ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Обычно он приезжал в официальную контору раз в месяц, чтобы получать свои проценты от сделок, но на этот раз к нему обратились с просьбой, и он не мог отказать. Он и без того считал, что ему незаслуженно платят большие деньги за одну только фамилию. Пришло время и поработать.
— Ну так вот, мальчики. С ребятами из «Шереметьева» я договорился. Старые кореша меня еще не забыли. Они нашли видеозапись прохождения пассажиров через таможенный турникет на рейс «Москва-Берлин» за двадцатое число. Именно на этом рейсе по корешкам билетов улетела Наталья Шефнер в Германию. Девяносто шесть пассажиров. Все девяносто шесть прошли контроль, и все зафиксированы камерой. Но я очень внимательно просмотрел пленку несколько раз. Наташа через турникет не проходила, а по билетам и занятым местам все пассажиры улетели, в том числе и она. Мне, конечно, трудно было ориентироваться по фотографии Но у меня глаз наметанный. Теперь смотрите сами. Да! Среди провожавших, попавших в кадр, Шефнера не было. Уж такую личность не узнать невозможно. Колоритная фигура.
Кузнецов положил на стол видеокассету.
— Спасибо, Валера. Извини, что потревожили. Большое дело сделал.
— Пустяки. Вы бы меня почаще дергали, а то от безделья меня все время в магазин тянет. Так и цирроз заработать недолго. Ладно, я пойду, а то моя благоверная небось уже все сточные канавы обошла в поисках своего непутевого инвалида.
Бывший подполковник встал, пожал всем руки, взял свою клюку и похромал к выходу.
— Что у тебя, Леня? — спросил Метелкин у молодого человека, сидевшего на валике дивана, — Какие новости?!
— Мы с Гришкой и Вовкой взяли под наблюдение троих — тех, кто ежедневно бывает в офисе фирмы. Володька приглядывает за Шефнером. Тот самый неподвижный. Другого ему не доверишь, спешка не его профиль. Вот затаится в кустах со снайперской винтовкой, тут ему равных нет. Шефнер статичен. В девять в офисе, в шесть уходит домой. С немецкой пунктуальностью. Но народу к нему ходит много. Приемная всегда забита посетителями. Я так думаю, что слежка за ним ничего не даст. Он все вопросы решает в кабинете. Лучше всего охомутать его секретаршу. Зовут Катя, двадцать три года. Рыжая, хорошенькая, с длиннющими ногами и ужасно глупая. Наверное, ему такая и нужна. Но если ее обработать и кое-чему научить, то она может сослужить неплохую службу. Приходит на работу за полчаса до Шефнера, уходит на полчаса позже.
— Ты думаешь, она в курсе его дел? — спросил Журавлев. — Так, витрина.
— И я, и Вовка, и Гришка — мы все об одном и том же подумали. Идея проста. Поставить жучки на липучках в кабинете Шефнера и быть в курсе его дел. Но хрен сработаешь. Поставить поставим, но они исчезнут. У Шефнера в фирме есть отдел безопасности. Командует им некий Юра Крылов, лет сорока пяти, темная лошадка. Ничего о нем выяснить не удалось. Вообще, в Москве такой не проживает. Нет, Крыловых полно, но этого нет. Проследить его не удается. Я уже на этом деле собаку съел. Всех Настиных клиентов веду без проблем, а этого не могу Исчезает, как мираж в пустыне. Бамс — и нету! Но дело не в этом. У Крылова в отделе шесть человек, все из бывших чекистов. И где он их только навербовал! Короче говоря, ежедневно за пятнадцать минут до появления Шефнера бригада из четырех подопечных Крылова обследует кабинет шефа. Каждую щель проверяют. Любой жучок будет обнаружен тут же. Сделав проверку, они уходят. У секретарши остается минут пять. Вполне хватит, чтобы налепить жучков. А главное, она же их и снимет после ухода Шефнера из офиса.
— Идея принимается. Только сначала проверьте девчонку, стоит ли ее клеить, если у нее есть свой дружок, — сказал Метелкин деловым тоном.
— Завербуем дружка. Ведь нам не Катя нужна, а дело. Через дружка даже спокойней будет.
— Вот что, Леня, — заговорил Журавлев, — секретарша секретаршей, но сделайте упор на этом Крылове. Для начала нам нужны его фотографии. Этим Женя займется. И если он уходит от слежки, значит, не хочет, чтобы о нем знали больше положенного, или ты работаешь грязно. Одно дело за Настиными лохами следить, другое дело за профессионалами. Налегайте втроем на работу, может, что-нибудь получится.
— Завтра же приступим.
— Свободен. Леня ушел.
— Ну что, Женя, как мне быть?
— Никак. Продолжаем работать. Ты что, думаешь тебя заложили те бабы на площадке? Общий план. Под него тысячи подойдут. Завтра мне Титов обещал позвонить. Он дежурит на Петровке. Я просил его узнать об этом деле.
— Зачем волну поднимаешь?
— Титову доверять можно. Сколько он с нас бабок поимел за информацию! Обычный мент на скромной зарплате. Занимается статистикой и учетом. Взяток ему не дают, ведь не с жезлом на дороге стоит, а в кабинете сохнет. Мы для него единственный источник дохода.
— Ты его вербовал, ты за него в ответе. Но мы должны быть в курсе следствия. Иначе мне крышка.
— Завтра утром мы получим подробную информацию о филиалах Шефнера. Потом обсудим.
— Ладно, поеду спать. Ты остаешься?
— Я ведь каждый день работаю. В отличие от вас, — возмутился Метелкин. — Жду нашу принцессу с клиентом. А она небось в ресторане гуляет. Напоит мужика, а потом — что с него толку? Ни одного стоящего кадра не получится. Ох уж мне эта Настя!
— Ладно, трудись, а я поеду домой. Выпью соточку на ночь — и на боковую.
— Так ты быстрее нашего подполковника цирроз заработаешь.
— Жизнь такая. Без водки не обойтись. Целыми днями только и думаю как из очередной передряги выкрутиться. Скоро в змею превращусь.
Журавлев вышел на улицу. Мерзкая погода только еще больше испортила ему настроение.
Он добежал до машины и быстро запрыгнул на переднее сиденье. Выезжая за ворота, он судорожно вспоминал, где есть рядом ночной магазин, чтобы купить себе коньяку и немного согреться дома перед телевизором. Разбитость и усталость не лучшие спутники хорошего настроения. Проехав пару кварталов, он свернул на Кутузовский проспект и промахнув его, выскочил на Новый Арбат. В «Новоарбатском» есть хороший выбор и не торгуют подделкой. Там и закуски на любой вкус хватает.
Он остановился у магазина и в течение двадцати минут отоваривался.
Когда он вернулся к машине, то его поджидал гаишник с видом цербера. Звон бутылок в сумке наводил на определенные выводы.
— И даже не думай, капитан. Грамма во рту не было, только собираюсь.
Журавлев подошел вплотную к офицеру и дыхну на него.
— Сам не пьешь, так баб опаиваешь? Пока тебя ждала, окончательно вырубилась. Стучу в окно, не слышит.
Вадим ничего не понимал из того, что говорил гаишник и решил, что тот сам хватил лишку.
— Ты что, не знаешь, что на Арбате не разрешена стоянка?
— Ладно, командир, договоримся.
Журавлев открыл дверцу, бросил сумки на соседнее сиденье и достал полсотни из кармана.
— Держи, все, что осталось.
Капитан взял деньги и сунул в карман.
— Давай отчаливай.
— Исчезаю.
Он сел в машину и краем зрения заметил что-то тело на заднем сиденье. Повернув голову, он увидел женщину а белым было ее лицо. Глаза открыты, а на губах запеклась кровь. За свою жизнь он повидал немало трупов, и ему не требовалось для выводов щупать пульс. Женщина была мертва.
По ветровому стеклу постучали жезлом.
— Не задерживай.
Трясущимися руками он едва вставил ключи в замок зажигания, запустил двигатель и тронулся с места.
Вадим не знал, куда ехал, он мчался по полупустынным улицам и поглядывал в зеркало заднего обзора на лежавший за спиной труп. Покойница словно подгоняла его кнутом, как извозчик кобылу.
Он не мог разглядеть ее как следует, но то, что эта женщина была ему знакома, он не сомневался. Каким-то образом он очутился на Волоколамском шоссе. Руки сами крутили руль. Не доезжая поста ГИБДД, он свернул на Пехотную улицу, крутился по переулкам, делая один вираж за другим и выскочил к зеленой зоне, где неподалеку от дороги, под склоном, скрываясь за кустарником, протекала Москва-река.
Что его привело сюда, никто бы не ответил. Инстинкт иди страх. Он даже никогда не бывал в этом районе, а сейчас попал сюда и остановился в тихом безлюдном месте.
Дорога не освещалась. Журавлев включил в салоне свет и обернулся.
Да, он ее вспомнил. Красотка из турагентства, жена какого-то крупного чиновника и бизнесмена. Вот только как ее зовут, он вспомнить не мог. И какое это теперь имело значение. Ее уже никак не зовут. Она труп.
Он огляделся по сторонам. Ни души. Журавлев выключил свет в салоне и фары. Выйдя из машины, он открыл заднюю дверцу и вытащил мертвое тело наружу. Взвалив ее на плечо, он направился к обочине. Склон был слишком крутым, и, не сделав трех шагов, он уронил труп и сам покатился кубарем вниз. Покойница не догнала его, а застряла метров на десять выше в кустарнике. Другой бы оставил ее там, где она лежала, но для этого надо было думать, а он выполнял волю своей бредовой идеи, что труп надо утопить в реке. Зачем? Да кто его знает, что может втемяшиться в голову человеку — запуганному, усталому и растерянному. Он карабкался вверх, скользил, скатывался и вновь взбирался, пока не ухватил мертвую женщину за ногу. Платье на ней превратилось в лохмотья, а волосы смешались с травой. Он потянул ее на себя, ветки захрустели, карябая кожу и раздирая чулки, неохотно выпуская труп из своих объятий.
К «жигулям», остановившимся на обочине, с потушенными фарами тихо подкралась другая машина. Из нее вышла женщина. Она осталась возле дверцы и всматриваюсь в темноту Минуты через три-четыре сверкнули фары на дороге. Женщина выскочила на середину улицы и замахала руками. «УАЗик» затормозил в метре от нее. Шофер выскочил из машины и обложил ее смачным трехэтажным матом. Она смиренно выслушала его и быстро заговорила.
— Там, внизу, женщину убивают. Вон стоит «четверка», мужчина выволок из нее женщину и понес к реке. Боюсь, она уже мертва.
Мужик в спецовке обернулся к своей машине и крикнул:
— Федька, выходь. И монтировку прихвати.
Из машины вышел еще один работяга.
— Чего там еще?
— Идем глянем. Какой-то козел бабу в речке искупать решил.
Женщина подошла к главному горлопану и подала ему бумажку.
— Это номер машины того блондина, что женщину унес.
— Зачем он мне?
— А вдруг убежит.
— А ты на что?!
— Я же женщина, боюсь до смерти. Вы уж сами.
Он сунул бумажку в спецовку, и они направились к откосу. Простые работяги не имели опыта группы захвата и действовали шумно, нахрапом, стенка на стенку. Пока вниз спускались, всю рыбу распугали.
Женщина тем временем открыла заднюю дверцу «жигулей» и заглянула внутрь. На полу остались туфли-убитой. Этого ей показалось мало. Она достала из сумочки целлофановый пакет и вытряхнула из него окровавленный нож. Тот упал рядом с обувью.
Она захлопнула дверцу, вонзила в заднее колесо гвоздь, но не проткнула его, а оставила торчать. Стоило колесу надавить на острие — и оно лопнуло бы. Закончив работу, она вернулась к своей машине и уехала, оставив мужчин самим во всем разбираться.
Особой разборки не получилось. Журавлев услышал приближение бульдозеров, с шумом летевших вниз, бросил труп у самой воды и, вооружившись приличной железкой, которыми был усеян весь песчаный берег, затаился в кустах.
Первый клиент приехал на место предполагаемого преступления на заднице с ревущим воплем. Он получил достойный удар по холке, после чего тут же затих. Второй акробат едва успевал передвигать конечности и выполнил норматив чемпиона мира по бегу. Вадим даже не трогал его, а бросил на его пути гнилое бревно. Бег закончился полетом через препятствие, ударом головы о бочонок с мутной тиной и затишьем на ближайшие полчаса. Спасатели остались скучать на песочке и видеть сладкие сны, а Журавлев ринулся наверх к своей машине. Пришлось затратить немало времени и сил, пока наконец он не выбрался на дорогу.
Рядом с его машиной стоял «УАЗ», брошенный прямо посреди дороги с открытыми дверцами. За ним уже выстроилась вереница машин, и их владельцы давили на клаксоны.
Пришлось прийти беспомощным ротозеям на помощь, сесть в «УАЗ» и проехать пять метров до обочины. Пробка рассосалась.
Вадим вернулся к своей машине и погнал с места в карьер.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...