ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В склепе змеи. Только что двое нетерпеливых подохли от их укусов. В склеп надо вылить не меньше трехсот литров горючего и поджечь. Другого способа уничтожить змей нет. После этого при помощи лебедки мы достанем ящики, обошьем их деревом и погрузим на машины. Двое в склепе, двое на приемке, остальные десять таскают. На всю работу с погрузкой вместе отпускается час времени. За вами наблюдают мои десантники. Любое ослушание моей команды — смерть на месте. А теперь живо за работу.
И работа закипела. Ингрид стояла рядом с Николаем и держала его за руку.
— Я знала, что не ошибусь в тебе. Ты настоящий мужчина. Я думала, такие бывают только в кино. Когда ты с ними говорил, я чувствовала влажность в тех местах, которые ты так любишь. Я готова была отдаться тебе прямо на ступенях.
— Я запомню твое предложение, и мы его еще успеем осуществить.
***
— Они грузят последнюю машину, — доложил Метелкин, отрываясь от бинокля.
— Сколько охранников ты насчитал?
— Пятеро, твой Микола шестой.
— Справимся, — сказал генерал с видом стратега.
— Пора нам спускаться в карьер и продвигаться вперед. Мы успеем к тому времени, как уйдут машины. Дмитрий повернулся к Насте.
— Иди, девочка, к пленникам и поставь возле них второй «змееотвод». У этого скоро аккумулятор сядет.
— Хорошо, Митя.
Настя взяла аппарат и отнесла его к соснам.
— Ну что, душегубы. Эта штука, которая отгоняла от вас змей, через полчаса отрубится. А вторую я включать не собираюсь. Сумеете выпутаться сами за эти минуты — ваше счастье, а на нет и суда нет. Только не думаю, что Господь будет на вашей стороне.
Настя ушла, а друзья спустились по ступеням в карьер;
— До моста пойдем вдоль стены, а потом перескочим к бараку прораба и засядем за частоколом. Я все еще не уверен в своей версии, и решение будем принимать на месте, — рассуждал Журавлев.
— Настя, веди меня под руку, я ничего не вижу, — сказал Метелкин, не отрываясь от бинокля. — Там творится что-то непонятное. Все машины уже погружены.
***
Все, что там творилось, соответствовало планам Гаврилюка, и для него все было предельно ясно. Он вновь выстроил команду в ряд и приступил к инструкциям.
— Три машины без бензобаков останутся здесь. Шоферы приедут с бензином за ними завтра. Люди покойного Маркуши поедут в кузове. С каждым шофером в кабине поедет мой человек. Командовать маршрутом будет эта женщина, — он выдвинул вперед Ингрид. — Она поедет в головной машине рядом с шофером и моим десантником. Подчиняются ей все беспрекословно. Когда колонна выйдет на шоссе, люди Марка сойдут с машин. Скатертью дорожка. Ищите себе нового пахана или разбредайтесь по другим группировкам. Трое шоферов оставленных здесь машин поедут до конца и примут участие в разгрузке, после чего все машины возвращаются на базу. Мои люди останутся на месте и будут дожидаться меня. А теперь по машинам.
— Ты не едешь? — удивилась Ингрид.
— У меня «УАЗик», я вас догоню, дорогая. Мне необходимо законсервировать зону и подорвать подъездные пути. Не можете же вы стоять и дожидаться меня с таким грузом!
— Но ты даже не знаешь, куда ехать!
— У моих ребят есть сотовые телефоны, и у меня тоже. Сегодня связь уже не проблема. Они дадут мне точное направление. Я ведь здешний, найду вас, не беспокойтесь.
— Ты хочешь отпустить шоферов? Они же свидетели.
— Мои ребята проинструктированы. Никто живым не уйдет. Важно, чтобы они разгрузили и складировали ящики. Остальное — дело техники. Езжай и жди меня. Главное — добраться до безопасного и надежного места. Завтра здесь уже будет работать вся милиция и ФСБ округа. Я не могу оставить следов и прочих подарков для следствия.
— Ты настоящий мужчина. Я в восторге от тебя.
Она направилась к головной машине. Ингрид не очень беспокоили четверо десантников Николая. У нее своя армия. Люди уже сидят в засаде и ждут ее прибытия. Адрес особняка под Оршей никто никогда не узнает. Это единственно надежное место. Остальные особняки, числящиеся на балансе фирмы, использоваться не могли. Фирме Шефнера конец, и ею сейчас занимается прокуратура, а может быть, и все органы правопорядка России. Она к этой фирме никакого отношения не имеет. К тому же ее зовут Магда Вяйле, а Ингрид Иордан находится в Мюнхене и в Россию не собирается. Она единственная в этой афере осталась чистой. Ингрид была довольна результатом своей работы.
К Гаврилюку подошел Паша Коблов, командир его отряда, и удивленно спросил:
— Ты чего, Николай, серьезно хочешь всех нас отослать и остаться один? Без охраны?
— Не будь глупцом, Паша. Я не могу оставить груз без охраны, а на мою задницу покушаться некому. А вот за груз ты отвечаешь головой. У этой бабы надежный бункер для хранения, им мы и воспользуемся. Она нам не помеха, пустое место. Ее даже искать никто не будет, потому что такой в России нет и не было. Ингрид такая же нелегалка, как наши рабы из Молдавии. Документы поддельные, да и сама она подделка, самоуверенная индюшка. Ее раздеть, дать ей пинка под зад и пустить на все четыре стороны. И уверяю тебя, защиты ей искать негде. Немка без документов и денег может стать только бомжихой. Ладно. Прибудете на место — дашь мне знать. А мне тут еще поработать надо и все подходы к зоне уничтожить. Вперед, Паша.
Колонна из четырех машин тронулась с места и направилась к мосту. Как только машины скрылись из виду, Николай достал телефон и набрал нужный номер.
— Альберт, я готов, запускай двигатели и пускай голубя. Я раскладываю костры.
— У меня все готово, Николаша. Жди. Высылаю трех грузчиков, пилота тоже можешь подрядить на работу.
— Справимся.
Николай осмотрелся. Зона вымерла в прямом и переносном смысле. Он один на сотню гектаров пустыни. Он и его сокровища!
11. Каждому — свое
Автоколонна уперлась в стоявший поперек дороги автобус. Не успели они продвинуться и на два километра, как выехали из леса, и тут на тебе — первый сюрприз. Дорога проходила через степь с вязкой почвой и была слишком узкой, чтобы можно было объехать препятствие.
Дальше все происходило как в кино. Со всех сторон к машинам бросились омоновцы в касках, бронежилетах и с автоматами. Они налетели на автоколонну, как саранча. О сопротивлении и речи быть не могло. Из машин повыкидывали всех и уложили на землю лицом вниз. Защелкали замки наручников. С Ингрид обращались ничуть не лучше, чем с остальными. Если Николай позаботился о ее туфлях и не пустил ее в склеп к змеям, то среди омоновцев джентльменов не нашлось. Дамочку так изваляли в грязи, что ее дорогостоящий наряд уже не подлежал восстановлению.
На дороге появился полковник Чепурин, рядом с ним молодая особа очень привлекательной внешности.
— Поставьте их на ноги.
Захваченных врасплох подняли с земли и уже в который раз выстроили в общую шеренгу. И опять у них сменился начальник. Только теперь он был одет в милицейскую форму.
— Перед вами владелец земель, частная собственница, хозяйка объекта, с которого вы возвращаетесь. Зовут ее Наталья Шефнер. У меня есть от нее заявление о том, что ее частная территория подверглась разбойному нападению, о покушении на ее жизнь, грабеже и погромах. И этот факт подтвержден. Вы задержаны с поличным.
— Мы никого не грабили! — выкрикнул Паша Коблов. — Мы из охраны объекта и были взяты в заложники.
— Я так сразу и подумал, — усмехнулся Чепурин. — Безоружные шофера тебя, бедолагу, вооруженного до зубов, скрутили по рукам и ногам и взяли в заложники. И при этом забыли забрать у тебя автомат. Освобождены будут только шоферы, после того как с них снимут показания. Четверо шоферов сейчас. Снимите наручники с тех, кто управлял машинами. Они поведут их дальше, но только уже другим маршрутом. Кто сидел за рулем — шаг вперед.
С четверых человек сняли наручники.
— Остальных в автобус и в Управление. Пусть посидят в предвариловке. По три омоновца в каждую машину. Один — в кабину, по два — в кузов. Остальным сопровождать задержанных в Управление и сдать майору Полетаеву.
Наташа подошла к Ингрид.
— Ну что, получила архив? Сидела бы в своем Мюнхене, прогнившая селедка! Так нет — и она туда же.
К ним присоединился полковник.
— Да, мадам, с вами вопрос куда сложнее обстоит. Помимо всех выдвинутых здесь обвинений вами еще интересуется ФСБ. Вы ведь живете в России по поддельным документам на имя гражданки Литвы Магды Вяйле. А также вас ищет Московский уголовный розыск. Там на вас повесили пять убийств ни в чем не повинных женщин. Вы просто лакомый кусочек для следственных органов. За вами очередь выстроилась.
Чепурин поманил пальцем омоновца.
— А за этой кралей, лейтенант, нужен особый надзор. Поместите ее в одиночку и выставите пост. Она ведь и в окно выпорхнуть может.
Лейтенант грубо схватил Ингрид за локоть и повел к автобусу. Все разбрелись по своим местам.
Полковник и Наташа вернулись в ждавшую их «волгу».
— Ну что, госпожа Шефнер, едем на вокзал?
— У вас все готово?
— Сейчас уточним.
Он взял мобильный телефон и набрал номер.
— Говорит первый. Груз готов к отправке. Что с составом?
Выслушав ответ, он сунул трубку в карман.
— Все в порядке. Состав в третьем тупике на товарной станции. Я знаю, где это. Поехали.
Как только колонна выехала на шоссе, ее остановил патруль ГИБДЦ, что крайне разозлило Чепурина. Пока он выходил из машины и искал старшего патруля, несколько гаишников успели сунуть свой нос в кузова машин и даже осмотреть автобусы с ОМОНом. Правда, двери им не открыли, но водители коротко пояснили ситуацию. Чепурин накричал на капитана, помахал в воздухе кулаком, и колонна двинулась дальше. Капитан вернулся в свою машину и доложил:
— В каждом грузовике по три омоновца, всего двенадцать. Остальные возвращаются на базу. Чепурин арестовал всю команду, в том числе и Ингрид Иордан. Он везет архив на железку.
— А что докладывают ребята с вокзала? — спросил Виноградов.
— Состав, зафрахтованный Крыловым, загнали в третий тупик Смоленска-товарного. Там хорошая высокая платформа. Крылов нашел двадцать человек рабочих, расплатился с ними наличными. Они ждут прихода машин. Ящики архива обшиты досками. Все выглядит безобидно.
— Как оборудован состав?
— Пять товарных вагонов под груз. Последним подцеплен почтовый, а впереди два купейных. Тепловоз подадут в три часа ночи. График Смоленск-Минск. Значит, Крылова кто-то будет встречать в Минске, если он, конечно, не отгрузится по пути и не пустит состав до Минска холостым ходом.
— Рискованно. Так мы его упустим. Будем брать Крылова на товарной.
— Почему упустим? Он архив не бросит.
— Вызывай людей на товарную. Будем оцеплять станцию.
— Понял, товарищ подполковник.
***
В воздухе послышался гул самолета. Костры, разложенные прорабом, уже полыхали. «Ил-18» шел на малой высоте, но с первого раза на посадку не пошел, а сделал еще один заход. Очевидно, летчик хотел осмотреть всю площадку. Сидевшие в засаде Журавлев и его команда научали заметно нервничать.
— Старенький десантный «илюшник», — прокомментировал генерал, — Боковой двери нет. Предназначен для тренировочных полетов парашютистов. Самолет не герметизируется. Там места хватит для трех десятков десантников.
— В том-то и дело, что мы не знаем, сколько их на борту, — суетился Метелкин. — Рисковать не имеет смысла. Надо Миколу обезвредить сейчас. Потом будет поздно. Если их в самолете человек десять, то мы с ними не справимся.
— Ему столько не понадобится. Он подгонит тракторы с прицепами прямо к люку. А мешки закидать — минутное дело.
Журавлев наблюдал в бинокль, как Гаврилюк достал из кармана сотовый телефон и, набрав номер, не стал прижимать трубку к уху. В лесу раздался оглушительный взрыв. Все вздрогнули. Прораб повторил операцию, и последовал еще один взрыв.
— Он взрывает дорогу. Теперь в зону на машине не проехать. Значит, самолет — единственный способ вывезти груз из зоны, — рассуждал Журавлев.
— Прораба надо вырубать, — сказал свое веское слово змеелов. — Упустим момент — другого не будет.
— Ладно, согласен, — вздохнул Вадим.
— С Богом, Алексеич, — глянул на генерала змеелов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...