ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Уж лучше по рабам из пулемета строчить, чем выжидать хануриков на змеиной куче.
— Давай отойдем в сторону, засядем на краю обрыва, чтобы хоть одна сторона оставалась безопасной. Я возьму на мушку лестницу, а ты шугай палкой по траве, отпугивай червяков. На этих лохов мне одной очереди хватит. В крайнем случае потом добьем, но хоть сами уцелеем.
Они подошли почти вплотную к тем кустам, где сидела засада, и присели на корточки один за другим. Харченко, устроившийся за спиной Толстикова, начал шуровать палкой по траве, а его напарник следил за тем местом, где находилась лестница.
И тут появилось видение. Растерянные мужики вскочили на ноги и схватились за автоматы. Буквально в трех шагах от них из кустов появилась она — высокая, молодая и совершенно голая. В холодном свете луны ее тело казалось белее молока.
— Господи! Смерть пришла! — прошептал Толстиков.
— Не бойтесь меня, смелые воины. Пока я рядом, никакие змеи вам не страшны.
Ее голос звучал, будто она говорила в микрофон. Шутка была слишком опасной. Кулибин и Дмитрий взяли их на мушку и в любую секунду могли выстрелить. Метелкин держал руку на регуляторе громкости стереофонического магнитофона, из динамиков которого доносился таинственный голос Насти. Причем звуковые колонки расставили по сторонам от кустов для объемного звучания.
— Сложите оружие на землю и идите за мной. — Голос стал звучать еще громче. Харченко перекрестился. — Кто поднимет на меня оружие — тот падет на землю мертвым. Я царица этого леса. Змеи — мои слуги. Моя воля — жить вам или нет.
Голос стал звучать еще громче. Мужики готовы были бежать сломя голову, но у них отнялись ноги. Обнаженная красавица повернулась и направилась в глубь леса. Первым укол получил Харченко, следом Толстиков. Одному шприц вонзился в ногу, второму — в ребро. В глазах все помутилось. Харченко успел нажать на спусковой крючок, но автомат стоял на предохранителе, а привидение уже исчезло. Оба как подкошенные упали на землю.
Все разом вышли из засады. Настя очень долго смеялась.
— Дурочка! — изрек Метелкин. — Такие игры плохо кончаются.
— Ни один мужик не будет стрелять в обнаженную женщину! — гордо сказала она, надевая джинсы. — Но какое-то развлечение нам все же надо получать в этой тоске змеиной.
— Все развлечения еще впереди, — заметил генерал, вынимая шприцы из тел поверженных гладиаторов. — Хорошее снотворное, Митя.
— Это не снотворное. Такой затормаживающей сывороткой носорога можно успокоить за секунду. Ею снабжают зоологов в африканских саваннах, чтобы ловить крупных животных. Но только там они пользуются специальными пневматическими ружьями с оптическим прицелом, а не арбалетами твоей собственной конструкции.
— Они ими пользуются потому, что у них нет моих арбалетов, — с гордостью заявил генерал. — Могу спорить, что я на сто метров прошью насквозь спичечный коробок…
— Ладно хвастать, — вмешался Кулибин. — Давайте-ка этих молодцов привяжем покрепче к дереву и заклеим им рты липкой лентой.
Боевиков оттащили к высохшей сосне и привязали. Рядом оставили «змееотвод», чтобы к ним не подползали ядовитые твари.
— Ну что, ребятки, ждем следующую партию искателей приключений. Тут ты, Настя, ничем не рискуешь, можешь плясать перед ними в чем мать родила. Оружие у них с холостыми патронами будет, — смеялся Дмитрий.
— Хватит с вас одного концерта. Пора ставить капканы. Жизнью Дика мы рисковать не можем.
Метелкин достал сотовый телефон и набрал номер.
— Это Управление? Скажите, майор Марецкий уже на месте? Отлично. Это Метелкин, позовите его, он ждет моего звонка.
***
Сняв с руки часы, Николай протянул их маленькому щуплому мужичонке и сказал:
— Начнешь ровно в одиннадцать тридцать. Прыщ. Твоя группа идет на прорыв первой и будет сигналом для остальных. Только на твоих людей хватило стальных щитов, вы и пойдете на мост грудью вперед. Главная задача — захватить обе будки по краям моста, где установлены пулеметы. Этим можно спасти жизни многим.
Перед прорабом стояли трое мужиков, истерзанных работой, голодом и страхом. Они готовы были идти на пулеметы, хотя и понимали, чем это может закончиться. Силы не равные, но жажда свободы перекрывала все аргументы, говорившие о безрассудности бунта.
— Ты, Резак, поведешь за собой вторую группу. Как только перейдете мост, захватывайте казарму. Если вы не перебьете всех охранников, то погони не избежать. Захватывайте оружие и косите всех.
Гаврилюк подошел к третьему командиру.
— Твоя группа замыкающая. Фикса. И людей в ней останется больше, чем у других. Прорветесь на ту сторону, уничтожите охрану и берите приступом продовольственный склад. Каждый должен получить паек на три дня. И помните: все уцелевшие в бойне должны понять главное. Из Смоленской области надо уходить сразу: ни одного налета, ни одного грабежа и даже кражи. Ищите для своих дел новые места. Идите на запад. На Украине и в Белоруссии вас не знают. Там и начинайте новую жизнь. Удачи!
За спиной Гаврилюка стояли Гусь, Кореец и Вадим, которому дали прозвище Мудрила за его сообразительность. Гаврилюк махнул своим помощникам и сказал:
— Пошли в барак.
Он привел их в свою берлогу за частоколом, и они впервые попали в его комнату, где он жил.
— Ну вот, орлы, пришел и наш черед.
Николай взял со стола гвоздодер и с его помощью вынул одну половую доску, потом еще две. В тайнике лежало оружие. Он доставал по одному автомату «Калашников», вставлял в него рожок и передавал каждому по очереди. Последний автомат он оставил себе и надел на плечо сумку с дополнительными боеприпасами.
— Ну вот, кажется и все, пора нам уходить. Наша задача — пройти через лес, обойти зону, убрать охрану с наружных постов и встретить оставшихся беглецов плотным огнем. Только из чистой зоны мы сможем вывезти тракторы и уйти незамеченными. Вперед, хлопцы.
Получив в руки оружие, они почувствовали к себе доверие, и тот, кто еще сомневался в искренности прораба, готов был теперь идти за ним хоть на край света. Конечно, речь шла о Гусе и Корейце, но не о Журавлеве.
Вадим прекрасно понимал, что у прораба есть свои планы и ни в какой лес идти он не собирался, в чудо-порошки не верил, а таким образом избавлялся от лишних нахлебников. Где-то должен ждать их сюрприз — совсем близко, чтобы Миколе не пришлось долго возвращаться к своей базе. Одного только не понимал Вадим: что он будет делать с Ингрид, которая приедет в полночь на машинах9 Не может же он всерьез рассчитывать на то, что толпа голодранцев расправится с пятьюдесятью вооруженными до зубов охранниками. Вывод напрашивался сам собой: главные сообщники Миколы среди охранников. Это и логично, и разумно.
Они шли по прямой через котлован и были хорошо видны в лунном свете. Обычно прораб предпочитал ходить краем, вдоль обрыва, а сейчас вышел на открытую площадку. В любой бинокль их будет хорошо видно. Для снайпера и вовсе благодать. Ни одного укрытия. Он может уложить всех поодиночке без особой спешки. Вадим шел рядом с Гаврилюком и, немного отстав, оказался у него за спиной. Тот не обратил на это внимания. Значит, идея со снайпером отпадает. Уж если кого и опасался прораб, то в первую очередь Журавлева, как самого хитрого и находчивого, значит, и стрелять должен в него, а уж потом в остальных. Просто Николай вывел их на открытое место, чтобы показать кому-то количество. Не стоит забывать, что за этот день их численность сократилась. Дылда погиб в яме.
Логическая цепочка Журавлева была правильной с одной небольшой погрешностью — в бинокль за ними в действительности наблюдали, но не люди Гаврилюка, Метелкин.
— Их четверо, — сказал он, оглядываясь назад.
— Тем лучше, — ответил генерал, заряжая шприцем свой арбалет.
— С автоматами, — добавил Метелкин. — Только патроны там холостые. Как только все, кроме главного, поднимутся наверх, надо дать пару очередей в воздух или по кустам. Тогда их бугор уйдет с уверенностью, что операция закончилась успешно.
— Не сразу, Настенька, а после того, как генерал им укольчики сделает, — поправил девушку Дмитрий.
— Они подходят, приготовьтесь.
Через несколько секунд на опушке никого не осталось.
***
— Ну вот, ребята, и добрались, — облегченно вздохнул Гаврилюк. — Видите, какие нам ступени рабы сделали. По окончании работы я их отпустил в лес. Царствие им небесное. Ну что ж, иди первым. Мудрила. Ты у нас теперь за главного. Твоя тропа нас проведет сквозь змеиные дебри.
— Уж будьте уверены.
— Постой! — возразил Гусь. — Он поднимется и даст ходу — только мы его и видели. Нет, первым пойду я, а его посылайте вторым.
— Как знаешь, Гусь, — согласился прораб. И здоровяк начал подниматься из котлована к опушке. Как только он ступил на твердую землю и сделал шаг вперед, ему в плечо впилась игла. И секунды не прошло, как ему сдавило горло, руки и ноги начали отниматься. Все закрутилось перед глазами, и он рухнул на землю.
— Ну а теперь ты, Мудрила. Журавлев подмигнул Гаврилюку.
— Классный ты мужик, Микола. Отлично придумано, но мы это еще обсудим.
— Несомненно. Вперед.
Вадим поднялся наверх. Огромную тушу Гуся, валявшегося под ногами, он не мог не заметить. Мигнул свет фонарика из кустов. Из тех самых, где утром он видел Настю. Значит, они здесь. Не зря он надрывал глотку, чтобы они слышали его разговор с прорабом. Вадим схватил за ноги Гуся и отволок его тушу в сторону. В эту минуту на поверхность вышел Кореец.
— Эй, мужики, вы где?
Больше ему ничего не удалось сказать. Игла со шприцем вонзилась ему в шею. Он сделал шаг вперед и упал лицом в траву Метелкин встал в полный рост и дал три короткие очереди по кустам. Стоявший внизу Гаврилюк выждал еще полминуты и отправился в обратный путь. Операция прошла гладко.
Теперь друзья встретились и долго обнимались. Бандитов привязали к соседней сосне. Охранники уже пришли в себя и с ужасом следили за происходившим. Но их так старательно примотали к дереву, что они могли только головами крутить.
— Ну что будем делать. Дик? — спросил Метелкин.
— Возвращаться в зону и вывозить золотой запас Третьего рейха.
— Как?
— Думаю, на самолете. Есть у меня такое подозрение. Я вижу, у нас здесь отличная команда собралась, да еще с оружием. Так просто нам товар не отдадут, но я уже прикинул план действий. Можно обсудить. Только один вопрос меня волнует: угоним мы самолет, а куда сажать будем? Ему же площадка нужна километра в два-три.
— Эту задачу мы решим, если ты дашь ответ на другой вопрос: что думаешь делать с золотом?
— Сдадим государству. Нашли, мол, в огороде у Дмитрия. Двадцать пять процентов наши. Разделим на всю команду и будем жить припеваючи.
Тут Кулибин вступил в разговор.
— Хорошая идейка. Мы тут нашли скрытое бомбоубежище в лесу у Симашек. Там змей нет. Лес сухой, редкий, не приглянулся он этим тварям. Так в этом бомбоубежище целый оружейный арсенал с немецкими снарядами, пистолетами, патронами. Полк вооружить можно, а почему бы там и золото не могло храниться?
— Отличная идея! — обрадовался Дик.
— Ты что, решил все сдать? — удивленно спросила Настя. — Белены объелся, или у тебя крыша поехала после зоны?
— Ничего мы с этим золотом не сделаем. Уникальные вещи, с ними в комиссионку или скупку не сунешься.
— Я сделаю. Среди моих клиентов-ювелиров и коллекционеров хватало. Уж как-нибудь пристроим.
— Нет, Настя, забудь о золоте, без него спокойней спать будет.
— Хорошо, — согласился Метелкин, — сдадим так сдадим, тогда я подключаю к делу Степана.
— Он здесь? — спросил Вадим.
— Ждет звонка с опергруппой наготове. Зачем ему сюда ехать? Тут делать нечего. Пусть ищет площадку для посадки самолета и встречает нас там. А с летчиком мы сумеем договориться.
— Самолет — это всего лишь мое предположение. Тут отличное поле для посадки. Хворост и бензин заготовлен для сигнала. А главное — идея Гаврилюка с вывозом ценностей на тракторах ни в какие ворота не лезет. Бред сивой кобылы. А ведь прораб далеко не дурак. Он тут такого наколбасил, что не каждый штаб такие операции способен разработать. Вот я и пришел к выводу о самолете, исходя из размаха фантазии и дерзости господина Гаврилюка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...