ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Когда его запирали, в дежурной части появился майор Марецкий. Капитан с повязкой дежурного вопросительно глянул на майора.
— Как будем оформлять, Степа?
— Как бомжа. Нарисуй ему мелкое хулиганство.
— И сколько с этой липой мы сможем его держать? Сутки?
— Тридцать шесть часов.
— Рискуем, Степа. Нас за это по головке не погладят.
— Найди какую-нибудь бабенку, пусть на него заявление напишет, требующее особого разбирательства, а потом заберет свое заявление, но не раньше чем через два дня. А с начальником я договорюсь. К Журавлеву никого не подсаживай. В полемику не вступать. Придет время, я сам с ним разберусь, а бумаги составлять — твоя забота, ты у нас спец по этим делам. Я буду у себя. Ко мне ребята должны приехать из Северного округа. Пусть их проводят.
К вечеру все собрались. Десять оперативников получили адреса женщин и разъехались по местам. Несколько сотрудников, в том числе Марецкий и Самохин, поделили между собой остальных женщин с единственной целью — убедить их не выходить из дому в течение нескольких дней. Большего они сделать не могли.
***
Белая «волга» перескочила через железнодорожный переезд и поехала вдоль полотна к поселку Гриша сидел в своих «жигулях» у поворота с выключенными фарами. Он заметил машину и разглядел силуэт водителя. По нынешним временам никто уже не носил шляпы, контур которой очень хорошо выделялся на светлом фоне заднего окна машины. «Волга» свернула на проселочную улочку, и Григорий включил двигатель. Он не стал зажигать фары, а ориентировался по габаритным огням шедшей, впереди машины.
Поселок утопал в соснах вековой посадки, а проселочные дороги делили его на квадраты, словно шахматную доску. Их отличало только название, которое в темноте не прочтешь, поэтому Гриша считал перекрестки, чтобы потом можно было ориентироваться в лабиринтах лесных участков. Наконец идущая впереди машина свернула в проулок с левой стороны. Гриша доехал до перекрестка и притормозил. «Волга» стояла метрах в двадцати с погашенными огнями возле высокого забора. Он припарковал свою «пятерку» к обочине, вышел из машины и решил прогуляться по улочкам, чтобы запомнить адрес.
В узких переулках столбы с освещением были разбросаны на расстоянии полусотни метров друг от друга, и приходилось напрягать зрение, чтобы не угодить в какую-нибудь яму. Дойдя до машины, Григорий запомнил адрес. На калитке краской значился дом номер двенадцать, а название улицы можно найти только на углах перекрестков. Эта была 7-я Вокзальная.
Гриша подошел к калитке и попытался найти щель, чтобы глянуть на территорию участка. Тут все и началось. Его правую руку какая-то силища заломила за спину, а к уху прижался холодный металл, очень похожий на ствол пистолета.
— Вы чрезмерно любопытны, молодой человек.
— Отпусти, больно. Я здесь живу рядом. Гуляю.
— И что при этом удивительно — твоя машина тоже гулять любит. Вчера она целый день простояла возле одного из зданий на Садовом кольце. А ты даже про обед с ужином забыл. И что ты там делал?
— Вы меня с кем-то путаете. Руку больно.
— Тебя одного сюда послали или с дружками?
— Никто никого не посылал…
— Не ври мне, гаденыш. Я тебя насквозь вижу. Значит, ты стерег меня со стороны переезда, а кто-то пасет въезд в Красково со стороны шоссе. Так?
— Никто никого не пасет. Что вам от меня надо?
— А это мы сейчас увидим. Шагай к своей машине, если не хочешь пулю в затылок получить.
Пришлось идти, пока руку окончательно не сломали. Гришу вывели к перекрестку, и возле двери его машины человек в шляпе резко развернул его к себе лицом. Правда, Гриша ничего не успел увидеть. Он получил мощный удар в челюсть, и из глаз посыпались искры, а потом все куда-то исчезло и наступила темнота.
Его бросили на заднее сиденье, и он рухнул, как мешок с песком. Крылов сел за руль «жигулей» и поехал в сторону Рязанского шоссе. Прозорливый холоп Шефнера не ошибся. На дороге, ведущей к основной магистрали, одиноко стояла «восьмерка». Крылов посигналил фарами и проскочил мимо на высокой скорости.
— Ты что-нибудь понял, Леня? — спросил сидевший за рулем парень.
— Ничего. Куда это он рванул? — Сейчас спросим.
«Восьмерка» развернулась и поехала в ту же сторону, что и пропавшая в темноте машина Гриши.
— Смотри, вон он стоит у обочины. Видишь?
— Не слепой, вижу. Кроме нее, и машин-то на дороге нет. За пять часов три машины проехало.
— Будний день, да еще погода. Какой псих поедет на дачу?
Они остановились позади Гришиной машины и вышли.
— Он что, заснул или напился до чертиков? — задумчиво произнес Вовчик.
Его уже никто не слышал. Шедший позади приятель получил крепкий удар по голове рукояткой пистолета и был пойман сильными руками при падении. Его просто уложили рядом с передней дверцей со стороны обочины, чтобы не светился на дороге.
Гриша сидел за рулем, и складывалось впечатление, что он действительно спит.
Вовчик хотел открыть дверцу, но не успел. Его сбил с ног обрушившийся на голову метеорит. Что-то очень тяжелое и сильное. Из ноздрей хлынула кровь.
Бессознательное тело Крылов усадил рядом с Гришей, потом выкатил «жигули» на середину дороги и включил фары, чтобы случайный лихач не врезался на полном ходу в непредвиденное препятствие. Затем он вернулся к «восьмерке», поднял с земли еще одного нерадивого следопыта и усадил его за руль. Сам устроился на коленях бесчувственного водителя «восьмерки» и в таком скрюченном положении ухитрился завести двигатель и тронуть машину с места. Он проехал три сотни метров вперед, развернулся, приоткрыл дверцу и вдавил педаль газа в пол. Машина взревела и рванулась вперед. Скорость нарастала с каждой секундой. Фары выхватили из темноты стоявший посреди дороги «жигуленок».
Крылов направил машину прямо в лоб застывшему железному коню и, когда расстояние сократилось до критической точки, выскочил из машины на полном ходу. Трюк удался, если не считать мелких ссадин. «Восьмерка» врезалась во вторую машину с такой силой, что «пятерка» подпрыгнула, отлетела на встречную полосу и, несколько раз перевернувшись, упала на крышу, выбивая искры из асфальта, затем протаранила шоссе еще несколько десятков метров.
Моторный отсек «восьмерки» ушел в салон, сделав машину безносой. На дорогу полился бензин, и оставалось бросить спичку, что Крылов и сделал. Когда вспыхнул факел, он уже спрыгнул с обочины в овраг и скрылся за деревьями. До Краскова пришлось идти лесом, натыкаясь на деревья, и терпеть удары веток кустарника по лицу. Но что это в сравнении с тем, что произошло на шоссе?!
***
Когда Ингрид поинтересовалась странным видом Крылова, то он отмахнулся, ответив, что это издержки его работы.
— Меня другое интересует: что и где мы делаем не так? Журавлев разгуливает на свободе. Его машина стоит во дворе. Позвонил ему домой по телефону. Парень простудился и лечится водочкой.
— Ты с ним успел подружиться?
— Нет, передал привет от его друга из Питера Кирилла Матвеева. Они учились вместе. Сказал, что проездом в Москве и выполняю просьбу Кирилла. Тот принял мой звонок как должное.
— Странно. По идее, он должен был бросить машину. Неужели колесо не прокололось?! Невероятно!
Ингрид ходила по террасе и курила длинную коричневую сигарету, сверкая отражениями от бриллиантовой броши. Даже оставаясь сама с собой, она не забывала о красивой одежде, макияже и о бриллиантах. Все стены в этом доме были увешаны зеркалами.
Крылов ее терпеть не мог, но вынужден был с ней работать рука об руку — таков приказ хозяина.
— У меня на примете есть еще одна пассия Журавлева, — внезапно заговорила Ингрид. — Я думала с нее начать, но не получилось, ты уже зацепил другую. Антонина Зайцева. Бывшая жена владельца-автосервиса «Рено». После того как ее мужу вручили доказательства неверности супруги, он избил ее до полусмерти и вышвырнул на улицу. Тут Журавлев промахнулся. Зайцевы жили гражданским браком и не были зарегистрированы. Пришлось Антонине возвращаться в свою клетушку в старой «хрущевке». Я выбрала ее потому, что она легкодоступна. Работает на дому, шьет женские тряпки на заказ и на продажу. Я к ней ходила. Обговаривали фасон платья. Остановились на том, что, как только мне удастся купить подходящий материал, она меня ждет. Выкройка уже готова. У нее не дом, а проходной двор. Сработать можно без проблем, но как мы притянем к этому делу Журавлева… Он уже обжегся пару раз и на телефонный звонок не клюнет.
— А нам он не нужен. Пусть сидит дома и пьет водку. Вчера, пока он ходил ловить простуду, я побывал у него дома и кое-что прихватил с собой. Оставить улику рядом с трупом равноценно визитной карточке.
Ингрид загасила сигарету и взяла новую.
— Не слишком ли у нас все напыщенно? Журавлев — бывший следователь — при каждом убийстве разбрасывает улики? Это с его-то опытом! Тут надо придумать что-нибудь более весомое. Нужна причина, по которой он убивает этих женщин. А пойдет он на такое, если ему будут угрожать. Кто? Почему и как? Причина одна: он спал с женами солидных бизнесменов. А если предположить, что несколько женщин, брошенных мужьями, решили объединиться, отомстить донжуану? Журавлев раскрыл замысел и решил упредить удар и убрать их с дороги.
— Звучит как дешевый триллер с лотка. Но если эту мысль развить, обосновать, просчитать, то может кое-что получиться, похожее на правду. Но заговорщиц надо найти, объединить и накрыть всех одним махом, а не щелкать по одной, как лесные орешки. Задачка не из легких.
— Попробуем упростить.
— Думай, Ингрид, ты у нас мастер интриг. Любого можешь втянуть в болото. Твой ход. Рассуждай вслух, а я буду смотреть на твои козни со стороны, как следователь. То, что будет походить на правду, мы одобрим, а что начнет смахивать на заоблачные фантазии, отбросим в сторону. Я человек трезвомыслящий, реалист, и женские фантазии для меня выглядят достаточно примитивно. У меня кое-что есть, от чего можно оттолкнуться, — Крылов достал из кармана пиджака стопку фотографий и бросил на стол. — Наш бабник слишком беспечен и тщеславен. Он отбирал для себя по одной фотографии с каждой женщиной, проходившей через его руки. Неплохая коллекция. Ее можно использовать. Вот такие оплошности и губят аферистов. Он даже не соизволил их спрятать как следует. Одну фотографию из этой кучи я убрал — ту, где жена нашего шефа проявляет свою страсть непотребным образом. Впрочем, и остальные девочки достаточно темпераментны.
— Мы хорошо дополняем друг друга. В каждом деле нужен оптимист и пессимист, плюс и минус.
Ингрид достала из старинного буфета хрустальный графин с ликером и налила себе наперсточную рюмочку тягучей жидкости.
— Итак, начнем. Вариант первый…
До последнего варианта они дошли к четырем часам утра.
***
Следователь из областного УВД появился в девять тридцать утра, и ему пришлось ждать Метелкина в коридоре. Руководитель детективного агентства «Сириус» явился на работу на полчаса позже заявленного на дверной табличке графика.
Увидев человека, мало похожего на клиента, Метелкин догадался, что с ребятами что-то случилось. Они так ему и не позвонили. Ни один.
— Пройдите в мой кабинет.
Следователь мог бы позавидовать современным частным сыщикам. Такого кабинета не имел даже начальник УВД. Он предъявил свое удостоверение и сел на предложенный стул.
— Слушаю вас, Виктор Андреевич, — рассматривая красную книжечку, сказал Метелкин.
— Новость у меня для вас не очень приятная. Вчера поздно вечером произошло ДТП на отрезке между Рязанским шоссе и поселком Красково. Одна машина взорвалась и выгорела до основания, вторая не подлежит восстановлению. За жизнь водителя борются реаниматологи центральной больницы города Жуковского. Выживет или нет, сказать трудно. Травмы очень серьезные. Пассажир, сидевший рядом, погиб.
Следователь выложил на стол визитные карточки Владимира Лямкина и Григория Карпова.
— Здесь указано, что они сотрудники вашего агентства. Вы это можете подтвердить?
— Конечно. Расскажите подробней, кто с кем столкнулся?
— Подробностями один Господь ведает. Если бы не огненное зарево, туда могли бы и до утра не приехать.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53

загрузка...