ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Проверка этого не подтвердила, а, скорее, наоборот, только усилила подозрения. Под Белгородом, по нашей наводке, была задержана машина «шкода-фелиция», на которой ехали на юг муж и жена Лучниковы. По словам Шефнера, именно с ними Наталия уехала на юг. Но ее в машине не оказалось. Белгородские сыскари сработали грамотно. Машина была остановлена для досмотра. Искали супружескую пару, перевозившую героин, и все машины, где ехали мужчина и женщина, досматривались. Супругов сопроводили в отдельное помещение и тщательно проверили их вещи. Улов оказался неожиданным. В одном из чемоданов лежала стопка открыток с морскими пейзажами, шестнадцать штук. Все адресованы Хансу Шефнеру, написаны рукой его жены. Ребята сделали ксерокопии, открытки положили на место и отпустили семейную чету путешествовать дальше. Те приняли извинения и уехали. Копии переслали нам.
Почерковеды подтвердили, что открытки написаны рукой Наталии, но все они в один голос уверяют, будто человек, писавший эти письма, находился в ненормальном состоянии — либо в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, либо пребывал в лихорадке. Так это или нет, подтвердить некому. Местонахождение Наталии Шефнер до сих пор не установлено. У Шефнера есть месяц по меньшей мере, пока он сможет козырнуть присланными с юга открытками. Прижать его к стене — значит подвергнуть женщину опасности. Она и без того находится в подвешенном состоянии. Им ничего не стоит вывезти ее в Сочи и утопить в море. Вот, собственно, и все, что мы имеем на сегодняшний день.
— Негусто, — помрачнел полковник. — Нужно установить постоянное наблюдение за Шефнером и его ближайшим окружением.
— Согласен, Валерий Игнатьевич, но хотел бы попросить у вас людей в помощь. Слишком скудными резервами я обладаю. Ребята толковые, но их очень мало.
— Хорошо, человек пять я для вас выбью, но только взамен потребую с вас по полной программе.
— За нами не заржавеет, — улыбнулся Степан.
***
Метелкин много слышал от Журавлева о бывшем генерале Скворцове — разведчике, историке и обладателе уникальных архивов, но не предполагал, что ему самому придется встретиться с легендарным стариком.
— Не удивляйтесь, Евгений Михалыч, — улыбнулся ухоженный старец. — Вадим Сергеич оставил мне ваши координаты перед отъездом в Смоленск. Он вам доверяет и решил, что лучше вас никто не сможет переслать ему необходимые данные. Вот я и решил вас побеспокоить по этому случаю.
Метелкин слушал и с любопытством оглядывал кабинет.
— Конечно, я все сделаю в лучшем виде.
Хозяин разложил на столе карту, проклеенную прозрачной лентой.
— Это копия уникального экземпляра штабной карты 1-го Белорусского фронта. Здесь обозначено наступление генерала Бахрова на Смоленск и продвижение линии войск на запад. Именно в это время штандартенфюрер Хоффман ушел с архивом от наступавшей Красной Армии. По карте отчетливо видны коридоры, по которым Хоффман мог отступать. Их три. Каким воспользовался эсэсовский полковник, мы не знаем. Но в одном я убежден — Хоффман не пошел на Оршу. Ее взяли в кольцо партизаны и выпихнули немцев еще до подхода Красной Армии. А это значит, что выбери Хоффман средний коридор, то он неминуемо попал бы в ловушку. Ведь мы знаем, что Хоффман и его люди добрались до Германии целыми и невредимыми. Значит, остается южный либо северный коридор, но на проверку этих проходов может уйти уйма времени.
И вот о чем я подумал. Вадиму Сергеичу я уже рассказывал историю о том, как в пятьдесят шестом году был задержан в районе Смоленска агент западной разведки. Русский, уроженец Смоленской области. Цель его заброски — вербовка неустойчивых граждан. Правда, я в этом сомневаюсь. В ходе расследования выяснилось, что агент работал при штабе Хоффмана и бежал из Союза вместе с шефом. Но он утверждал, будто не сопровождал архив и уехал вместе с военными, а с архивом уехал только Хоффман и дюжина офицеров СС — самых надежных и храбрых. Вполне резонно. Но! Никто из них не знал русского языка, а этот агент служил в штабе переводчиком. Без такого человека в экстремальной ситуации не обойтись.
Я навел кое-какие справки и наткнулся, можно сказать, на сенсацию. Этот агент жив и находится в России. Моим коллегам из Комитета пришлось немало потрудиться, чтобы отыскать этого человека. Зовут его Зиновий Карлович Круглов. Недавно ему стукнуло восемьдесят три года. Живет он далековато — поселок Дегунино, что в шестидесяти километрах к востоку от Норильска, у берегов Енисея и в двадцати километрах от Дудинки к югу. В пятьдесят шестом он получил двадцать пять лет лагерей. Вышка по тем временам. Амнистия на таких не распространялась. Отсидел от звонка до звонка и жив остался. Это после рудников-то! Перебрался в Сибирь на поселение. И вот уже как пятнадцать лет обосновался в Дегунине и с места не трогается. Его можно понять. А главное дело в том, что ни одна карта и план ничего не стоят против живого свидетеля. Не знаю, как вы отнесетесь к моему сообщению, но уверен, что Вадим Сергеич отправился бы туда не задумываясь.
— Я так и сделаю. Мы ведь друзья.
— И прихватите эту карту с собой. Может быть, старик еще не совсем из ума выжил и вспомнит события почти шестидесятилетней давности по карте. Ну не по карте, так по названиям населенных пунктов, большинство из которых переименовывались уже по несколько раз. Могу привести пример. Поселок городского типа — его освобождали в сорок третьем — назывался Сталине. В пятьдесят пятом его назвали Первомайским, потом он превратился в город Ворошилов, затем стал Зареченск, а сейчас его именуют Верхний Постой — как деревушку двести лет назад. Сменяются вожди, времена, люди, меняются и названия.
— Я все понял. Постараюсь разговорить старика. Так вы убеждены, что Шефнер приехал в Россию искать архивы?
— Я? Да! Но не все со мной согласны. Убеждать я никого не хочу, время само расставит все по своим местам. Но я же не один день ломал над этим голову, сверял, вычитал, складывал и прикидывал. Все говорит о том, что миссия Шефнера состоит в поисках архивов. Такая находка стоит того, чтобы за нее положить жизнь.
— Уже немало жизней положено. Вадим, и тот своею имени лишился. Можно к нему на кладбище сходить.
— Поверьте мне, молодой человек, Шефнер имеет очень важное и ответственное задание. Он и его люди ни перед чем не остановятся ради достижений своих целей. Тысячи жизней ничто по сравнению с их целью, и они не будут вести счет убитым. Тут, как нигде, нужна стопроцентная осторожность и внимательность. Это как прогулка по минному полю в поисках экзотических цветочков для школьного гербария.
— Я учту ваши замечания.
— Тогда с Богом. Удачи!
Метелкин вышел от генерала в возбужденном состоянии.
***
Беседа Шефнера и Крылова проходила в машине. Главный охранник лично сменил шофера хозяина и подал машину к подъезду в девять утра. Шефнер не очень удивился перемене водителя. Он достаточно неплохо знал Крылова и понимал, что тот ничего зря не делает.
— У нас неприятности, Ханс, — начал Крылов, отъезжая от дома. — Наташа исчезла. Мне необходимо срочно сегодня же выезжать на место.
— Что значит «исчезла»?
— То и значит. На подъезде к Смоленску между Сафоновом и Ярцевом. Она ехала с Ингрид в одном купе. Долго рассказывать, но в вагоне пропал свет. Когда его зажгли, то выяснилось, что Наташи на месте нет. Ребята проверили весь поезд, каждую щель. Исчезла.
— Милиция?
— Нет, те могли задержать ее официально. Она проходит по делу как свидетель. Боюсь, нам мстят за смерть Журавлева его дружки. Это не так страшно, если девчонка будет молчать, но если она заговорит, то дело может иметь непредсказуемые последствия. В состоянии транса, если ей не делать уколы, она продержится не более суток, а потом начнет соображать и реагировать на события.
— Ты хочешь найти ее за сутки и заставить молчать?
— Она замолчит навсегда. Хватит с ней цацкаться. Найти ее тоже не составит труда. Вдоль железной дороги проходит только одно шоссе. Если правильно взять направление, то я ее найду. Она же обуза. С ней невозможно передвигаться быстро. Понадобится машина, но без шофера. Лишний свидетель может обратить внимание на странную дамочку. А где взять машину? Угнать. Вот я и начну с поисков пострадавшего.
— А если у них имелась своя машина?
— Тогда нам не повезло. Я исхожу из тех вариантов, которые можно реально просчитать, но на подъезде к Москве я уже выставил своих людей. Они ее не пропустят. Поезда московского направления также проверяются, а самолетом без документов женщину не провезут. Москву мы блокировали, но мне необходимо самому выехать на место. Вслепую я не умею ориентироваться.
— Хорошо, выезжай. Делай так, как считаешь нужным, но потом отправляйся в Смоленск. Там наша главная цель. Я приеду через пару недель. Лучше тебе ехать через Германию. Пусть в Москве будут на сто процентов уверены, что ты уехал из страны. А вернешься каким-нибудь туркруизом в Смоленск.
— Пожалуй, ты прав.
— Я уеду днем на машине. Повожу хвостов по Москве, сменю пару машин и ускользну. За меня будь спокоен. К вечеру я уже доберусь до места. Мои ребята меня там встретят. Они уже работают. Ингрид отправилась на первый объект одна. Ее встретил Гюнтер на вокзале. С ней все в порядке. Ситуация в целом мне не нравится. Из пяти объектов два оказались пустышками. Время идет, дело стоит, а мы еще умудряемся попадать в неприятности. В конце концов, за нашу безопасность отвечаешь ты, а я не уверен, что мы можем работать без оглядки. Соберись и наведи порядок. У тебя хватает людей и ума, чтобы обеспечить спокойный ход дел, а не трястись в лихорадке.
Машина подкатила к офису Шефнер вышел, а Крылов, не мешкая, взял курс на Смоленск. Ему хватило часа, чтобы обрубить все концы и через юг направиться на запад. Этот человек умел выстраивать комбинации, заводить противника в тупик и выходить победителем.
4. Сафоново
Пришлось заплатить деньги, чтобы Наташу положили в отдельную палату и разрешили Журавлеву остаться при ней нянькой.
Врач пожал плечами.
— Ну в общем-то, что могли, мы сделали. Остается только ждать. Анализ крови подтвердил, что ей кололи аминазин в больших дозах. Ожидать, что организм быстро очистится, нельзя. Лекарство сильное. Думаю, к вечеру она придет в себя, я имею в виду — обретет вполне сознательное состояние. Появится реакция, осмысление, восстановятся все функции головного мозга, но организм наберет силы в полной мере не сегодня и не завтра. Для этого понадобятся дни, а то и недели. Будем колоть витамины, а главное — сон и покой. Организм отравлен.
— Понимаю, доктор, но мне нужно отвезти ее домой. Там уже с ума сходят. К тому же опасность не миновала, — Журавлев сделал глубокомысленный вид. — Похитители девушки не захотят смириться с ее побегом. Они будут ее искать.
— История ваша мне не очень нравится. Но даже если я вам поверю, что вы спасли свою подругу и выкрали ее из лап похитителей, то они прекрасно понимают — женщина в таком состоянии не могла самостоятельно убежать. Тот, кто колол ей аминазин, в этом не сомневается. Без посторонней помощи она ничего сделать не могла. Очевидный факт.
Журавлев подошел к окну и отодвинул занавеску.
— Скажите, доктор, сколько у вас больниц в городе?
— Всего лишь две. Наша — центральная, но, как видите, имеет только четыре пятиэтажных корпуса. Еще есть военный госпиталь и институт медэкспертизы. Туда вообще не попасть, он находится за колючей проволокой. Дело в том, что в ближайшем пригороде Сафонова находится несколько исправительно-трудовых колоний — женская и четыре мужских, все строгого режима. Больных зэков отправляют в этот институт.
— Значит, только две общедоступных? — спросил Вадим, разглядывая больничный двор.
— Вы хотите сказать, что ее могут искать в больнице?
— И в больницах тоже. Это же логично.
Журавлев оглянулся и пристально посмотрел на врача. Лет сорок на вид, но уже лысый, невысокий, невзрачный, вряд ли такой имеет крепкую многодетную семью. Скорее всего, холостяк. Не очень ухоженный, галстук с жирным пятном на самом видном месте.
— Вы не женаты?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...