ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Причина простая: он импотент. Пришлось смириться.
Тоня отбросила фотографии в сторону.
— А где ты их взяла?
— Наняла сыщика и адвоката. Мы решили засадить этого самца за решетку. В зоне из него «петуха» живо сделают, как узнают, за что он туда попал. Зэки за нас отомстят, сделают его своей девочкой. Там он быстро поймет цену нашим страданиям. Сыщик, которого я наняла, выследил Дика и побывал у него дома. Там он и нашел эту коллекцию.
— Ну а что я могу сделать?
— Нам надо собрать несколько таких же, как мы, дурех. Адреса и телефоны я уже выяснила. Хорошо, если бы женщины приехали сюда, тогда я позвала бы своего адвоката, и мы составим общее заявление. А он уж сумеет дать ему ход. И чем быстрее мы это сделаем, тем лучше. Нечего тянуть. Мне не терпится увидеть этого паршивца в зале суда за решеткой.
— И за что его будут судить? За то, что мы к нему в постель ныряли?
— За шантаж и вымогательство. Пять лет минимум.
— Давай попробуем.
Антонина собрала фотографии в кучу и вновь их просмотрела. Выбрав одну из них, она сказала:
— Эту телку я знаю. Мир тесен. Она живет недалеко, на площади Восстания, у метро «Баррикадная». Зовут ее Галя Ростоцкая. Была у меня одна подруга, впрочем, она никуда не делась. А эта Галка живет в квартире напротив. Воображалистая девица. Ее муж бензоколонкой командует.
— Теперь у нее нет мужа так же, как и у нас.
— Сейчас мы это выясним.
Тоня подошла к телефону и набрала номер.
— Але, Марина? Привет. Антонина… Ужала? Отлично. У меня к тебе один дурацкий вопросик есть. Ты давно не видела свою соседку? Я имею в виду Галю. Вот как? Сегодня утром… А скажи мне, она что, развелась со своим бензиновым королем? Ушел от нее? Вот как… Ты можешь сделать для меня одно одолжение? Попроси ее, пусть она мне сейчас перезвонит, у меня есть новости о ее муже… Как — не можешь? Хорошо, я подожду. Перезвони тогда.
Тоня положила трубку.
— Галя сидит дома. Замуровалась на все замки, к телефону не подходит, двери никому не открывает. У нее был участковый и попросил не выходить на улицу в течение нескольких дней, а Маринку она сама к себе позвала. Со скуки подыхает. Звонить ей бесполезно. Видимо, ее здорово напутали. С чем это связано, не знаю. Сейчас Марина спустится во двор и покричит ей в окно — иначе она ее не впустит.
Красавица, называющая себя Магдой, щелкнула пальцами.
— Значит, этот хмырь уже обжегся. Кто-то из женщин, на него настучал. Теперь он хочет всех нас застращать. Видимо, милиция уже насторожилась, и наше заявление попадет к ним вовремя.
Зазвонил телефон, и хозяйка сняла трубку.
— Кто? А, Галочка! Очень хорошо, что ты сама мне позвонила. Мне не хотелось твоей соседке выкладывать некоторые подробности из твоей личной жизни. Но дело в том, что то же самое несчастье и меня постигло, и еще нескольких женщин. Всех нас оставили мужья. Виной тому один и тот же тип. Дика помнишь?… Я так и думала. Передо мной лежит фотокарточка, где ты сидишь на нем верхом и балдеешь от удовольствия. А потом наш очаровашка раздаривал эти снимки нашим мужьям за определенную мзду. Тут у меня сидит одна из его жертв. Есть неплохая идейка, как кастрировать нашего общего котика. Хотелось бы, чтобы ты сейчас приехала ко мне. Что значит — не можешь уйти? Не будь дурой! Нечего тебе бояться среди бела дня в центре Москвы. Скоро тебя бояться будут. Бери такси и приезжай. Ради такого дела можно чем угодно рискнуть… Правильно. Мы тебя ждем.
Тоня бросила трубку на рычаг.
— Она приедет.
— Надо бы еще кого-нибудь позвать. Ты очень убедительна. Сделаем так: я буду диктовать тебе телефоны и имена, а ты звони.
— Давай попробуем.
Ответ они услышали лишь на пятую попытку, остальные номера не отвечали.
Вероника Уварова с готовностью согласилась приехать. Тоня Зайцева разошлась не на шутку. Она с таким азартом разговаривала с подругами по несчастью, что и мертвую могла разбудить и вселить в нее чувство ненависти и жажду мести.
— Для первого раза хватит, — остановила ее Магда, когда хозяйка вновь взялась за трубку. — Бог любит троицу. Трех свидетельских показаний вполне достаточно. Сейчас я позвоню адвокату и попрошу его приехать.
Магда не стала пользоваться хозяйским телефоном, а достала из сумочки мобильный. Набрав номер, она сказала:
— Добрый день, Олег Александрович, вас Магда беспокоит. Девушки готовы написать заявление. Только вы заготовьте их, а мы поставим свои подписи… Что вы говорите?… Ах да. Заявление от меня, Антонины Зайцевой, Галины Ростоцкой и Вероники Уваровой. Где-то через час мы соберемся по адресу: Плющиха, дом девятнадцать, квартира сорок один… Хорошо, спасибо, мы вас ждем.
Магда улыбнулась.
— Он обязательно приедет.
***
Старший лейтенант Копылов продолжал сидеть в дворовом скверике и, читая газеты, то и дело поглядывал на подъезд. Он запоминал всех, кто входил и выходил из дома. Если в подъезд входил молодой мужчина или кто-либо, вызывающий определенное подозрение, то Копылов заходил следом и прислушивался. Любой человек, задержавшийся на втором этаже, мог стать объектом внимания. Акустика была прекрасной, и даже внизу можно услышать, как звонят в дверь на пятом этаже. Пока все шло нормально и ничего примечательного не происходило. Одно печалило беспечный рабочий день — после двух часов начал накрапывать дождик. Пришлось достать зонт. Стоять в подъезде не рекомендовалось, чтобы не привлекать к себе внимания.
В начале третьего во двор вошла хорошенькая красотка, а следом — Глущко. Копылов служил в Северном округе, а капитан Глушко в Западном. Не далее, как вчера, они познакомились на совещании, где им распределили женщин, находившихся в зоне особого внимания, и каждого из десяти офицеров закрепили за одной из потенциальных жертв.
Красотка зашла в подъезд, где жила Зайцева, а капитан остался во дворе. Копылов тихонько свистнул. Глушко оглянулся и увидел коллегу. Осмотревшись по сторонам, капитан прошел к палисаднику и сел на скамейку рядом.
— Привет.
— Здорово. Хорошо схлестнулись. Ты кого ведешь?
— Тонечку Зайцеву. Ходить за ней — одно удовольствие. Фигурка божественная. Боюсь, теперь по ночам будет сниться, а по утрам с мокрыми трусами просыпаться стану. У тебя тоже телочка фигуристая. Кто?
— Вероника Уварова. Только она не ходит, а носится на «форде» как угорелая. Дважды из поля зрения выскальзывала. Едва нагнал. Так что мне не до ее ножек было. Хорошо еще в аварию не угодил. Боевая девка.
— Не думал, что они знакомы между собой. Нам об этом ничего не говорили.
— А нам вообще что-нибудь говорили? — возмутился капитан, — Нашли мальчиков! Мы им не курсанты. Даешь работу — так введи в курс дела. А то так… Сняли с дела и отправили баб пасти.
— А мне нравится. Хоть воздухом подышим.
— Ага. Сейчас как ливанет, и будем мы с тобой, как общипанные петухи крылышками махать… Где ее окна-то?
— Второй этаж, первые два окна от подъезда. Кухня и комната. Пришла и тут же фрамуги закрыла. На улице двадцать градусов, а она закупорилась.
— Так многие делают, кто живет на нижних этажах. Слышимость во дворах хорошая, как в колодце. Не все любят, чтобы об их жизни посторонние знали.
— Какая там жизнь, если она одна живет. Правда, левачит на швейной машинке, но кого это сейчас трогает. Дождь начал усиливаться.
***
Крылов вошел во двор через противоположные ворота. В первую очередь он проверил обстановку. Два типа, сидевшие в скверике под зонтиками к нему спиной, не внушали особого доверия. Он обошел зеленую зону с другой стороны и вошел в последний подъезд дома так, чтобы не попадаться подозрительным типам на глаза. Сегодня Крылов выглядел необычно. Вместо шляпы — бейсболка, вместо пиджака — ветровка, на ногах кроссовки. Смена костюма происходила быстро, прямо в подъезде. Все, что нужно, лежало в наплечной спортивной сумке. Спортивная одежда перекочевала в сумку, а пиджак и ботинки на рифленой подошве сменили наряд. Теперь он выглядел вполне респектабельно.
На последний этаж он поднимался пешком. Чердачный замок его не смутил, а о замке в подъезде Зайцевой он позаботился заранее. Никакой запор для Крылова не мог стать преградой. Обычно он любил поджидать хозяев в их собственных квартирах, а там встречались и более хитрые приспособления. Надев перчатки, Крылов в считанные секунды справился с проржавевшим «сторожем» и бросил его на пол.
На чердаке было темно и пыльно. Слуховые окна забиты досками. Он прошел мимо трех люков и остановился у нужного. Крышка скрипнула и открылась. На секунду он замер и прислушался. Тихо. Он спустился по железной лестнице вниз и оказался на площадке последнего этажа. Все необходимое он взял с собой, а сумку оставил на чердаке. Стряхнув с себя пыль, он поправил поредевшие волосы и начал спускаться вниз.
Никто из жильцов дома ему на пути не попался. Мелочь, разумеется, но, по мнению Крылова, в его работе не могло быть мелочей.
Квартира сорок один. Он коротко позвонил и изобразил на лице улыбку. Хозяйка тоже улыбнулась, увидев мужчину на пороге.
— Добрый день. Я по приглашению Магды.
— Олег Александрович? Проходите, мы уже ждем вас. В комнате стоял устойчивый столб сигаретного дыма, чашки с кофе на столе, полная пепельница окурков с помадой на фильтрах и четыре женщины. Каждая из них была по-своему хороша. Никому определенно предпочтения не отдашь. Тут дело вкуса.
— Приятно очутиться в такой очаровательной компании, милые дамы. Ваши мужья еще долго будут жалеть, что расстались с вами, вы достойны лучшего. А тот, кто повинен в этом, скоро поймет, что значит женский гнев. Он будет испытывать его на себе в течение ближайших пяти лет. Достойный урок для смазливого сладострастного шантажиста и подлеца.
— Мы уже в зале суда? — спросила Вероника Уварова. — Не растрачивайте энергию, она вам еще пригодится для господ судей.
— Энергии у меня на всех хватит.
— Хотите кофе? — предложила хозяйка.
— Не откажусь.
— Я тебе помогу, — с готовностью вызвалась Магда и отправилась вслед за Тоней на кухню.
Теперь в комнате остались только две женщины, что упрощало задачу. Они сидели лицом к двери и спиной к окну.
— Извините, здесь слишком душно. Я приоткрою окно.
— Магда простужена, — возразила Галя.
— Мы на минутку, пока они варят кофе.
Он обошел стол и, как только оказался у них за спиной, выдернул из-за пояса пистолет с глушителем и дважды выстрелил. Раздались слабые хлопки. Гораздо громче было падение Галины, которая зацепила браслетом скатерть и потащила ее за собой вместе с чашками недопитого кофе. Обе пули легли в цель. Первая попала Веронике в голову чуть ниже затылка, а вторая угодила Гале под левую лопатку. Вряд ли они успели почувствовать боль. На полу лежали женщины, скатерть и разбитые вдребезги чашки. Кофе смешался с кровью.
На шум прибежала хозяйка. Крылов уже ждал ее и, оставаясь на месте вытянул руку с пистолетом вперед. Она ничего не успела понять. Еще один хлопок — и в переносице женщины образовалась черная ровная дырочка. Тоня покачнулась и упала навзничь.
Крылов взял сумочку Ингрид с дивана и вышел в коридор. Она уже стояла возле входной двери.
— Возьми из комнаты мою чашку там остались следы пальцев и помады.
— Забудь об этом, посуда превратилась в тысячу осколков.
Крылов достал из кармана платок, обмотал им руку, открыл дверь и выглянул наружу.
— Все. Иди. Через час встретимся. Где фотографии?
— Я отнесла их в кухню и положила на холодильник.
— Пусть там и лежат. До встречи.
Ингрид направилась по лестнице вниз, а ее напарник, захлопнув дверь, пошел наверх.
Он поднялся на чердак, вынул пистолет из-за пояса, вытер его платком и бросил на пыльный пол. Его обратный путь был таким же, каким он сюда пришел. Спустившись на первый этаж, и, перед тем как выйти из подъезда, Крылов переоделся. На мокрый асфальт он вышел уже в кроссовках.
Похоже, дождь зарядил надолго. Небо затянуло тучами. Он посмотрел на часы. Без четверти четыре. Все прошло так, как и задумывалось.
Убийца вышел из тех же ворот, через которые пришел, бросив напоследок взгляд на сидевших под зонтиком мужчин в безлюдном скверике.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...