ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Девушка начала с бравады, уверенная в том, что мужчине не удастся ее запугать, но Грегори был воплощением ужаса.
– Я читаю твои мысли, – заметил он мягко.
Она ненавидела свое тело, предававшее ее, таявшее при виде Грегори и звуках его бархатистого голоса.
– Я же просила тебя не читать мои мысли.
– Это привычка, ma petite.
Она снова ударила его подушкой.
– Как ты посмел обманывать меня? Использовать обличье волка? Я уверена, что закон запрещает подобные вещи. Ты хам, Грегори, и даже не пытаешься это скрыть.
– Раздевайся, Саванна.
Девушка упорно избегала взгляда карпатца, но он все же заставил ее смотреть в глаза. Она отступила назад, споткнулась и чуть было не упала, но мужчина подхватил ее и прижал к себе.
– Почему ты так слаба?
Саванна прижалась к его груди, тщетно пытаясь препятствовать вторжению в свое сознание – Грегори с легкостью читал ее мысли.
– Ты же знаешь, я никогда не пила человеческую кровь. Это казалось малозначительным, пока я была ребенком, но стало серьезно сказываться на моем здоровье последние два года.
Карпатец молчал, но его пристальный взгляд вынудил Саванну продолжить рассказ.
– Я чувствую слабость почти все время. Поэтому мои магические шоу стали такими редкими. Мне нелегко дается трюк с испарением в воздухе, – выдохнула Саванна. Она не упомянула того, что больше не способна обеспечить надлежащую защиту во время сна, но поняла по внезапному стальному отблеску в его глазах, что он уловил эхо этой мысли.
Грегори еще крепче сжал любимую в объятиях.
– Почему ты не пыталась исправить ситуацию? – Его голос заставил девушку вздрогнуть.
– Я попробовала однажды с Питером, когда мне действительно было плохо: он был очень податливым, но я так и не смогла заставить себя сделать это.
– Я положу конец этой глупости. – Карпатец слегка встряхнул ее. – Ma petite, я применю силу, если это будет необходимо.
Саванна знала, что он не хвастался и не старался ее унизить. Он просто констатировал факт и угрожал ей не физическим насилием, а воздействием на сознание.
– Грегори, – она старалась оставаться спокойной и руководствоваться разумом, – было бы неправильно использовать силу против меня.
Он поставил ее на ноги, нежно обнимая одной рукой, пока другая расстегивала пуговицы на ее одежде.
У девушки перехватило дыхание. Она попыталась остановить его.
– Что ты делаешь?
– Раздеваю тебя, – спокойно ответил мужчина, не обращая внимания на попытки сопротивления. Грудь Саванны мягко вздымалась под прозрачным корсетом.
Монстр внутри карпатца затаился в ожидании момента, когда он набросится на жертву, разорвет, заклеймит ее. Грегори понял, что больше не может контролировать ситуацию, и впервые осознал, сколь долгим было ожидание. Теперь Саванна может оказаться в смертельной опасности, если он переступит порог безумства.
Желание усиливалось, становилось неукротимым, болезненным. Мужчина глубоко вздохнул, и ему на некоторое время удалось вновь взять себя в руки. Но когда он отодвинул кружево, скрывавшее прекрасную грудь Саванны, и пальцы коснулись ее шелковой кожи, самообладание окончательно покинуло Древнейшего. Ее соски отвердели, и он склонился, чтобы попробовать их на вкус.
При первых же прикосновениях языка Грегори Саванна поняла, что не будет сопротивляться. Ее тело обмякло, поцелуи разгорячили обоих.
Девушка запустила пальцы в густые черные волосы мужчины, пытаясь отстраниться. Но его огонь уже коснулся ее кожи и прокрался внутрь тела. Лишь один раз попробовать, лишь один раз. Карпатка действительно этого хотела, но не была уверена в том, что желание – ее собственное.
Рука Грегори скользнула по животу возлюбленной. Вокруг нее плясали сумасшедшие огни, земля уходила из-под ног. Стон сладострастия вырвался из груди. Темный пробудил в ней дикость. Запах мускулистого тела и крови вызывал острый голод.
– Нет! Я не сделаю этого! – Саванна неожиданно отстранилась. Она хотела его больше всего на свете. Желание было столь велико, что она сама этого испугалась.
Грегори повалил девушку на пол. Ее голова оказалась прижатой к его могучей груди. Саванна все сильнее ощущала запах его крови, слышала биение сердца, которое готово было выпрыгнуть из груди. Сильные руки стянули кружевные трусики. На губах девушки был соленый привкус его тела. Она нашла его пульс и стала ласкать языком. Грегори вздрогнул от наслаждения, крепко обнимая возлюбленную.
– Mon amour, ты еще помнишь мой вкус? – горячо зашептал он ей на ухо.
Это было настоящим искушением.
– Помнишь ? – Этот вопрос звучал в ее сознании снова и снова.
Саванна закрыла глаза. Запах крови был всепоглощающим, зовущим, соблазнительным. Стоит ей попробовать, и она станет сильной – девушка задрожала от этой мысли, тело умоляло уступить желанию.
Руки Грегори скользили по ее бедрам, заставляя сердце биться чаще. Саванна слегка коснулась зубами его шеи, а он едва сдерживал желание рвануть на себя ее бедра и овладеть ею. Она была растеряна, а голод все усиливался, подбрасывая дрова в огонь ее страсти. Пальцы мужчины все глубже погружались в лоно девушки, чувствуя, как ее бедра движутся навстречу. Его тело, горячее и напряженное, нуждалось в ней до боли. Их сознания слились.
– Голод. Помни о нем. Этот вкус. Попробуй.
Ощущая его по-мужски агрессивное тело, слыша ритм его сердцебиения, Саванна не могла больше мыслить трезво. Грегори хрипло вскрикнул, когда она вонзила зубы в его шею. Эротично двигая губами, любимая с каждым глотком набиралась сил.
Желание затуманило сознание Грегори, и он с ужасающей силой рванул на себя бедра Саванны, крепко удерживая, чтобы она не смогла вырваться. Ее тело было бархатным внутри. Грегори, объятый страстью, желал лишь одного – чтобы этот миг длился вечно. Саванна вскрикнула от шока и боли, но ее крик заглушила стена его груди. Грегори был поглощен своими ощущениями. Чувства. Настоящие чувства. Раньше он и не представить не мог, что существует что-то, кроме тьмы и одиночества. Сладкий запах крови звал и искушал его. Смешанный с запахом их тел, он пробуждал в Темном звериные инстинкты, лишал контроля над собой.
Саванна закрыла языком ранку на его шее. Грегори грубо врывался в нее, причиняя сильную боль. Его зубы и руки были повсюду. Низкое рычание вырывалось из горла, когда она пыталась сопротивляться. Глаза горели безумием.
Девушка вскрикнула от боли, когда он вонзил острые клыки в ее грудь. Карпатец подавлял все попытки к сопротивлению, пригвоздив ее к ковру тяжестью своего тела. Все отступило перед удовлетворением похоти и голода. Движения мужчины ускорились, когда он почувствовал вкус ее крови. Никогда в жизни Грегори не пробовал ничего вкуснее. Он страстно желал, чтобы тот экстаз, который она ему дарила, длился вечно. Сила вливалась в него, доводя до исступления. Дикое тело требовало больше и больше. Он стал заложником животной страсти, требующей, чтобы это никогда не прекращалось.
Грегори больше не существовало, он превратился в беснующегося монстра, иссушающего Саванну, лишающего ее крови, не проявляющего ни тени заботы о своей нежной спутнице жизни. Она смирилась с неизбежностью смерти, ее беспокоило лишь одно – отцу теперь придется сразиться с Грегори, опытнейшим и сильнейшим из карпатцев.
Карпатка вдруг почувствовала, что он мысленно пытается ей что-то сказать. Это были даже не слова, а образы. Грегори сражался с демоном внутри себя, пытаясь снова стать самим собой. Он думал сейчас только о ней, сожалел о том, что ему пришлось ждать так долго, о том, что он подвергал Саванну опасности.
– Убей меня, cherie .Когда ты сделаешь это, ты испытаешь слабость и апатию. Преодолей это. Я помогу тебе.
Чувство вины нахлынуло на нее. Грегори приговорил себя к пяти годам ада, подарив ей свободу, о которой она так мечтала. За это время он чуть было не сошел с ума – лишь мысли о ней его спасали. Она обрекла его на страдания, а теперь он решил умереть ради нее. Саванна закрыла глаза и расслабилась, стараясь сделать так, чтобы ее тело стало мягким и податливым.
Грегори. Он думал, что его душа потеряна, что он стал проклятым, тем, для кого не существовует грани между добром и злом. Он так долго противостоял тьме, что теперь ощущал лишь растерянность. Страсть и насилие, сила и удовольствие сражались в нем. Это она была виновата в том, что его величие теперь граничило с жестокостью, и именно она должна была положить конец злому року.
Саванна прикоснулась к шее Грегори. Она пыталась забыть о боли, которую он ей причинил, о грубом насилии, которому он подверг ее. Грегори. Темный. Дикий. Не признающий законов. Всегда одинокий. Непобедимый. Внушающий благоговение и страх. Ни один выходец Карпат не чувствовал себя комфортно в его присутствии, несмотря на то что он исцелил очень многих, избавил свою расу от огромного числа преследователей, вершил справедливость над отступниками, с которыми больше никто не совладал бы, заботился о безопасности своего народа.
Но заботился ли кто-нибудь о нем? Был ли благодарен за его жертвы? Пытался ли сблизиться с этим человеком? Саванна чувствовала себя виноватой. Не такой должна была быть судьба великого карпатца. Никогда в жизни Саванна не была еще так решительно настроена. Без всякого сожаления она была готова пожертвовать жизнью ради Грегори. Девушка не могла позволить ему стать вампиром, не могла отдать его бездушному миру. Делай то, что считаешь нужным. Я твоя. Возьми мою жизнь.
– Саванна! – Ей показалось, что силы возвращаются к нему, что он вновь становится человеком. – Ты должна выжить. Убей меня! – Его голос мольбой звучал в ее сознании.
Она ответила ему.
– Почувствуй меня. Почувствуй мое тело… Я принадлежу тебе, а ты мне. Мы – одно целое. Прикоснись ко мне. Я не отпущу тебя. Где бы ты ни был, я буду с тобой. Куда бы ты ни пошел, я пойду за тобой! Я отдаю за тебя свою жизнь. Нам суждено быть вместе. Признай это.
Грегори продолжал двигаться, но теперь его движения стали нежнее, будто он постепенно приходил в себя. Карпатка гладила его широкую мускулистую спину, двигаясь ему навстречу, уловив ритм его тела, сердца, дыхания.
– Саванна. – Имя прозвучало как мольба. – Спасай свою жизнь!
– Есть только наша жизнь. Без тебя нет меня. – Ослабевая, она начинала проваливаться в странный летаргический сон. – Только мы. – Ее голос становился все тише. – Яне покину тебя и не позволю тьме победить.
Саванна лежала под ним в полудреме. Внезапно, будто почувствовав, что она ускользает, чудовище подняло голову. Его глаза то наливались кровью, то вдруг снова становились серебристыми. Теплая кровь струилась из раны на груди девушки, пристально смотревшей в глаза Грегори в попытке ослабить власть демона. Его тело тряслось, когда он вновь и вновь входил в нее. Он закрыл ранку на ее груди, проведя по ней языком.
– Я нарекаю тебя своей спутницей жизни. – Эти слова пронеслись в сознании Саванны. – Я принадлежу тебе. Я готов отдать за тебя свою жизнь, – хрипел он древние карпатские обеты, которые должны были объединить их навеки. С каждой секундой голос становился все громче, все больше напоминая красивый бархатный голос Грегори. – С этого момента мое сердце, моя душа, мое тело принадлежит тебе. Я всегда буду верен тебе.
Схватив женщину за голову, он прижал ее ртом к ране на своей шее. Карпатка была так слаба, что с трудом могла пить.
– Пей, топ amour, ради нас обоих. – Она погибнет без его крови, а если это случится, ее жертва окажется напрасной – ведь без любимой жизнь теряла для него всякий смысл.
Он гладил свою спутницу жизни по голове, продолжая двигаться в ней. Необходимо было завершить ритуал, чтобы предотвратить повторение этого кошмара. Ему оставалось лишь наполнить свою душу светом, исходящим от нее. Саванна была сильной, она должна была справиться. Ей удастся вытащить его из тьмы.
– С этого дня я буду заботиться о твоем счастье и благополучии. Ты – моя спутница жизни. Я всегда буду оберегать тебя.
Тело Грегори ликовало. Саванна запрокинула голову назад. Девушка была так бледна, что ее кожа казалась прозрачной. Прижав руку любимой к своим губам, мужчина с нежностью смотрел на осунувшееся лицо.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...