ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Женщины, как дети, беззащитны, болтливы, любят авантюры, нестандартные ситуации и прочую мишуру. Тут трудно себе представить, как может обернуться ситуация к завтрашнему дню, если не поставить дело на контроль. В итоге кашу придется расхлебывать вам, а не жене. Ведь вы же не собираетесь с ней разводиться?
— Неверных жен порядочные люди при себе не держат.
— Согласен, но у вас еще нет доказательств. Это первое а второе — ваш случай особый. Вся недвижимость в Москве, области и даже эта фирма принадлежит вашей супруге. Вы же иностранец. И не путайте наши законы с германскими. Никто и затылок не почешет, если вы будете доказывать с пеной у рта, что все приобретено на ваши деньги. Есть документы с печатями, а нашим бюрократам этого достаточно.
Шефнер опять принялся крутить ручку на столе.
— Вижу по вашей хватке, что ваше агентство не бедствует. Хорошо. Я принимаю условия. Приступайте к работе. Завтра я улетаю в Германию и вернусь через десять дней, жду вас с результатами.
— У нас несколько другие правила. Пять тысяч аванс и остальное по результату.
Шефнер не стал спорить, достал из стола чековую книжку и выписал чек на предъявителя.
— Мне нужна ваша расписка.
— Расписку я даю только при получении наличных. Я оставлю расписку в банке, если мне выдадут деньги по вашему чеку. А теперь подпишите формальный договор, что вы меня нанимаете для выполнения задания. Это учетная формальность, которая необходима для нашей документации.
Детектив достал из портфеля заполненный бланк договора и положил его на стол перед хозяином кабинета. Шефнер ознакомился с документом и подписал его. Гость взял со стола подписанный договор и чек и, откланявшись, ушел.
Шефнер тут же снял трубку и вызвал к себе в кабинет начальника внутренней безопасности Крылова.
Мужчина лет сорок пяти, среднего телосложения, среднего роста, лысоватый, легкой бесшумной походкой подошел к столу и сел.
— Слушаю тебя, Ханс.
Тот подал ему визитную карточку.
— Я должен знать об этой шарашкиной конторе все подробности. Желателен компромат. Возможно, мне придется вступить с ними в конфликт либо зажать их в тиски. Займись этим делом вплотную. Завтра Гюнтер полетит в Германию с моим паспортом. Для всех меня нет в России. Пусть Козин отвезет меня вечером в Красково. На некоторое время мне придется скрыться из виду. Кроме тебя, в Краскове никто появляться не должен. Будешь приезжать ко мне через день. Телефонной связью не пользоваться. Боюсь, мы имеем дело с «бывшими», а они знают свою работу. Все. Свободен, Юра.
Шефнер вновь начал крутить ручку на столе.
***
Когда Геннадий Иванович вышел из министерства на улицу, он не подозревал, что за ним наблюдают. Молодой человек сидел в скромных неприметных «жигулях», стоявших напротив министерской стоянки, и внимательно наблюдал за солидным мужчиной лет сорока, выглядевшим из-за своей полноты и обильной седины значительно старше своих лет.
Геннадий Иванович прошел на стоянку, сел в «BMW»; вишневого цвета и неторопливо выехал на улицу.
Молодой человек взял трубку сотового телефона и набрал нужный номер. Ему тут же ответил женский голос.
— Настена?
Он выехал, свернул на Бульварное кольцо, едет обычным маршрутом. Будь на подхвате, я двигаю за ним. В случае нарушения линии сообщу. Оставайся пока на месте.
— Все поняла.
Молодой человек тронулся с места и поехал за машиной Геннадия Ивановича, держа умеренную дистанцию. «BMW» не менял своего маршрута. На переезде от Сретенки к Чистым прудам молодой человек вновь позвонил женщине.
— Настя, через две минуты он свернет в твой переулок, приготовься.
— Я уже давно готова.
Девушка глянула в зеркальце, поправила прическу н вышла из своей машины.
Узкая улочка в разгар рабочего дня выглядела безлюдной и серой. Не заметить яркую, стройную красотку в короткой юбочке просто невозможно.
Геннадий Иванович свернул в Кривоколенный переулок и поехал в сторону Маросейки. Он заметил ее сразу. Старый ловелас не мог пропустить мимо своего взора ни одной мало-мальски интересной женщины. Ну а если ей нет тридцати и у нее шикарная попка и длинные ноги, то у Геннадия начиналось слюноотделение.
Он притормозил, позволяя даме перейти дорогу, но она не собиралась этого делать, а подняла руку, не забывая поглядывать на часы. Такой шанс упускать нельзя.
Машина подкатила к красотке и плавно затормозила. Геннадий Иванович вышел и, обойдя «BMW» спереди, открыл дверцу.
— Прошу вас, сударыня, садитесь. Я еду в ту же сторону.
— Но вы не знаете, куда мне нужно, — удивилась зеленоглазая красавица с длинными темно-каштановыми волосами.
— Это не имеет значения. У меня есть свободное время, а у вас, как я вижу, его очень мало. Почему бы не помочь!
— Вы очень добры. Я действительно тороплюсь. Но мне нужно в Теплый стан. Это не очень близко.
— Садитесь, расстояние значения не имеет для колес, а по мне — чем дальше, тем лучше. В приятной компании всегда веселей.
Расстояние его действительно не интересовало, тем более что он ехал в ту же сторону.
Девушка села на переднее сиденье, водитель занял свое место. Геннадий не любил быстрой езды, но ради такого случая придется показать, на что он способен. Главное — добиться своей цели, заполучить номер телефона.
Как только она очутилась рядом, он почувствовал, что по салону машины начал распространяться сладкий аромат нежных духов.
Он глянул на ее колени, и у него перехватило дыхание. Только бы не врезаться в ближайший столб.
— Давайте познакомимся, меня зовут Гена. А вас?
— Настя. Мне не совсем удобно называть вас Геной.
— Это нормально. Мне всего лишь сорок один год. Просто я выгляжу старше. Мой отец уже в тридцать пять был абсолютно седым, и полнота мне досталась по наследству Но я человек спортивный. Теннис два раза в неделю, бассейн, сауна. Против конституции никуда не денешься. Генами заложено.
— Гена с наследственными генами.
Он засмеялся.
— А вы с чувством юмора.
— Без чувства юмора на нынешнюю жизнь смотреть невозможно. Удавиться захочется.
— Неужто все так плохо?
— На отчаяние времени не хватает. При сегодняшних ритмах требуется мобилизованность и быстрая реакция.
— С одной стороны, согласен, с другой — нет. Человеку необходимо расслабляться. Хотя бы изредка. Не век же вкалывать, нужно и об удовольствиях не забывать. А иначе жизнь превратится в каторгу, а мы в рабов. Второй жизни нам никто не подарит. Годы уходят, энергия растрачивается, а труд ничего не стоит. Поэтому предпочитают воровать.
— Интересная позиция. Вы тоже воруете?
Он опять рассмеялся.
— Я пользуюсь своим положением, скажем так. У меня хорошая должность, чиновник высокого ранга, но зарплата по нынешним меркам мизерная. А моя машина стоит больше сорока тысяч долларов. Помимо этого, кучу денег съедает дача, продукты, развлечения, одежда. Я не могу себе позволить прийти на прием к министру в костюме с оптового рынка и в часах от Первого Московского часового завода. Должность не позволяет. Вот вам и тупик. Министр знает рамки моей зарплаты, но он у меня не спрашивает, на какие деньги я купил четырехкомнатную квартиру, «Ролекс» и «BMW». Все всё видят и понимают, но молчат. Так что мои погрешности не назовешь воровством, а, скорее, порядком вещей.
— Хорошо, что у вас есть такая возможность, а у меня нет, и мне приходится вкалывать.
— У каждого человека есть своя кормушка. Занимаемая им ниша. Ее надо найти и застолбить. С любой деятельности можно иметь деньги. Все зависит от четкого понимания своих возможностей и целеустремленности.
— Пожалуй, вас стоит взять в консультанты. И дорого вы берете за свои уроки?
— Готов стать вашим рабом. Навечно и безвозмездно.
— Не перегибайте палку.
— Давайте начнем с тихого вечера где-нибудь в уютном месте, с хорошей музыкой и легким вином. Вы мне расскажете о своих чаяниях, а я постараюсь вам помочь.
— Только уютное местечко должно быть людным.
— Как скажете, принцесса. Раб должен повиноваться и не возражать.
Настя достала из сумочки блокнот и записала номер мобильного телефона.
— Вот, возьмите. Только со временем у меня напряженка. Конкретно ничего обещать не могу.
— Я терпеливый. Очень терпеливый.
Своего Гена добился. Номер телефона он получил. Теперь можно торжествовать. Значит, не такой уж он урод, как утверждает его жена.
***
Звонок не заставил себя долго ждать. Наташа позвонила на второй день после случайного дорожного знакомства. Дик не скрывал своего восторга, и она это поняла. Парень клюнул. Впрочем, она в этом не сомневалась. Они тут же договорились о встрече на Калужской площади. Наташа приехала на такси, а Дик на своей машине.
— Я мог бы пригласить вас в ресторан. Нет ничего проще, но, помня ваше обещание показать мне искусство ваших рук и фантазию кулинара, было бы лучше, если мы устроим ужин в домашних условиях.
— У меня хорошая память, только нам придется купить необходимые продукты.
Они отправились в супермаркет и приехали на квартиру к Вадиму с полными сумками разнообразной снеди. Жилище кавалера вызвало у дамы улыбку. Крохотная прихожая, небольшая кухонька и единственная комната, совмещающая в себе кабинет, гостиную, столовую и спальню. Два кресла, журнальный столик, широченная кровать и компьютер у окна. Стены были увешаны картинами неизвестных художников в духе сюрреализма. О вкусе говорить не приходилось. Для него здесь, как и для дизайна, не хватало места и должного размаха. Правда, Наташа и не рассчитывала увидеть что-то из ряда вон выходящее и отнеслась к скромным возможностям молодого человека без издевок и насмешек. Такой парень ей и нужен. Обычный смертный, пылкий влюбленный, не избалованный жизнью, симпатичный и бесхитростный.
Приготовление ужина заняло около двух часов. Дик сидел на кухне, любовался девушкой, вдыхал аромат вкусной готовящейся еды и по мере необходимости помогал по хозяйству, пытаясь при этом разбавлять рутинную работу разными шуточками и анекдотами. Наташа смеялась, а он восхищался ее красивыми зубами и непосредственностью. Каждый из них видел то, что хотел видеть в другом.
Наконец они устроились за журнальным столиком в комнате, предварительно накрыв его белой скатертью и поставив подсвечники со свечами. Обстановка стала более уютной, мягкой и располагающей к интиму и доверительности. Шампанское позволило им еще больше расслабиться, и они уже не отводили друг от друга взгляда.
— Мне очень комфортно с тобой, — сказала Наташа. — Жаль, что я не встретила тебя раньше.
Вадим улыбнулся.
— И что изменилось бы? Я не сомневаюсь в том, что ты удачно вышла замуж и вполне счастлива. Может быть, я неплохой парень, но как муж никуда не гожусь. Не умею устраиваться, пробиваться, зарабатывать деньги, приумножать капиталы и делать карьеру. С этим надо родиться.
— Думаю, поэтому тебе легче живется, чем всем тем, кто умеет приспосабливаться. Зажиточная жизнь в большей степени доставляет не удовольствие, а головную боль. Начиная строить свое благополучие, ты не осознаешь, что в результате ограждаешься от мира золотой клеткой, в которой и останешься с подрезанными крыльями.
— Ты недовольна своей жизнью? Странно.
— Была бы довольна, здесь бы не сидела. Я вышла замуж по расчету. За одного богатого немца. Фашиста.
— Это ты всех немцев считаешь фашистами?
— Нет, конечно. Моя подруга уехала в Германию на постоянное место жительства всей семьей. Немцы в долгу перед евреями, и их там принимают. А ее дед, впрочем, как и мой, прошел концлагеря. Но это детали. Короче говоря, моя подружка неплохо устроилась за границей и прислала мне приглашение. Я поехала. На машине мы сделали небольшой круиз по стране. Я хорошо знаю немецкий язык, а подруга слов десять, поэтому она не рискнула бы кататься по стране одна или с мужем, который и десяти слов не знает. А со мной можно путешествовать без проблем. Находясь в Мюнхене, мы как-то попали на митинг неофашистов. Оголтелая публика, мечтающая о возрождении Третьего рейха. Моя подружка старалась меня утащить, но я осталась. Мне было интересно на это посмотреть и послушать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...