ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Стою я на площадке, разговариваю, как вдруг из квартиры Киры выскакивает парень словно ошпаренный, и бегом вниз. Я до смерти напугалась. Чужой. Я же знаю, что Кира живет с мужем вдвоем. Детей им Бог не дал, а может, не хотят. Кто их знает…
— А вы запомнили этого парня?
— Запомнила. Высокий блондин с голубыми глазами и ямочками на щеках.
Майор почесал затылок. Внешность соответствовала Вадиму Журавлеву, но Марецкий прекрасно знал, что ямочки на щеках появляются у его дружка, когда он улыбается, а не когда вылетает из квартиры как ошпаренный.
— Вы сказали, что очень напугались, и вместе с тем запомнили цвет глаз промелькнувшего в долю секунды на темной площадке мужчины. Вы ничего не путаете?
— Ну я-то, конечно, не такая глазастая, а вот дамочка из собеса его успела разглядеть. Незамужняя.
— А ее вы запомнили?
— Очень видная женщина, даже красивая, лет сорока, одета хорошо, мягкая, интеллигентная. Говорит только не очень чисто. Слова правильные, но не по-московски. У нас жилец жил из Прибалтики, он так же говорил. Обходительная. Глаза огромные, карие. На какую-то артистку похожа.
— И что потом?
— Потом она ушла. Ей же не одну квартиру обойти надо. Пенсионеров у нас много живет.
Марецкий взглянул на стоявшего в дверях Коршунова.
— Все понял, Витя? С утра займись этим вопросом.
Майор вернулся в квартиру Кавериных и сразу направился в кухню, где Нина корпела над протоколом.
— Извините за вторжение, но у меня тут вопросики назрели, а ты, Ниночка, их протоколируй вместе с ответами. Вопрос первый, Александр Ильич. Сколько времени вы отсутствовали в этой квартире?
Хозяин даже растерялся, будто не понял, о чем спрашивают.
— Только не лгите, вам же придется подписывать свои показания. Не наводите тень на плетень, а то мы о вас плохо подумаем.
— Десять дней.
— И вот что удивительно, — продолжал майор, — ушли вы ненадолго, а в квартире ни одной мужской вещи не осталось. Зубная щетка в ванной, и та в единственном числе. Неужели настойчивая реклама о кариесе вас так и не убедила, что зубы надо чистить? Что скажете?
— Мы с Кирой крупно поругались. Я хотел с ней развестись.
— Но передумали?
— Еще не решил.
— Она вам изменила?
— Это наше личное дело.
— Личные дела остались только у вас, а у Киры нет никаких дел. Как вы узнали, что она вам изменяет?
— Поступил сигнал. Я решил проверить, нанял детектива, и тот подтвердил, что Кира мне не верна.
— На словах? И вы поверили?
— Доказательства были убедительны.
— Эти?
Марецкий вынул стопку фотографий из кармана и бросил ее на стол. Увидев пестрые картинки, Нина залилась краской.
Каверин вскочил на ноги.
— Откуда вы их взяли? Они хранились в моем рабочем кабинете под замком в столе.
— Вот оно как! И это мы выясним, не все сразу. Кто вам дал эти снимки?
— Детектив из агентства «Сириус». Я не помню его имени. Визитная карточка осталась на работе.
— Откуда вы получили сигнал?
— От этого детектива. Он пришел ко мне на работу и сказал, что они проводили расследование одного дела и там промелькнуло имя моей жены. Она ни в чем не замешана, но у нее есть любовник. Если меня этот факт интересует, то они готовы представить доказательства за отдельное вознаграждение.
— И как оно исчислялось?
— Пять тысяч долларов.
— Круто. И вы согласились?
— А что, по-вашему, я сам должен за ней следить? Киру не выследишь. У меня давно были подозрения, что она водит меня за нос, но только она хитрее и умнее меня. Не могу же я привязать ее к себе веревочкой. У меня работа, дела.
— С этим все ясно. Детектив принес вам фотографии. А имени любовника он вам не называл?
— Нет, конечно. Какое это имеет значение! Он-то в чем виноват? Мужик, он и есть мужик.
— Это вы заставили жену идти за справкой к венерологу?
— Но как-то я должен был ей отомстить?! Я уже понял, что не смогу без нее жить, но должна быть у меня собственная гордость. Она меня унизила, я отплатил ей тем же.
— Вы уверены, что не приносили в дом фотографий и не показывали их Кире?
— Нет, и не собирался. Там еще видеокассета осталась и записи их разговоров.
— С восьми до девяти вечера сегодняшнего дня где вы находились?
— Водку пил за столом. Я же говорил, что был на дне рождения. Уехал домой ровно в десять, как только новости по НТВ начались.
— Хорошо, на сегодня хватит.
Марецкий ушел из кухни. Санитары выносили труп на носилках.
Майора передернуло. Он не верил в виновность мужа. Этот человек не годился на роль убийцы. Журавлева он знал с детства и не мог себе представить Вадима с ножом в руках. Кому же понадобилась жизнь обычной женщины, домохозяйки, убийство которой очень хорошо спланировали и профессионально выполнили? Версия с ограблением исключалась. Из квартиры ничего не пропало. Зато каким-то чудом появились фотографии из кабинета мужа и попали в ящик столика в квартире. Даже если предположить, что Кира ухитрилась невероятным способом отнять у мужа улики, о которых она даже не знала, то почему не забрала пленки и зачем хранила их в доме, когда знала, что муж в этот вечер явится на мирные переговоры? Справочкой запаслась. Может быть, существовал второй комплект снимков? Так она бы их уничтожила, как только они попали бы к ней в руки.
Как все просто выглядело с первого взгляда! Дверь квартиры не заперта, труп на полу, отпечатки пальцев. Ну что еще нужно? Раздолье. Делаешь глубокомысленный вид — и вперед. Нет, обязательно найдется какой-нибудь пакостник, который смешает тебе все карты. Без лишних дурацких наворотов никогда не обходится.
Марецкий сел на табуретку в передней и закурил. Вот допробуй тут брось курить!
***
Шел десятый час. В черных лужах отражались уличные фонари. Моросил мелкий дождь, похожий на водяную пыль, с невероятной быстротой пропитывающий насквозь любую одежду Те, кто забыл дома зонтик или дождевик, мокли на автобусных остановках и проклинали графики движения наземного транспорта.
Полина всегда носила с собой зонт. От работы до остановки пятнадцать минут ходу, и капризное лето не раз застигало ее врасплох своим плаксивым характером, так что она с зонтом уже не расставалась, даже если с утра стояла хорошая погода.
В тот момент, когда до остановки оставалось не более сотни метров, возле нее остановилась иномарка. Дверца приоткрылась, и из машины выглянул мужчина в шляпе.
— Садитесь, Полина Сергеевна, я вас подвезу. Женщина немного растерялась.
Этого мужчину она не помнила. Правда, на улице темно, и к тому же эта странная шляпа. И потом, разве упомнишь всех клиентов турагентства, которые проходят через ее кабинет. Во всяком случае, в машине комфортней, чем шлепать по лужам в изящных туфельках.
Полина приняла приглашение и села в машину. Когда автомобиль тронулся с места, она спросила:
— Честно говоря, я вас не помню. Когда вы у нас были?
— Я у вас не был, и вы меня не знаете. А я вас знаю по долгу своей службы.
— Что у вас за служба?
— Следователь из милиции. Мы занимаемся бандой шантажистов, от которой пострадали несколько женщин. И вы в том числе.
— Я? Каким образом?
— У вас все нормально в семье?
— Что вы имеете в виду?
— Ваши отношения с мужем. Он же бросил вас.
— Допустим, мы разошлись по обоюдному согласию. Никто никого не бросал. Ну и в чем тут криминал?
— Понимаю. Вы независимая женщина, возглавляете солидное туристическое бюро, сама себе хозяйка, но супружеские отношения требуют определенных обязанностей и ответственности. Скажем так: вы не совсем порядочно повели себя по отношению к мужу и завели любовника. Мужу об этом сообщили и даже предъявили фотографии. Он тоже человек гордый и более чем самостоятельный. Он не захотел мириться с изменой и ушел от вас. Теперь вас ждет судебный процесс и раздел имущества. Думаю, суд будет на стороне мужа, если он предъявит все доказательства вашей неверности в полном объеме. А он может. Слишком зол. Да и дарить вам купленные им машины, дачи, квартиры он не намерен.
— Ну хватит! Что вы от меня хотите?
— Доказать вам, вашему мужу и суду, что вас умышленно скомпрометировали. Вашего любовника зовут Дик, не так ли?
— Какое это имеет значение?
— Он пригласил вас на квартиру в районе Калужской площади. В тот момент, когда вы занимались любовью, сообщник Дика делал фотографии через специально оборудованные глазки в стене. Потом за определенное вознаграждение эти снимки были предложены вашему мужу. Так они зарабатывают деньги, используя слабости женщин и природную ревность мужчин с их честолюбием и непоколебимой верой в собственность. Мое должно принадлежать мне, и жена в первую очередь.
— Я что-то не пойму нашего беспредметного разговора. В лекциях я не нуждаюсь. Вы правильно заметили, я самостоятельная женщина и живу так, как считаю нужным. Постарайтесь быть конкретней. Что вы предлагаете?
— Допросить Дика в вашем присутствии. У нас уже есть несколько заявлений от женщин, но они не имеют вашей твердости характера и достаточной силы воли. А вы способны сказать подлецу в лицо, что он подлец.
— Допустим, вы правы. Я могла бы высказать этому подонку все, что я о нем думаю.
— Так мы и сделаем. Сейчас мы подъедем к той самой квартире на Калужской и подождем нашего альфонса в его машине. Сегодня у него дежурство с очередной дамочкой. Но той нужно быть дома в одиннадцать вечера, и Дик сегодня не останется на ночь в своем притоне. Придется немного подождать. У меня в кармане диктофон, и мы запишем все его ответы на поставленные вопросы. Потом я отдам эту пленку вам и у вас будет свое оружие на суде. Пора разорить это грязное осиное гнездо.
— Хорошо, я согласна. Даже оплеуху с удовольствием ему отвешу.
— Не сомневался, что вы настоящая женщина.
Машина въехала в темный двор и остановилась возле заборчика детской площадки.
— Вон стоит его авто. Темная «четверка».
— Да, это она.
— Как говорится, с Богом. Пересядем в его машину и подождем. Фактор неожиданности должен сыграть важную роль. Стоит вызвать его в управление — как он тут же взъерошится и придет с десятком адвокатов. А тут другое дело. Ваше присутствие его вовсе выбьет из колеи.
Они вышли из машины и направились к стоящим в сотне метров «жигулям». Откуда у следователя оказались ключи от чужой машины, Полину не интересовало. Она об этом даже не подумала. Они устроились на заднем сиденье, и следователь глянул на часы.
— Минут через двадцать, максимум через полчаса он выйдет. Давайте пока обсудим вопросы, которые будем ему задавать. У меня тут есть черновик с заготовками, я вам его зачитаю. Может быть, у вас возникнут какие-нибудь идеи. Вы женщина умная, проницательная.
Мужчина полез в пиджак, и перед глазами Полины мелькнуло сверкавшее лезвие ножа. Она ничего не успела понять, все произошло слишком быстро. Взмах руки, и острая боль в сердце. Короткое мгновение, будто зуб удалили, а потом ничего — пустота и никаких ощущений. Так наступает смерть. Ничего страшного. И чего ее люди боятся? Нет, они не смерти боятся, а вздрагивают от ужаса, когда теряют жизнь. Как же теперь мир обойдется без них?
Голова Полины откинулась назад, и она осталась сидеть как сидела. Взгляд застыл, а из уголка рта потекла узкая струйка крови. Убийца достал из кармана целлофановый пакет, положил в него нож и убрал его под пиджак. Во дворе стояла тишина, и только макушки деревьев шелестели от ветра да продолжал моросить мелкий дождик.
Убийца вышел из машины, захлопнул дверь и, дойдя до своего «опеля», снял с ног пластиковые пакеты, перетянутые на щиколотках леской. Происходи все это днем — Полина наверняка бы заметила странные боты на ногах у следователя. Но он шел чуть отставая и подвел ее к одной стороне машины, а сам садился с другой. Но что теперь говорить о том, чего не произошло? «Опель» выехал со двора, будто его здесь и не было.
***
Журавлев находился в одиночестве и вовсе не занимался женщинами. Он и Метелкин собрали своих помощников и решали внутренние проблемы. Сегодня пришел даже бывший подполковник Кузнецов, герой войны в Чечне и официальный директор сыскного агентства.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...