ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Доктор поднял брови, как бы не понимая вопроса. Журавлев решил пояснить свою мысль.
— Если у вас дома есть нормальные условия, то я готов платить вам пятьдесят долларов в сутки за приют и уход. Я имею в виду уколы.
Врач замялся.
— Даже не знаю, что вам сказать. Деньги — вещь хорошая, но, боюсь, вам у меня не понравится. Вы правы, я холостяк, и те условия, которые я могу вам предложить, не очень комфортабельные.
— Надеюсь, не хуже больничных. — Вадим достал деньги и протянул врачу стодолларовую купюру. — Давайте ключи и адрес.
Доктор раскраснелся. Он откинул халат и достал из неглаженых брюк ключи.
— Улица Александра Матросова, дом двенадцать, квартира девять на втором этаже. Меня зовут Игорь Владимирович Кошкин.
Журавлев отдал деньги и, взяв ключи, вновь отошел к окну.
— Оденьте ее, Игорь. Нам здесь лучше не задерживаться.
— Хорошо. Но, может быть, вы зря паникуете? Ведь в приемном покое девушку не оформляли.
— Береженого Бог бережет.
Он оказался прав. Во двор въехала бежевая «девятка». Машина остановилась на площадке перед корпусом. Из нее вышли двое мужчин. Он их узнал. Оперативно работают мальчики. Сами вряд ли могли догадаться, но, видимо, получили четкие инструкции от Крылова. Тот умеет просчитывать ходы противников и делает это безошибочно.
Сейчас Журавлев вспоминал, как под утро вывел Наташу на шоссе. Они были в таком виде. Что ни один водитель не рискнул бы их подобрать. Какой-то псих все же остановился. Вадим выбросил шофера из машины, двинул ему в челюсть и уложил парня в нокаут. Приходить в себя добродушного владельца «жигулей» Журавлев отправил в кювет. Грубо, конечно, ни бессонная ночь, блуждание по лесу с женщиной на руках и бессмысленное ожидание на шоссе сделали свое дело. Мужик обозлился и озверел. Тут уж не до тонкостей и такта. Грубо, просто и доходчиво. Он усадил Наташу в машину и добрался до ближайшего города. В центре он сменил транспорт. Бросил «жигули» и угнал «москвич». Два угона в масштабе пятидесятитысячного города — это ЧП. Другое дело, что он сделал ошибку: приехал на «москвиче» в больницу и оставил его во дворе. Но кто мог предположить, что он здесь задержится надолго, а противник сработает слишком быстро и точно?!
Теперь приходилось пожинать плоды собственного разгильдяйства и торопливости. Он стоял у окна и наблюдал, как Жорж и Счастливчик осматривают угнанный «москвич». При их оперативности они окажутся здесь минут через семь-восемь. Лучше не испытывать судьбу. Вадим оглянулся. Наташа стояла уже одетой, но все же напоминала манекен. Правда, в глазах появился некоторый блеск, а на щеках слабый румянец. Отрешенный взгляд, смотрящий в никуда, и полное безразличие. Вряд ли она понимала, что с ней происходит.
— Найдите способ выйти из здания другим способом, Игорь. Наши преследователи уже здесь. Не пытайтесь им врать, когда они придут. Да, была здесь похожая девушка с мужчиной, сделали уколы, и они ушли сорок минут назад. А главное, не пугайтесь их — иначе они сядут на шею. И постарайтесь сделать так, чтобы возле вас было побольше народу. Они не станут тратить драгоценное время на выяснение отношений.
— Зря я с вами связался. Мне только неприятностей не хватало.
— Неприятности у этой женщины. А мы с вами здоровые, нормальные мужики. Не будьте слюнтяем. Идемте.
Доктор вывел их в коридор, они прошли к служебной лестнице и спустились в подвал.
— Этот узкий коридор соединяет корпуса под землей, а также связан с моргом, столовой и прачечной. Идите влево. Попадете в первый корпус и выйдете на улицу возле морга. Там есть другие ворота, через которые заезжают катафалки. Но в любом случае к больнице идет только одна дорога от пригородного шоссе.
— Ладно, разберемся. Возвращайтесь и ждите гостей. Только держитесь как подобает мужчине. До вечера.
Испуганный, не привыкший к конфликтным ситуациям, Игорь Кошкин вернулся в свой кабинет и тут же вызвал к себе чуть ли не весь медперсонал отделения. Жорж и Счастливчик выяснили местонахождение странной дамочки через вахтеров и санитаров, они и не думали обращаться в окно справок, а, поднявшись на четвертый этаж, в первую очередь обошли все помещения и палаты. Убедившись, что Наташи нигде нет, они направились к заведующему отделением.
Толком поговорить с врачом не удалось. У него шло совещание. Жорж бесцеремонно вломился в кабинет и, подойдя к заведующему, помахал перед его носом красной книжечкой.
— Где женщина, доставленная к вам сегодня в стрессовом состоянии?
Кошкин сделал вид, что задумался, потом переспросил:
— Вы имеет в виду ту, что накачали аминазином?
— Ее самую.
— Мы сделали что могли, и ее забрали. Нет смысла держать в больнице людей, которым наша помощь не нужна.
— Кто ее забрал?
Вид стоявшего в дверях напарника очень смущал трусливого врача, и он немного заикался, чем вызывал некоторое недоумение своих сотрудников, заполнивших и без того не очень обширный кабинет.
— Мужчина. Муж, наверное.
— Как он выглядел?
— Высокий брюнет с широким носом, карие глаза. Так, обычный человек.
— Когда они ушли?
— Чуть больше часа назад. Он сказал, что они торопятся на поезд.
Обронив эти слова, Кошкин сам удивился собственной фантазии. Очевидно, ему так хотелось как можно дальше послать страшных типов, что он решил отправить их на вокзал.
Жорж осмотрел присутствующих и больше вопросов не задавал. На их появление взирали с явным недоумением. Пришлось ретироваться. В то время как они спускались по лестнице вниз, Журавлев с Наташей выбрались на свежий воздух. Рядом находилась двухэтажная постройка морга, возле стоял катафалк и два автобуса. Гроб с телом выносили из ритуального зала прощания.
И опять смерть должна его выручать, подумал Журавлев. То его собственная, то чья-то чужая. Не раздумывая, Вадим повел Наташу к одному из автобусов. Родственников и друзей у покойника оказалось немало. Автобусы забились битком. Через несколько минут похоронная процессия выезжала из ворот больницы. Автобусы выстроились в цепочку и на малых скоростях поехали к пригородному шоссе.
Вадим видел в окно, как их кортеж обогнала бежевая «девятка». Кажется, пронесло. Молодец Игорь, сумел отшить шестерок Крылова. Небось теперь сидит с мокрыми штанами и боится выйти из своего кабинета. Но ничего, деньги приходится отрабатывать. Зазря в наше время не платят.
5. Прозрение
Она открыла глаза и увидела перед собой лицо. Он сидел рядом с ней на кровати и смотрел на нее. Сознание к Наташе приходило медленно, предметы выглядели искаженными и мутноватыми. Может, все это еще сон? Тусклая, слабо освещенная комната, серый потолок, невзрачная мебель — такую лет сорок уже не выпускали. Сервант с чашечками и рюмочками, платяной шкаф с зеркалом, рожковая люстра без одного плафона и железная кровать, на которой она лежала. Так уже не живут. Значит, это сон.
— Как ты себя чувствуешь?
Девушка вздрогнула. Мужской голос прозвучал эхом в ее сознании, и она окончательно проснулась. Нет, она уже не спит.
— Я жива?
— Божьей милостью.
Он улыбнулся, и его щеки надулись, как у хомяка. Какой отвратный тип, но в его темных глазах она не увидела злобы.
— Где я?
— Там, где тебе ничего не грозит. Ты под защитой.
— А ты кто?
— Человек, обещавший не давать тебя в обиду.
— Таких людей нет.
— Ты не забыла Дика? Вот он тебя и вырвал из когтей ястребов. Они держали тебя под замком и кололи сильные психотропные лекарства. Но скоро силы восстановятся и все будет в порядке.
— А где же Дик?
— Пока я буду за него. Ты можешь мне доверять. Шефнер решил переправить тебя в Смоленск, потому что в Москве тебя ищет милиция, но нам удалось обмануть прихвостней твоего мужа, и теперь ты на свободе. Мы находимся в Сафонове, совсем рядом со Смоленском. По всей вероятности, ты была права, когда говорила Дику, что тебе грозит опасность. А он подумал, что ты хочешь отделаться от мужа из-за наследства. Ведь согласись — так тоже бывает. Но теперь все встало на свои места.
— Он слишком откровенен с тобой. Вы большие друзья?
— Конечно, даже мыслим одними и теми же категориями. Теперь я буду заботиться о тебе, пока не появится Дик.
— Трудно поверить, что кто-то решил оберегать меня от опасности просто так, за здорово живешь. Он меня совсем не знает. Пара ночей в постели еще не повод рисковать своей шкурой ради какой-то смазливой телки.
— Может быть, но он привык держать данное им слово. А теперь и сам погряз в это дело по уши. Слишком активно взялся за твои поиски и этим насторожил Шефнера. Вот твой муженек и решил его убрать с дороги, причем выбрал для этого оригинальный способ — решил его подставить. Крылов убил знакомую женщину Дика, подбросил ей в квартиру улики, указывающие на причастность твоего спасителя к преступлению. Пришлось затратить немало сил, чтобы выкрутиться. Так что у Дика есть свои счеты с Шефнером и Крыловым. А еще с одной красоткой, говорящей с прибалтийским акцентом.
— Она немка. Ее зовут Ингрид Иордан. По матери. А по отцу она Хоффман; Дочь Вальтера Хоффмана.
— Ах вот оно что!… Тогда не остается никаких сомнений в том, что Шефнер приехал в Россию искать архивы СС, спрятанные Хоффманом при бегстве. Для этого он и женился на тебе.
— Ты и впрямь слишком много знаешь.
— Не больше и не меньше, чем Дик. Мы были с ним у генерала Скворцова, о котором ты ему рассказывала, и он нам поведал историю Груббера и Хоффмана. Теперь дети эсэсовских бонз продолжают дело отцов.
— Странно, не похоже на Никанора. Он не очень словоохотлив, особенно если речь идет о его личной заинтересованности. Очевидно, вы ему сказали о моем исчезновении?
— Ты права. Это и был главный повод для встречи с ним.
— Голос мне твой очень знаком. Где-то я его уже слышала.
— Не исключено.
— Ты знаешь, мне ужасно хочется есть.
— Отлично! Значит, дело идет на поправку. Ты можешь встать?
— Наверное, сейчас попробую. — Наташа села, потом спустила ноги с кровати и увидела на себе полосатую пижаму размеров на пять больше собственного.
— Боже, а это что такое?
— Думаю, хозяин квартиры спер ее из больницы. По бедности, разумеется. С поезда мы отправили тебя в клинику. Местный врач оказался толковым парнем, оказал тебе первую помощь, а потом дал ключи от своей квартиры. Не бесплатно, конечно, но в больнице оставаться небезопасно. Ищейки Шефнера уже рыщут по городу.
Вадим помог девушке встать на ноги и повел ее в кухню.
— Тут не так просто найти чистое место, чтобы тебя усадить, а в холодильнике нет ничего, кроме плесени. Боюсь, хозяин завел подпольный заводик по производству пенициллина и лечит им здоровых мужиков от гонореи. Пока ты спала, я сбегал в магазин, купил курицу и сварил тебе бульон. Это то, что нужно для ослабленного организма.
Наташа села за стол, и Дик поставил перед ней полную тарелку бульона с куриной ногой.
— Ешь и набирайся сил. Они тебе скоро пригодятся. Вечно сидеть здесь мы не можем. Встанешь на ноги — и поедем в Москву.
— Нет, я поеду в Смоленск.
Журавлев оторопел и опустился на табуретку. Девушка ела с аппетитом, и он не хотел ей мешать, ждал, пока она объяснит свое странное пожелание.
Но Наташа ничего так и не сказала. После того как она поела, он решил все же задать свой вопрос:
— А почему ты не хочешь возвращаться в Москву?
— Там нечего делать. Если они перебираются в Смоленск, значит, нащупали место, где спрятан архив. Поначалу они искали в шести местах, теперь осталось только три. В одном из трех должен находиться тайник. Раз Шефнер решился меня убрать, значит, он нащупал ту единственную правильную дорожку, которая приведет его к заветной цели. Но это еще не все. Никто не знает, кому архив достанется. Шефнер, Ингрид и Крылов объединились в одну коалицию только на период поисков. Каждый из них работает на себя. Правда, они об этом не говорят, но, думаю, понимают, что найти архив — это еще не все.
— Тяжелая задачка. Мало того что они находятся в чужой стране, ведут полулегальные поиски на чужой территории, так еще и с партнерами, от которых ничего хорошего ждать не приходится, кроме как удара в спину.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...