ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Значит, он Дику не партнер, а враг. Что делать будем? Они через минуту здесь будут. Прямиком к лестнице идут.
— Включай аппарат, Настя, и ныряем в кусты. С ходу решения не примешь, — распорядился Дмитрий. — Осторожно возле дерева.
Настя включила «змееотвод», и они скрылись за кустарником. Машина работала бесшумно, и Настя не хотела ее выключать. Если они поднимутся наверх, то хоть на змей не наткнутся — все твари разбежались. И они поднялись. Первым появилась голова Николая, следом вылез из котлована Вадим. Дмитрий достал из-под полы обрез и положил его к себе на колени.
— Ну как? — спросил Гаврилюк. — Удобная лестница? Ребята постарались. Теперь и тебе для них постараться придется. Раз ты у нас такой волшебник, то и пойдешь первым, а мы следом.
— Это без разницы.
— Ну ладно, герой, колись. Какую хитрость ты придумал, что змеи тебя не трогают?
— Да все проще пареной репы. Есть такие порошки, от запаха которого змеи в сторону шарахаются. Шагов на пять не подползают. Но только запах этот через три дня выветривается. Когда я сюда шел, то тропинку этим дустом себе просыпал. Килограмма три ушло на дорогу. А жаль. К завтрашнему утру запах выветрится.
— А сегодня ночью?
— Можно, но не позже.
— Уходить будем в полночь. Найдешь тропинку?
— А я ее по запаху чую. У меня нюх — как у собаки. Журавлев стоял лицом к лесу, а прораб лицом к котловану Настя не выдержала и встала в полный рост. Вадим увидел ее не сразу. Он лишь скользнул по ней взглядом, но сумел сдержать эмоции и, чтобы скрыть возможные изменения в лице, пару раз чихнул. Настя вновь скрылась за кустами. Метелкин прикусил себе руку, чтобы не грохнуть со смеху. Фантазия Дика его всегда поражала, но история с дустом превосходила все пределы науки вешания лапши на уши. А когда речь пошла о собачьем чутье, то тут Метелкин сам себе кивнул: что правда, то правда.
— Ночью так ночью, — холодно продолжал Журавлев. — Только про фонари не забудьте. Сколько человек пойдет?
— С тобой пятеро. И учти: без фокусов. У нас свинца хватит.
— А где гарантия, что вы меня не пришьете на том конце леса?
— Ты нам еще понадобишься. Физическая сила нужна. Хорошо поработаешь — хорошо получишь.
— Никак стальные ящики таскать заставишь? Тут Вадим рисковал головой. Шаг дерзкий и неразумный. Он хотел, чтобы его услышала Настя и, возможно, Наташа, если она здесь. Отрезанный от мира, он не знал о переменах в рядах своей команды.
— О каких ящиках ты говоришь? — спросил прораб, уставившись на Вадима.
— Понятия не имею. Слышал краем уха разговор твоих холуев — Корейца и Дылды, будто в подвале лежат ящики и их придется доставать, а они неподъемные и их очень много.
— Вот оно как. Что ж, раз слышал, то я тебе и доверю эту работу. Моим ребятам лишние руки не помешают. Ладно, спускайся, хватит время терять на болтовню.
Первым спускался Журавлев, следом Гаврилюк. Когда они исчезли, команда спасателей вышла из укрытия.
— Ну что делать будем? — спросил Метелкин.
— Тут и думать нечего, — сказал Дмитрий. — Настю надо отправить в деревню, а нам нужна подмога. До полночи времени хватит. Генерала позову, Кулибин подсобит. Они хоть и не молодые, но калачи тертые, с оружием обращаться умеют и с головой тоже. Мозги не зря в черепушке носят. Этот ублюдок живым Вадима не оставит. Слишком много знает.
— Ты прав, Митя, — согласилась Настя. — Иди за подмогой, но только я в деревню не вернусь. Мы с Женькой здесь останемся. А вдруг Дик вернется? Обхитрит этого козла и вернется. Он же знает, что мы здесь, а если мы уйдем, то как он «змееотвод» найдет?
— Пожалуй, Настя права, — кивнул Метелкин.
— Хорошо, ребята, только сами нос не высовывайте. Дело принимает серьезный оборот. Доставайте из мешка прибор и включайте, а этот я для своих вояк прихвачу. На том и порешили.
***
Николай тоже принял решение, и его подсказал ему шедший рядом чужак. То, что он знает или не знает, все равно никому рассказать не успеет. Нечего пленнику баклуши бить. Так пусть попотеет вместе с его подельниками. Работы на всех хватит.
Гаврилюк привел Журавлева в подвал, куда рабы уже натаскали песка, а другая бригада заваливала дальний угол увязанными в брикеты мешками.
— Кореец! Принимай пополнение, и глаз не спускать с этого типа. Он теперь вливается в наш коллектив.
3. Перевербовка
Наташа поднялась на четвертый этаж, прошла по коридору и остановилась возле кабинета с табличкой «Заместитель начальника Управления внутренних дел Смоленской области полковник Чепурин Р.С.».
Она постучала и вошла. Полковника Наташа не увидела, она попала в приемную, а у обитой кожей двери слева стоял стол, за которым восседала грозная секретарша.
— Здравствуйте. Я хотела бы поговорить с Родионом Сергеевичем.
— Вы по повестке? — Секретарша тут же начала смотреть записи в блокноте. — Как ваша фамилия?
— Я по личному вопросу.
Секретарша оторвалась от записей и строго сказала:
— Пятница и понедельник по предварительной записи.
— Меня он примет без записи. Сегодня. Доложите ему, что пришла Наталья Шефнер.
Секретарша прищурила глаза, будто пыталась что-то вспомнить, потом ответила:
— Присядьте. Сейчас он занят. Как освободится, я ему доложу.
Наташа взглянула на настенные часы. Стрелки показывали четверть десятого утра. Она прошла к креслам для посетителей и села.
Ждать пришлось недолго, полковник освободился через полчаса. Дверь открылась, и из кабинета вышел Крылов. Наступило некоторое замешательство. Они увидели друг друга. Секретарша тем временем юркнула в открытую дверь и скрылась в кабинете.
— Надеюсь, в здании милиции вы не будете меня убивать? — с ухмылкой спросила девушка, чувствуя, как дрожат ее колени.
— Я не собираюсь вас убивать, фрау Шефнер, но хочу вас предупредить: если вы начнете предпринимать необдуманные поступки, то вас ничто и никто не спасет. Просто вы должны запомнить, что я всегда нахожусь за вашей спиной. А это самое незащищенное место. Люди не черепахи, у них нет панциря.
Крылов открыл дверь и вышел из приемной. Появилась секретарша.
— Полковник примет вас. Заходите.
Наташа гордой походкой прошла в кабинет. Чепурин встал из-за стола и вышел навстречу молодой, интересной женщине.
— Рад познакомиться с вами, госпожа Шефнер. Как я понимаю, вы супруга известного в наших краях немецкого бизнесмена Ханса Шефнера?
— Не я его супруга, а он мой муж.
— Не вижу разницы в формулировках.
— Ничего, я вам их расшифрую. На это понадобится немного времени.
— Прошу, присаживайтесь.
Полковник изображал из себя саму галантность: выдвинул стул для дамы и, после того как она устроилась, вернулся на свое место.
— Чем могу быть полезен?
— Можете, вы два года приносите пользу. Пришло время познакомиться вам с истинной хозяйкой положения и продолжать приносить мне пользу дальше. На данный момент у моего адвоката собралась огромная папка компромата на вас, полковник. Только не считайте это угрозой, а обычным предостережением. У вас только что был человек, который представляет для моей фирмы определенную опасность. Если вы войдете с ним в сговор, то это кончится для вас не только потерей погон, но и длительным сроком заключения.
— Боюсь, я вас не совсем понимаю. Как мне известно, Крылов работает в вашей фирме руководителем службы безопасности. Он приходил с пустяковой просьбой о хищении машины, принадлежащей вашей фирме.
Чепурин открыл ящик стола и достал заявление об угоне.
— Можете ознакомиться.
— Такие заявления подаются в другие службы и не таким крупным руководителям.
— У нас давние связи, и он попросил меня проконтролировать ситуацию именно с высоты моего кресла. Закономерное желание и просьба, учитывая дороговизну похищенной машины.
— Хорошо. Начнем с того, что Крылов больше не работает в моей фирме. Я его уволила.
Наташа достала из сумочки документы и разложила их на столе.
— Вот вам объяснение, почему я настаиваю на формулировке: «Шефнер — мой муж». Он всего лишь навсего мой муж, и не более того. Фирма принадлежит мне, а Шефнер в ней работает наемным директором. Полагаю, и он будет в ближайшие дни уволен. Объекты, постройки и земля в Смоленской области также принадлежат мне.
Я единственная владелица всей недвижимости и всех зарегистрированных фирмой дочерних предприятий. Все эти годы вы работали на меня, а не на Шефнера. И деньги платила вам я, а не он.
— Очень приятный сюрприз, — разглядывая документы, ворчал себе под нос полковник. Надо сказать, ему не удавалось скрыть свою растерянность. — И как же будет строиться наша работа дальше?
— Достаточно просто. Вы окажете мне содействие в вывозе из Курнакова некоторого оборудования. Для этого потребуется хорошая охрана — охрана от Крылова и прочих ястребов. Теперь я могу посвятить вас в некоторые детали. Вам будет полезно об этом знать, чтобы все ваши эфемерные мечты на хороший, крепкий паек улетучились.
На территории объекта в Курнакове обнаружен немецкий архив военного времени, имеющий огромную важность для нашей страны, государства и органов контрразведки. Этот архив в целости и сохранности должен доехать до Москвы и попасть в руки ФСБ. Такова моя воля. Я, как честный гражданин России, приняла такое решение. Информацию о готовящемся заговоре я получила из достоверных источников ФСБ.
Как выяснилось, мой муж Ханс Шефнер является агентом западногерманской разведки и вскоре будет арестован. Юрий Крылов отщепенец и бандит, находящийся в розыске. Вам это подтвердят столичные сводки, если вы захотите с ними ознакомиться. Он и Ингрид Иордан, которую вы также хорошо знаете, обвиняются в серийных убийствах, совершенных в столице в прошлом месяце. И тот и другая здесь. Один только что вышел из вашего кабинета. Теперь они разбились на два противоборствующих лагеря и поодиночке собираются завладеть архивом.
— Минуточку, минуточку, не торопитесь. Зачем, как вы говорите, бандиту нужен архив военных лет? И зачем он нужен этой самой Ингрид?
— Помимо архива в ящиках хранятся ценности — музейные картины, антиквариат Я тому подобное. Никто сейчас не берется оценивать содержимое ящиков, но речь идет о миллионах долларов. Все это принадлежит государству, и я намерена вернуть народу его ценности.
— Похвально, весьма похвально. Так, значит, описи ценностей нет? Их может быть на пять миллионов, а может быть на сто.
— Это не имеет значения.
— И вы не преследуете никакого личного интереса?
— Мне по закону полагается двадцать пять процентов от государства. И я их получу.
— А почему не все? ФСБ получит архив — а вы деньги. Не проценты, а все.
— Не получится, уважаемый Родион Сергеич. В ФСБ знают о кладе. Кроме того, что вы будете делать, если вам в руки попадет брошь с бриллиантом в четыре карата работы Фаберже? На рынке продадите? С такими вещами носа на улицу не высунешь. Слух распространяется со скоростью вируса южноафриканской лихорадки. Вы подарить ее никому не успеете, как вас замочат в собственном подъезде. Антикварный рынок давно уже поделен и тщательно контролируется. К сожалению, крестными отцами, а не вами.
— Что ж, вы хозяйка, вам виднее. Конечно, я вам помогу. Попытаюсь договориться с железной дорогой и выбить для вас состав до Москвы. Охрану также выделю. Что еще?
— Мне нужен отряд ОМОНа сегодня ночью: боюсь, готовится попытка вывезти архив с объекта без моего ведома. Это сделает кто-то из троих — Шефнер, Крылов или Иордан. Пусть вывозят, наше дело перехватить груз и отправить его на вокзал. Надеюсь, вы серьезно говорили о вагонах?
— Конечно, этот вопрос мы решим в течение часа. Будет вам и ОМОН. Но, как я понимаю, после вывоза архива вы закроете свои объекты?
— Еще не решила. И вот что еще. Гонорар вы, конечно, получите, не будем нарушать старые традиции, а в Москве я о вас поговорю. У меня очень серьезные связи. Постараюсь сделать так, чтобы в отставку вы ушли генералом. А теперь вызовите для меня машину, и пусть меня отвезут в гостиницу. Во второй половине дня я вам позвоню.
— Конечно, надо позаботиться о вашей безопасности.
Как только она ушла, Чепурин задумался.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...