ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Чуть-чуть назад, — попросил Метелкин. — Стоп. Вот они. Смотрите. Двое высоких парней. Одного зовут Жорж, второго не знаю. Они есть в нашей картотеке. Мы фотографировали всех, кто работает на фирме Шефнера. Трое суток я щелкал фотоаппаратом с крыши дома напротив, используя мощный телеобъектив. Эти ребятки работают службе безопасности под начальством Юрия Крылова.
— Они сами тебе представились?
— Нет, мы переманили на свою сторону секретаря Шефнера, но ее быстро раскусили и выгнали в отпуск Я разложил перед ней все отснятые мною фотографии. Те, на которых она опознала знакомых, я подписал. А второго типа все называют просто Счастливчик. Правда, думаю, что и Жоржа зовут иначе и Крылов вовсе не Крылов. Но дело не в этом. Важно то, что люди Шефнера при шли на похороны, чтобы убедиться в смерти Журавлева что и требовалось доказать. Так что не зря старались ребята. Главная цель достигнута, и убийства женщин в Москве прекратятся.
— Что подтверждает мое прямое участие в этом деле, — добавил Вадим.
— Искусство требует жертв. Когда мы выведем банду Шефнера на чистую воду, я напишу о твоем подвиге огромную статью. И ты вынырнешь из чана с кипятком облике Ивана-царевича. Из грязи в князи. Сенсация обеспечена, тебя пригласят на телевидение в передачу «Герой дня». Пока походи в роли Феди Тапочкина. Лаврового венка еще не заслужил…
— Ладно, хватит, — оборвал Метелкина Марецкий. — Жена Шефнера жива и здорова. Она с ним по Москве разгуливала в День города, и тому есть доказательства. Что касается Юрия Крылова, то подкопаться не к чему. Он носит фамилию жены. Путаница хорошая, но документально все подтверждено. А ситуация выглядит следующим образом. Некая Лариса Бронштейн десять лет назад вышла замуж за некоего Александра Крылова и уехала с мужем на постоянное место жительства в Израиль, не теряя российского гражданства. Там она развелась с мужем, а через год вышла второй раз замуж. Ее новый супруг взял фамилию жены от первого мужа, и на свет появился новый Крылов, но только Юрий. Два года назад Лариса Крылова-Бронштейн вернулась в Россию с новым мужем. Она сейчас занимается бизнесом, а ее муж служит в фирме Шефнера главным охранником. Чтобы выяснить подноготную Крылова, мы направили запрос в Израиль. Но, учитывая наши неровные отношения с этой страной, очень трудно ожидать быстрый и исчерпывающий ответ. Сам Крылов может наплести что угодно. Бабушка с дедушкой уехали в Израиль еще до революции, когда такой страны на карте мира не существовало. Там и родился, учился, женился и вернулся на родину предков. В этом деле нам и ФСБ не поможет, если у них нет корней. И заниматься Крыловым всерьез никто не станет, пока мы не предъявим серьезных оснований. А у нас ничего на него нет. Мужик живет в стране два года, и ни одного столкновения с законом. Чист, как распустившийся листочек.
— Основания есть, и очень серьезные. Профессиональная подготовка Крылова говорит сама за себя.
— А чем это подтверждается? — усмехнулся майор. — Наблюдениями детективного агентства «Сириус», у которого рыльце в пушку, и МВД отзывает выданную вам лицензию. Чья бы корова мычала!
— У нас отзывают лицензию?! — удивился Метелкин.
— А ты как думал? Благодаря кому каша заварилась? Вы еще через вертеп прокуратуры пройдете. Следствие только еще набирает обороты. В твоей коллекции фотографий, детектив, наверняка завалялась фотокарточка Юрия Крылова. Не подаришь на память?
Метелкин достал из своего дипломата черный конверт с фотографиями и протянул Марецкому.
— Тут вся их команда. Давно мечтаю тебе передать их. Пользуйся, пока я добрый.
Марецкий начал рассматривать снимки.
— Что ты знаешь о Наташе? — спросил Журавлев у Марецого.
— Уехала на Кавказ отдыхать с семьей знакомых. Я уже дал наводку по всем трассам, ведущим к югу. Некий Алексей Лучников с женой Валерией взяли Наташу с собой. По данным ГИБДЦ, у Лучникова две машины — «фольксваген-гольф» и «шкода-фелиция» у жены. Обе машины поставлены на контроль в южных направлениях. Если одна из них не успела еще проскочить к морю, то мы узнаем все подробности о пассажирах. Ребята получили определенную установку и сумеют выяснить все, что нужно. Но я думаю, что никуда Наташа не уезжала. Она в Москве, и Шефнер ее прячет. Возможно, насильно. Судя по фотографиям, показанным мне Шефнером, женщина не испытывает радости от праздника. Она либо больна, либо слишком устала, но ей плевать, что творится вокруг нее. Главное — она жива.
— Шефнер не будет держать ее в Москве, — твердо заявил Журавлев. — Слишком опасно. Он постарается ее куда-нибудь сбагрить, но не на море, конечно, а под особый контроль. Сейчас надо взять под наблюдение аэропорты и вокзалы западного направления. Сможешь? — Вадим взглянул на Марецкого.
— Уже наблюдаем. Тебе тоже надо сваливать из Москвы. Кино закончилось. Делать тебе здесь нечего.
— Согласен, но и я на юг не поеду. Меня интересует бизнес Шефнера в Смоленске. Думаю, основные события будут разворачиваться там. Завтра пойду к своим друзьям на «Мосфильм». Они поколдуют над моим образом, обеспечат меня гримом и дадут несколько уроков, хорошо бы и паричок какой-нибудь. Они уже колдуют над моим новым образом. Гипсовый слепок для экспериментов у них остался.
— Тебя и без грима если кто и признает, то не поверит своим глазам. Скажут: «Померещилось. Чур меня, чур меня, сатана пришел!» — рассмеялся подполковник.
— Я с тобой поеду, — заявил Метелкин. — Мне здесь делать нечего.
— Нет, дружок, дел у тебя много. Без московских новостей мне не обойтись, — охладил пыл Метелкина Вадим. — А чем занимается Настя?
— Сидит дома с ребенком. А зачем она тебе?
— Боевая девчонка. Вот от такой помощницы я не откажусь. С ее ребенком теперь ты сидеть будешь, а Настя поедет со мной. Только ей тоже надо разноцветных париков набрать и всякой прочей атрибутики. Если она согласится, конечно.
— Господи! У нее же шило в заднице сидит. Она там у себя на стенку лезет от безделья. Денег-то у нее хватает. Мы ее не обижали, но само понятие «покой» для нее хуже смерти. — Метелкин говорил о своей бывшей служащей с особым восторгом.
— Не завидую я смоленским ментам, — с грустью сказал Степан. — Если к ним едет Журавлев, да еще с подружкой, кончилась их сладкая жизнь. Не пройдет и недели — к Смоленск встанет на дыбы!
***
Сегодня у майора Марецкого был день визитов. Он выполнял ту работу, которую уже давно надо было выполнить. Просто не всегда знаешь, с чего нужно начинать. Визиты хорошо наносить тогда, когда тебя ждут и твоему приходу рады, но если ты хочешь увидеть делового человека, крупного начальника, бизнесмена в разгар рабочего дня, то любой незапланированный приход становится проблематичным.
В одной шикарной конторе ему удалось достаточно быстро добиться встречи с ее руководителем. Правда, грубоватые телохранители не церемонились с майором уголовного розыска и обыскали его на предмет оружия и только после этого сопроводили в кабинет своего шефа. Марецкого не смутил тот факт, что двое головорезов остались в кабинете. В конце концов, ему плевать на репутацию какого-то воротилы.
Киселев очень удивился появлению представителя милиции. Налоговая полиция — куда ни шло, но уголовный розыск?
— Итак, чем обязан?
— Речь пойдет о вашей жене, Григорий Валентинович.
— Опять? У меня уже нет жены. Я разведен. Разбирайтесь с этой сучкой сами, а с меня хватит.
— Что значит «опять»? Насколько мне известно, мы вас беспокоим впервые.
— В таком случае наведите порядок в собственном ведомстве. Все, что у меня было, я уже отдал. Все подробности вам известны. Чего же вам еще от меня надо?
— Для начала давайте уточним, кому и что вы отдавали. Нет смысла пререкаться и раздражаться. Давайте работать и не отбирать попусту друг у друга время.
Киселев кивнул на дверь, и охранники вышли.
— Приходил ко мне один из ваших недели две назад. Наглый тип. Мало того, что он проник в мою квартиру незаконным путем, он еще и пистолетом угрожал.
Марецкий поднял руку.
— Минуточку-минуточку. Давайте по порядку. Как? Что? И где? Наши сотрудники законов не нарушают. Вы хотите сказать, что кто-то проник в ваш дом и выдал себя за оперативника? Вы видели его документы — имя, звание?
— Не до того было. Он меня напугал до смерти. Сами подумайте: входите к себе в квартиру, включаете свет — а в кресле сидит мужик в плаще, шляпе и с пистолетом. Он сказал, что из органов, но не уточнял. Будто они занимаются бандой шантажистов и потребовал от меня компромат на мою жену, выданный мне частным сыщиком. Его интересовала личность любовника. Мол, он только взглянет на фотографии и уйдет. Я, как дурак, поверил. Открыл сейф, а он на меня ствол наставил, забрал фотографии и ушел. Все забрал.
— Значит, вы ему на слово поверили, что он из органов?
— Поверил. В сейфе лежали деньги, сумма немалая, но он ничего, кроме фотографий, не взял.
— Вы очень доверчивы, Григорий Валентиныч.
— Ну да, особенно если тебе пушкой угрожают…
— Понятно. Вы сказали, что этот тип был в плаще и шляпе. Вы хорошо его запомнили?
— Не очень, но, увидев, узнал бы.
Марецкий достал несколько фотографий из кармана и разложил их на столе перед хозяином кабинета.
— Среди этих мужчин его нет?
Киселев ткнул пальцем в снимок Крылова.
— Этот.
— Вы его по шляпе узнали?
— Похоже, он в ней спит. Сейчас в дерольках только немцы ходят, и то только на охоту с фазаньим перышком за ленточкой. Мне доводилось бывать в Баварии и ходить на охоту. Так они там все поголовно в дерольках, как наши пацаны в бейсболках. У каждого народа свои традиции. Но когда наш мент в таком виде ходит, это смешно.
— Целиком и полностью согласен с вами.
Все, что нужно узнать, Марецкий узнал, а то, что хотел выяснить Киселев, так и осталось невыясненным. Майор не вдавался в полемику и быстро ретировался.
За сегодняшний день он успел обойти двенадцать точек, и в двух случаях бывшие мужья признали Крылова, причем их жены не подвергались нападениям. К концу рабочего дня майор заглянул в офис мужа погибшей Киры Кавериной.
Александр Ильич встретил гостя без особого энтузиазма.
— Мне не очень хочется вам досаждать, Александр Ильич, но следствие продолжается.
— Удивительно. Убийца, как я знаю из газет, уже похоронен. Киру к жизни не вернешь и тех женщин тоже. Трагедия нашла свое завершение, и преступник отомщен.
— И тем не менее. Некоторые вопросы остались нерешенными. В частности, если вы помните, то здесь из вашего стола исчезли фотографии и потом каким-то чудом оказались в ящике тумбочки в вашей квартире. Вы уверяли, будто держите рабочий стол на замке. Значит, кто-то сумел проникнуть в ваш кабинет, вскрыть стол, взять фотографии и принести в ваш дом с определенной целью.
— С какой — интересно? Показать моей жене, чтобы убить ее?
— Показать нам. Ни вы, ни ваша жена понятия не имели о том, что фотографии в доме. Я вас очень прошу, позовите, пожалуйста, вашу секретаршу в кабинет. Может быть, она прольет свет на странную историю с исчезновением снимков.
— Вряд ли. Я из нее уже все жилы вытянул. Она клянется, что никто из посторонних ко мне в офис не заходил.
— Попытка не пытка. Мы попробуем подойти к вопросу с другого боку.
— Сделайте милость.
Каверин нажал кнопку звонка, и в кабинете появилась солидная полная дама лет пятидесяти. По нынешним временам такие секретари выглядели древними ископаемыми. Вид у нее был серьезным, неприступным и очень гордым.
— Вера Дмитриевна, у нас гость из уголовного розыска. Он хочет вас кое о чем спросить. Постарайтесь ему помочь.
— Слушаю вас, — она переключила свое внимание на Марецкого.
Степан выложил на стол несколько снимков и пригласил женщину подойти к столу.
— Посмотрите, пожалуйста, на этих мужчин. Может быть, вы кого-то из них знаете.
Она долго вглядывалась в фотографии и с некоторым сомнением указала на Крылова.
— Вот если бы ему шляпу снять, он очень похож на нашего монтера по телефонной связи.
— А когда вы его видели в последний раз?
— Недели две назад. Он приходил менять какие-то мембраны в телефонных трубках.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...