ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Глаза и рот Гарри были забиты грязью. Он слышал ужасный вой и нечеловеческие крики, но ничего не видел. Он ощутил, как что-то огромное и мощное пронеслось мимо него. Всплеск воды. Страшный вопль. И разом все стихло.
Гарри ощутил на своем плече руку Саванны: она помогла ему подняться на ноги и стала вытирать мягкой тканью грязь с лица, пока сам он пытался пальцем извлечь мерзкую жижу изо рта.
– Прости меня, – прошептала она. – Грегори не позволил мне тебе помочь.
– Я не удивлен. – Он произнес эти слова неразборчиво, но карпатка поняла его.
Оглядевшись, Саванна ужаснулась: вокруг царствовали смерть и насилие. Мир Грегори был блеклым и уродливым. Девушка знала, что желание любимого оградить ее от этого мира было не только вопросом безопасности. Конечно, сам он твердил об обратном, но в глубине души карпатец просто не желал, чтобы эта грязь, мерзость и насилие касались ее, не хотел, чтобы она впускала их в свое сердце.
Гарри с трудом сумел открыть глаза и увидел перед собой обеспокоенное лицо Саванны. Взглянув на то место, где только что стоял Мартин, он увидел лежащий в болотной жиже и луже крови труп, все еще сжимавший в руке револьвер. Его уже облепили насекомые. Гарри затошнило, и он отвернулся. Да, этот парень явно не подходил на роль Рембо.
– Где Грегори? – спросил он, сжав зубы.
– Позволь ему побыть одному, – мягко посоветовала Саванна, вытирая остатки грязи с его лица.
– Где Эванс? – заволновался Гарри, испугавшись, что не сможет защитить девушку.
– Он мертв, – отрезала она. – Грегори убил его, чтобы спасти твою жизнь. – Карпатка поднялась на ноги и безуспешно попыталась оттереть грязь с коленей. – Ненавижу это место. Надеюсь, что мы здесь в первый и последний раз.
– Саванна. – Гарри подошел к ней ближе. В ее голосе было что-то такое, чего он никогда не слышал раньше: растерянность и какая-то вселенская печаль. – Ты в порядке? Грегори прав, тебе не следовало приходить сюда.
Молодая женщина покачала головой, стараясь подавить внезапно вспыхнувший гнев.
– Да пойми же ты, я всегда рядом с Грегори, вне зависимости оттого, где находится мое тело. Я всегда чувствую то, что чувствует он. Даже если ты укутаешь меня в одеяло и уложишь в постель, это все равно меня не спасет. – Она отвернулась и зашагала к реке.
Грегори материализовался из воздуха позади своей женщины. Он властно положил ей на плечо руку, и Гарри увидел, что карпатка тут же ее скинула.
– Не сердись, топ amour. Я лишь оберегаю тебя. Ты могла пострадать. Я не мог допустить этого, – мягко сказал Древнейший, чувствуя переживания любимой. С того самого дня, когда он нарек Саванну своей спутницей жизни, она видела лишь жестокость и смерть.
– Из-за того, что ты сковал меня своими заклинаниями, Гарри чуть было не погиб прямо на моих глазах. – Карпатка сжала кулаки. Ей хотелось кого-нибудь ударить, и Грегори идеально подходил на роль жертвы.
– Я никогда не буду рисковать твоей жизнью, ma petite, – подчеркнул он, обвив ее руками за талию. Когда она попыталась вырваться, Темный лишь сильнее сжал ее в объятиях. – Этого больше никогда не повторится, Саванна. Тебе не следовало сюда приходить.
– Из-за меня ты упустил шанс одолеть вампира, не так ли? – прямо спросила девушка со слезами на глазах. – Он не чувствовал твоего присутствия, но знал, что я здесь, несмотря на то что я оставалась невидимой?
Это было правдой, хотя Грегори и не хотелось этого признавать: его любимая и так выглядела подавленной. Карпатцу невыносимо было видеть ее несчастной, но он не мог лгать этой женщине. Древнейший молчал, позволяя спутнице самой прочитать ответ в его сознании.
Саванна покачала головой и уткнулась в его грудь.
– Грегори, я чувствую себя такой беспомощной. Мне кажется, я подвергаю тебя опасности. Мы спутники жизни. Я пригласила тебя в свой мир, и ты пошел мне навстречу. Ты делал для меня все, о чем я просила. А что я сделала для тебя? Чем я это заслужила?
– Ты для меня все, ma petite. Ты наполняешь мою жизнь смыслом. Ты мое солнце, воздух, которым я дышу. Я не позволю тебе рисковать собой. Никогда.
Девушка повернулась к любимому, цвет ее глаз снова стал фиалковым.
– Знай, Грегори, всякий раз, когда ты будешь рисковать своей жизнью, я буду находиться рядом. Я всегда там, где ты. Я твоя спутница жизни. И давай закроем эту тему. Я буду счастлива лишь тогда, когда научусь скрывать свое присутствие от вампиров. – Саванна гордо зашагала прочь, оставив карпатца в одиночестве стоять у кромки воды.
– Идемте! Пора выбираться отсюда!
– Что будет, когда обнаружат тела? Копы начнут искать человека, с которым их видели последними. – Гарри с неохотой снова залез в лодку. Он был весь в грязи»
– Никто не видел тебя с ними, – тихо ответил Грегори. – Они видели лишь двоих мужчин, покидающих отель, двоих, идущих по улице, и их же, садившихся в лодку. Вот потому-то мы и оставим лодку здесь.
Гарри в недоумении заморгал.
– И как мы тогда вернемся? По воздуху? – с сарказмом поинтересовался он.
– Именно, – благодушно отозвался карпатец.
– Это уже слишком, – покачал головой Гарри.
– Хочешь, я потом сотру воспоминания о полете из твоей памяти? – вежливо спросил Грегори.
– Нет, – решительно отказался ученый, забирая из лодки свой ноутбук. – Почему бы вам не доставить меня в отель? Вам с Саванной необходимо побыть наедине. И если честно, мне тоже есть над чем поразмыслить.
Грегори все больше нравился этот смертный. Он даже не представлял, что человек может быть таким тактичным к чувствам других. Равен, мать Саванны, была такой же, но она обладала телепатическим даром. Опыт общения Грегори с людьми ограничивался теми, кто охотился на него и его близких. Темный всегда предпочитал держаться от людей подальше. Поэтому, наверное, он и не был готов к встрече с Гарри Янсеном.
Саванна обратилась в дымку и, слившись с туманом, взмыла в небо. Увидев это, карпатец схватил Гарри и устремился вслед за супругой. Смертный пронзительно, как поросенок, визжал, в панике он мертвой хваткой вцепился в рубашку Грегори. Ветер шумел в его ушах, и человек закрыл глаза, чтобы не смотреть вниз.
– Саванна, подожди! – бархатным голосом попросил любимую Грегори.
Но она, не оборачиваясь, продолжала двигаться по направлению к городу.
– Саванна! – Теперь это был приказ. – Ты сделаешь так, как я скажу!
– И не подумаю! – Карпатка бросала ему вызов, но в голосе была печаль. Он чувствовал, что она с трудом сдерживает слезы, что скорей бежит от себя, чем от него.
Грегори беззвучно выругался на нескольких языках.
– Не заставляй меня применять силу. Это опасно.
– А я и не хочу быть в безопасности! – заявила она и лишь ускорила движение. – Я ненавижу все это, Грегори! Ненавижу!
– Mon amour, не беги от нашего союза. Я понимаю, что наша жизнь не сахар, что мир, в котором мы живем, опасен и безобразен, но мы преодолеем это вместе.
– Нет, – расплакалась девушка, – из-за меня ты постоянно в опасности.
Грегори попытался мысленно ее успокоить, но чувствовал, что этого недостаточно. Вцепившийся в его рубашку смертный вдруг подал признаки жизни.
– Эй, Грегори! – Ветер заглушил его слова. Ответ Грегори больше походил на рычание. Он догнал Саванну и теперь держался над ней, прикрывая собой, словно одеялом.
– Чего ты хотел?
– Мне кажется, Саванна расстроена.
Ответа не последовало – карпатец продолжал следовать за свой спутницей.
– Если тебя интересует мое мнение, иногда женщинам просто нужно выплакаться, – отважился высказаться Гарри.
Карпатка стремительно неслась к дому. Убедившись в том, что она в безопасности, Грегори доставил Гарри к его жилищу.
– Не выходи, пока мы не зайдем за тобой, – посоветовал Древнейший, одновременно сливаясь с сознанием Саванны. Он увидел, как она вбегает по винтовой лестнице к тайной комнате с сокровищем, которое оставил им Джулиан.
Чуть не сорвав дверь с петель, Саванна калачиком свернулась на целительной земле и разрыдалась. Так много смертей. Питер. Что, если бы сегодня она потеряла Гарри? Он погиб бы прямо на ее глазах, а она даже не могла помочь: Грегори не позволил бы ей этого сделать.
Попрощавшись со смертным, карпатец вернулся к Саванне. Трепетно и нежно он снял с нее грязную одежду, раскрошил хранящие аромат их родины травы и лег рядом с ней. Он гладил любимую по волосам и что-то нежно шептал на французском языке.
Саванна опустила голову на плечо мужчины, ее глаза были закрыты. Она пыталась заглушить рыдания, но Грегори чувствовал их всем телом. Он знал, как уничтожить самых опасных и хитрых созданий на земле, умел вызывать грозы и ураганы, но и понятия не имел, как успокоить любимую женщину, как сделать так, чтобы она перестала плакать. Он крепко сжимал ее в своих объятиях, а потом, почувствовав, что Саванна обессилела от слез, погрузил, их обоих в глубокий сон.
Глава 15
Буря надвигалась на Новый Орлеан с моря. Необузданная стихия бесновалась. Дождь хлестал по улицам с такой силой, что массивные городские помпы вскоре бессильны были сдерживать потоки воды. Вспышки молний, танцуя, рассекали ночное небо, усиливая ошеломляющую красоту природы. Раскаты грома сотрясали воздух, угрожая разрушить дом до самого основания, отчего неукротимое буйство стихии становилось еще более ужасающим.
Грегори босым обошел дом в поисках Саванны и обнаружил ее во дворе: одинокую, молчаливую, задумчивую. Дважды после пробуждения он входил в ее сознание и оба раза видел в нем печаль, растерянность и хаос. Целитель знал, что никогда не сможет дать ей того, чего она хотела, – возможности сражаться с ним бок о бок в битвах. Он приходил в неистовство от одной только мысли о том, что Саванне может грозить опасность. Великий карпатец пребывал в полной растерянности. Несмотря на все свои знания и опыт, он не знал, как утешить возлюбленную.
Карпатка задумчиво наблюдала за тем, как сгущаются, кружатся, словно в водовороте, темные тучи, предвещая сильную бурю. Внезапно небеса разверзлись, и потоки воды хлынули на землю, но Саванна лишь свернулась калачиком в кресле и продолжала полным скорби взглядом наблюдать за бушующей стихией.
Грегори остановился в дверном проеме, его глаза были полны заботы. Его любимая, не отрываясь, смотрела на танцующие вспышки молний, не обращая внимания на то, что с ее волос стекала вода, а тонкая шелковая рубашка насквозь промокла и прилипла к телу, словно вторая кожа, четко очерчивая контур великолепной груди и придавая Саванне сходство с языческой богиней. Она была так прекрасна, что у Грегори перехватило дыхание. Вокруг бесновалась стихия, разрушительная и неукротимая, а в центре сидела она, словно была частью всего этого.
Мыслями девушка была далеко отсюда. Грегори нуждался в единении с ней, но Саванна была слишком отстранена. Несмотря на внешнее спокойствие, в душе молодой женщины бушевал ураган.
Карпатка не осуждала Грегори, не винила за промахи, за то, что царило сейчас в ее душе. Она лишь отчаянно желала понять и принять то, что уже не могла изменить. Саванна чувствовала, что еще слишком молода и ей не хватает опыта. Девушку терзала мысль о том, что она, пусть и непреднамеренно, подвергала Грегори опасности, не сумев скрыть свое присутствие от врагов. Темному с трудом удалось сдержать стон: он был недостоин ее, и никогда не будет.
Карпатка медленно повернулась к нему, в глубине ее синих глаз буйствовал шторм.
И тогда он почувствовал жар и голод. Она поднималась, заставляя кипеть кровь, взывая к его первобытным инстинктам. Чудовище в нем ревело, голод неистовствовал. В глубине глаз Древнейшего вспыхнуло алое пламя – они больше не были человеческими.
Этот миг навсегда отпечатался в памяти Грегори. Он запомнил его на века. Эта ночь принадлежала только им. Что бы между ними ни происходило, их всегда будет неудержимо тянуть друг к другу. Они были единым целым.
Деревья гнулись под порывами ветра, растения склонялись до земли под натиском стихии. Воздух был влажным, его то и дело пронзали электрические разряды. Одна из белоснежных молний вонзилась в соседнее здание, опалив стены; другая взорвала стеклянную телефонную будку, превратив ее в груду осколков.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...