ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Ты задумывалась над тем, почему карпатцев так мало?
– Конечно задумывалась. Если я не собираюсь создавать пару, это не значит, что меня не волнуют проблемы наших людей. И не стоит принимать это на свой счет, Грегори.
Он улыбнулся.
– Я знаю, ты боишься меня, ma petite.
Не желая быть втянутой в спор, который заведомо проиграет, девушка попыталась сменить тему разговора.
– Карпатцев так мало потому, что осталось мало женщин, девочки не рождаются больше, да и мальчики редко выживают. – Саванна невольно придвинулась к Грегори, который в самую кошмарную ночь в ее жизни дарил ощущение тепла и комфорта.
– А что с мужчинами? Ты задумывалась, почему лишь немногим удается не стать вампирами? – Он гладил ее по голове. – Ты когда-нибудь чувствовала себя одинокой? По-настоящему одинокой?
Когда Саванна была ребенком, семья жила уединенно, но любящие родители позаботились о том чтобы дочь не чувствовала себя одинокой. Необычный друг, волк, также заполнял пустоту в жизни девочки. Саванна не знала одиночества до тех пор пока родители, волк и исцеляющая земля родины не остались по другую стороны океана. Девушка будто оставила в Карпатах часть души, и в ней зияла огромная дыра, которую не могли заполнить любовь Питера и отношения с остальными членами команды. Со временем пустота стала расти, угрожая поглотить душу. Не желая делиться своими секретами с Гpeгори, Саванна промолчала.
– Мы, мужчины, не можем победить тьму без своей половины, ma petite. Наша природа – агрессивная, хищная, захватническая – и жаждет крови. Нам нужен баланс. Карпатцы начинают угасать спустя несколько столетий, когда перестают испытывать искренние чувства, различать цвета и начинают полагаться лишь на силу воли. Некоторые выбирают самоубийство, встречая рассвет, пока не становится слишком поздно. Добрая половина других выбирает объятия тьмы, продает душу. Они насилуют детей и женщин, охотятся и убивают ради удовлетворения мимолетного желания, ради получения силы. Это недопустимо.
– Мой отец и ты – древнейшие. Как вам удалось выжить?
– Когда мы переживали самые голодные годы, по всей Европе шли войны. Наша энергия была направлена на спасение других от разрушительных армий. Нам приходилось спасаться и от охотников на вампиров. Между собой мы заключили договор о том, что встретим рассвет прежде, чем обратимся в вампиров. На твоем отце лежала ответственность за наших людей, которая помогла ему оставаться в своем уме, а потом он встретил твою мать, женщину с экстраординарными способностями и такой смелостью, что она нашла в себе силы принять наш образ жизни.
– А ты?
– Лучшее, что я могу о себе сказать, – это то, что я никогда не причинял вреда женщинам и детям и что столетиями изучал искусство врачевания. Но я хищник по природе, как и все мужчины нашей расы. Монстр силен во мне, ведь мне много лет. – Он тихо вздохнул. – Пять лет свободы, которые я подарил тебе, стали адом для меня и всех, кого я встречал. Я очень близок к тому, чтобы стать вампиром. Поздно встречать рассвет, Саванна. Ты мое спасение. – Его пальцы запутались в шелке ее волос, скручивая их в пряди. – Я не могу больше ждать.
Это признание вырвалось из глубины души. Грегори не мог подарить ей единственную вещь, о которой она просила, – свободу. И хотя он был Темным, самым могущественным среди карпатцев, ему не хватало силы воли для того, чтобы оставить ее в покое. И несмотря на то, что Саванна была очень молода, она станет его спутницей жизни.
– Ты когда-нибудь думал о том, чего это стоит женщине нашей расы, Грегори? Осознание того, что в восемнадцать лет мы должны уйти от отца к какому-то незнакомцу? – воскликнула Саванна, вспомнив события пятилетней давности.
Как всякую девушку, ее опьяняло осознание красоты и власти над мужчинами. Было приятно, когда отец собрал всех карпатцев для знакомства с ней. Проигнорировав предупреждение матери, Саванна невинно порхала среди гостей, не осознавая того какие чувства в них провоцировала. Чувство опасности появилось, когда она явственно ощутила запах их желания и разглядела голод в глазах. Девушку душило осознание того, что никто из приглашенных не интересуется ее мыслями и чувствами. Никто не пробудил в ней чувств, которые должна испытывать карпатка к спутнику жизни.
Саванне стало страшно, она закрылась в спальне и попыталась смыть прохладной водой усталость и липкое ощущение грязи. Умыв лицо, юная карпатка обернулась и увидела Грегори.
От Темного веяло невероятной силой. Он был опаснее, могущественнее остальных, казавшихся в сравнении с ним просто неоперившимися цыплятами. Кожа девушки начинала пылать там, где задерживал взгляд Грегори. Она затаила дыхание и наслаждалась прежде неведомыми ощущениями.
Страх вернулся вместе с осознанием того, что он может легко украсть волю, что она будет готова на все только ради того, чтобы быть рядом с ним.
– Ты принадлежишь только мне и никому другому. – Услышав эти слова в своем сознании, Саванна вдруг осознала, что ментальная связь между ними до боли знакома и очень сильна. Мысленную связь способны были поддерживать только очень близкие люди. Сердце девушки забилось в ожидании. Ей стало трудно дышать. Карпатец провел пальцем по ее обнаженной руке и окольцевал, словно браслетом, запястье. Каждая клеточка ее тела расслабилась. Грегори крепко прижал ее к себе, нежно приподнял подбородок и коснулся губами губ.
В этот момент все в жизни юной карпатки изменилось. Земля разверзлась, воздух вспыхнул. Тело ей больше не принадлежало. Их мысли слились воедино. Больше не было Грегори без Саванны и Саванны без Грегори.
Когда Темный отпустил ее, девушка ощутила такую пустоту, словно он украл ее душу, оставив лишь тень. Эта мысль ее ужаснула. Незнакомец, который не любил ее, был способен отнять жизнь. Это пугало гораздо больше, чем мысль отдаться другому мужчине. Другой не будет ее любить, но зато не сможет и контролировать, не сможет проникнуть в сознание. Задумавшись над этим, Саванна попросила у Грегори свободы и позволения жить собственной жизнью. Его глаза потемнели от горя, но он согласился отпустить девушку на время, хотя карпатка рассчитывала навсегда избавиться от власти Темного.
Хуже всего было то, что после переезда в США у Саванны появилось ощущение, что Грегори одним только поцелуем отнял часть нее. Он всегда был в мыслях девушки, часто звал ее в снах. Иногда, когда карпатке удавалось сконцентрироваться, она даже ощущала его дикий запах. Но Саванна понимала, что Темный – огромная угроза ее душе.
– Мы справимся с твоими страхами, ma petite. Они вполне преодолимы. – Грегори успокаивающе гладил девушку по волосам.
Сердце карпатки замерло: ничто не могло пробудить в нем милосердия, даже то, что она поделилась с ним одной из самых сокровенных историй.
– Я не хочу этого, – прошептала она, ком стоял у нее в горле. Саванну безмерно оскорбляло то что он игнорирует ее слова.
– Сейчас тебе нужен отдых, bеbe. Мы поговорим об этом позже.
Карпатка молчала; она, казалось, смирилась. Но У Саванны было еще несколько трюков в рукаве ведь в конце концов, она считалась одной из лучших фокусниц мира. Возможно, Грегори и предлагает отсрочку, но, когда проснется, его аппетит будет неукротимым. Даже огромное самообладание не спасет ее. Необходимо пойти на крайние меры и избавиться от него раз и навсегда.
– Саванна? – Карпатец крепко прижал ее к себе. – Не пытайся сбежать. Я все контролирую.
– Итак, ради тебя я должна пожертвовать жизнью? – Слезы упали ей на руку.
– Ты не сможешь жить без меня, ma petite. Тьма поглотит тебя – это лишь вопрос времени. – Он поднес ее руку к губам и слизнул с нее слезы, пробуя их на вкус. Его голос стал ниже на октаву. – Не отрицай этого. Я чувствую, как к тебе подбирается мучительное одиночество.
Сердце Саванны замерло, когда шероховатый бархат языка коснулся ее пальцев, но она твердо решила, что не даст себя соблазнить.
– Сколько пройдет времени до этого момента, Грегори? Столетие или два? Пять? Больше? Ты ведь не знаешь, так? Ни одной карпатке не позволили распоряжаться собственной судьбой. Я не должна отвечать за твою жизнь.
– Мы карпатцы, ma petite. Мы не люди. Несмотря на то, в чем убедила тебя мать, на мне лежит ответственность за твою жизнь, а на тебе – за мою. Это путь нашей расы, и единственное, что может защитить от нас смертных.
Наши женщины желанны, защищены, к ним относятся с уважением, их охраняют, как сокровище. – Он терся подбородком о ее затылок, и это странным образом успокаивало. – Мать забила твою голову всяким вздором вместо того, чтобы подготовить к реальной жизни.
– Почему ты считаешь это вздором? Потому что она хотела, чтобы я могла самостоятельно управлять своей судьбой? Быть свободной? Я не хочу кому-то принадлежать!
– У нас нет другого выбора, ma petite. – Его объятия стали крепче, теплое дыхание медленно подбиралось к ее уху. – Спутники жизни созданы друг для друга. Свобода – слово, у которого много значений. – Его голос был нежен, в противовес сухим, основанным на фактах, словам.
Саванна закрыла глаза, ощутив его губы на мочке уха, затем на шее. Она наслаждалась прикосновениями и ненавидела себя за это.
– Спи, Грегори, мне нужно подумать.
Он слегка укусил ее в шею, туда, где бился пульс. Ударил по нему языком, провоцируя острые ощущения.
– Хватит думать, ma petite. Делай как я говорю, иначе мне придется самому тебя убаюкать.
Она побледнела.
– Нет! – Саванна знала, какой уязвимой становится, когда солнце встает и ее тело погружается в сон. Если Грегори прикажет ей что-либо в это время, она не сможет ему перечить. – Я буду спать. – И она действительно замедлила свое дыхание и биение сердца.
Грегори сконцентрировался на входе в логово, защищая его древнейшими заклинаниями. Затем он сфокусировался на входах в волчьи вольеры. Открыв их, выпустил на волю огромных волков, чтобы те могли свободно бродить по дому и охранять его. Саванна все еще надеялась на спасение, но и не подозревала, сколь могущественен Грегори. Он пообещал всегда говорить ей правду и потому не мог сказать пустых слов во избавление от страхов. Знания позволили ему сохранить разум и тело сильными в бесконечные годы опустошающей тьмы. Он ждал Саванну, свою спутницу жизни, с момента ее рождения. Когда Равен Дубрински пострадала от рук охотников на вампиров, Грегори исцелил ее своей могущественной кровью. В тот момент он почувствовал, что дитя, которое носит Равен, принадлежит ему, что эта девочка станет ему спутницей. Тогда он наладил ментальную связь с младенцем и сделал все, чтобы ребенок выжил, несмотря на тяжелейшие раны. Приложив столько усилий, чтобы привязать к себе Саванну еще до рождения, он не мог позволить ей покинуть его сейчас.
Темный крепко прижал девушку к себе. Роберто путешествовал в компании других вампиров, убивающих, насилующих, зомбирующих. Они пришли в Сан-Франциско за Саванной, и этот город стал местом охоты. Грегори должен был позаботиться о безопасности своей женщины, он не мог помочь горожанам, но знал, что это сделает Айдан Свирепый – могущественный карпатец, охотившийся на проклятых в Сан-Франциско. Он был искусным охотником, которого опасались вампиры.
Грегори с нежностью погладил волосы Саванны. Он хотел бы дать ей желанную свободу, но это было невозможно. Она всегда будет рядом с ним. Мужчина вздохнул, замедлил ритм сердца и подготовил легкие ко сну. Ему часто приходилось уничтожать проклятых. Древнейший очень сильно сомневался в том, что отец Саванны справится, если тьма одержит верх и Михаилу придется уничтожить его, сильнейшего из карпатцев, чье перевоплощение в вампира может стать настоящей катастрофой. Только Саванна могла спасти Грегори от сгущающейся тьмы. Он не мог отпустить ее, не мог пойти на такой риск. Темный сделал последний вздох, вдыхая запах любимой женщины, удерживая его в себе, пока сердце не перестало биться.
Солнце поднялось над горными вершинами, лучи света пробивались сквозь окна огромного одиноко стоящего дома. Стены из полированного дуба блестели. Мраморная плитка на полу искрилась. Слышалась лишь легкая поступь волков, патрулирующих дом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...