйте, господин Лукашов. Мне необходимо с вами переговорить.
— Кто вы? — спросил Геннадий, подходя к машине.
— Сыщик из частного детективного агентства.
— Вы это серьезно? Я о таких только в американских детективах читал. А у нас…
— Все, что могли, мы уже переняли у американцев. Начиная с Белого дома, жвачки и переименования гастрономов в супермаркеты. Чего уж тут удивляться.
— Ну, допустим. Чего же вы от меня хотите?
— Мне нужно десять минут на беседу Вы едете на Сретенку, вот мы с вами по дороге и поговорим, чтобы не нарушать ваш распорядок дня.
— Хорошо, садитесь.
Они сели в машину и выехали за ворота дома.
— И что вы имеете мне сообщить?
— Хочу сразу сделать оговорку Я являюсь посредником, и сам никаких вопросов не решаю. К нам обратилась одна дама и попросила провести с вами переговоры от ее лица. Почему она не захотела сделать этого сама, меня не касается. Нам платят — мы работаем.
— И что этой даме нужно?
— Разумеется, деньги. Сумма значительная. Десять тысяч долларов.
Лукашов присвистнул.
— Ну и запросы. И за что же?
— По поводу запросов она сказала, что вы ее сами научили, как делать деньги. Она заняла свою нишу и считает, что все делает правильно.
— Ах, значит, речь идет о Насте. Хваткая бабенка! Молодец! Только вряд ли она что-нибудь получит. Мы Уже дали друг другу то, что могли дать. Воспоминания самые приятные.
— По ее мнению, вы можете дать больше, чем дали Она не просит дополнительных вознаграждений. Настя продает информацию. Сначала предлагает ее вам.
Сыщик достал из дипломата большой конверт и положил его на панель перед ветровым стеклом.
— Это для ознакомления. Тут фотографии, видеокассета, аудиокассета. Вот тот самый товар, который она выставляет на продажу. Разумеется, здесь копии.
Лукашов перестроился в правый ряд и припарковал машину к обочине. Он взял пакет, вскрыл его и достал содержимое. Фотографии лежали сверху. Он тут же начал их просматривать. Снимки были выполнены на профессиональном уровне, это и неспециалисту было понятно. Постельная серия, где он развлекается с Настей, меняя позы, выглядела впечатляюще.
Лукашов побледнел.
— Ну стерва! Ах гадюка! Ну я ей покажу!
— Для этого вам надо ее найти. А потом, вы не из тех людей, кто может противостоять подобным фактам.
— И этим она хочет меня запугать?
— На аудиокассете отчетливо слышен ваш голос, его трудно перепутать с другим. Вы очень нелицеприятно отзываетесь о своей жене и ее отце. Тут уместно вспомнить, что вы женились из чистого расчета. Ваша жена — дочь министра, непосредственного вашего начальника, который сделал из простого клерка высокопоставленное лицо. Теперь представьте себе на минуту, как среагирует отец, обожающий свою дочь, и она сама, попади эти материалы к ним в руки. В лучшем случае вы окажетесь на улице У разбитого корыта и вам придется в сорок лет начинать карьеру заново. А ведь у вас нет даже полного высшего образования. Языками вы не владеете, с компьютерной техникой — на «вы». Специальности нет, таланты отсутствуют. А что из себя представляет ваш тесть, вы очень хорошо охарактеризовали сами, и это записано на пленке: «Старый сумасбродный маразматик, деспот, безмозглый осел бесцеремонный хам, хапуга, жлоб, бездарь, взяточник, лизоблюд». И прочие нелицеприятные эпитеты. Что касается его дочери и вашей жены, то она вам напоминает бесформенную ожиревшую жабу, дряхлый кусок пожелтевшего сала с протухшими подмышками. Семейка яйцеголовых дебилов, с которой вы вынуждены мириться и от которой вас тошнит. Теперь представьте себе, что все, мною пересказанное с ваших слов, заняло меньше минуты, а запись на аудиокассете вместила в себя девяносто минут ваших завываний, возмущений и жалоб на невыносимую жизнь.
У Геннадия Ивановича скрипели зубы. Он выронил фотографии, схватил сыщика за ворот пиджака и хорошенько тряхнул.
— Это ты все подстроил, гаденыш! Я тебя удавлю!
— Не будьте идиотом, Лукашов. Во-первых, я сильнее вас, а вам только еще синяка под глазом не хватает для полного счастья. Во-вторых, наше агентство имеет официальный статус и лицензию. Мы шантажом не занимаемся, но запретить другим не можем. Ваша ученица оказалась талантливее учителя.
Лукашов убрал руки и откинулся на сиденье.
— Меня зовут Евгений Метлицкий. Вот моя визитная карточка, — сыщик положил визитку на колени к ошарашенному клиенту, — Мой вам совет: расплатитесь с этой девчонкой, получите оригиналы и впредь будьте осторожней. И еще: по ее условиям, деньги должны быть через три дня, потом пойдут пени по тысяче долларов за сутки. Судя по настроениям этой дамочки, отступать она не собирается. Чем быстрее вы с этим покончите, тем лучше для вас. Агентству, как посреднику, вы заплатите пять процентов от сделки, а мы вам гарантируем, что вы получите оригиналы, а не фальшивку. К тому же мы возьмем расписку с Насти, что дело закрыто и она сдала нам все материалы. Только после этого мы отдадим ей деньги.
— Значит, деньги я должен принести вам?
— Разумеется, на визитной карточке указан адрес. С двенадцати до восемнадцати без выходных. С клиентки мы тоже берем проценты. Наша фирма гарантирует, что по завершении сделки шантаж не возобновится. Советую вам не мудрить. Влипли, так винить в этом надо только себя. За ошибки приходится платить.
— Послушай, приятель! — оживился Лукашов. — А давай сделаем так. Зачем тебе проценты? Я заплачу тебе половину — и ты все уладишь сам.
Глаза его горели.
— Не получится. У меня нет оригиналов. Она принесет их в день получения денег. И вряд ли захочет приходить к нам в контору. Не так она глупа. Я на вашем месте не стал бы мудрить. Усвойте урок и смиритесь. Жду вас в течение трех суток. А теперь небольшая формальность для нашей бухгалтерии. Подпишите договор с нашим агентством для предоставления вам определенной документации. Подробности мы не указываем.
Детектив достал из кармана свернутый вчетверо лист бумаги, подал его Лукашову, а также протянул ему ручку. Лукашов подписал бумагу не читая.
— Желаю вам удачи, — сказал на прощанье Метлицкий, вышел из машины и смешался с потоком пешеходов.
Геннадий Иванович еще долго сидел на месте, не двигаясь, и с грустью смотрел через лобовое стекло в неизвестную точку.
Впервые за много лет он опоздал на работу на сорок минут. Секретарша его не узнала — на нем лица не было. Правда, она не задумывалась, существовало ли оно ранее.
***
Когда он вошел в комнату и включил свет, то увидел мужчину, сидевшего в кресле. Испугаться он не успел, а только вздрогнул от неожиданности. Когда-нибудь это должно было случиться. Глупо, что он не впускает в квартиру охранников, а они провожают его до дверей. Киселев больше всего боялся подъездов, где обычно работают киллеры, но в собственной квартире он опасности не ожидал: замки и двери надежные, девятый этаж, сигнализация, а тут на тебе — сюрприз!
Мужчина сидел на диване. Руки в карманах плаща, и еще эта дурацкая шляпа — такие давно никто не носит.
— Проходите, Георгий Валентинович, вам ничего не грозит. Не стесняйтесь, вы у себя дома.
— Кто вы такой?
Ответ последовал странный.
— Теперь живете один. Жену выгнали. Я так и думал. Вы человек крутой.
— Что вам нужно?
— Всего лишь навсего поговорить.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...