ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Тот закричал и отскочил к двери, но у него не было никаких шансов на спасение. Фонтан крови ударил из его горла. Двое других мужчин стояли, похолодев от ужаса, не в силах сдвинуться с места. Они не могли оторвать взгляда от зияющей раны на горле товарища.
В конце концов придя в себя, люди развернулись и бросились бежать. Заметив это, волк одним прыжком преодолел разделявшее их расстояние и набросился на следующую жертву. Клыки вонзились в живот, выворачивая наружу внутренности. Как лава из вулкана, хлынула кровь. Мужчина издавал нечеловеческие вопли, оставшись один на один со смертью.
Последнего человека волк настиг у двери. Одно быстрое движение челюсти – и шея сломана. Убедившись в том, что все мертвы, волк принял человеческий облик и направился к стоящим в углу компьютерам.
Голод всегда жил в Грегори своей собственной жизнью, был живым существом, заставлял убивать. Но на этот раз, несмотря на стойкий запах крови, карпатцу удалось одержать верх над голодом. Прежде всего необходимо было уничтожить все компьютеры. Все диски. Все файлы.
Грегори сконцентрировался и направил электрический разряд в оборудование; компьютеры вспыхнули и стали плавиться. Разлетелись вдребезги контейнеры с химикатами. Языки пламени принялись жадно лизать сухое дерево. Карпатец взмахнул рукой, и ящики стола открылись. Документы оказались во власти огня, языки которого танцевали теперь по всей комнате.
Уэйд Картер неподвижно стоял рядом с карточным столом. Он не заметил ни жестокого убийства компаньонов, ни огня, пожирающего остатки документов. Прежде чем обратить на него внимание, Грегори убедился, что уничтожил все, что планировал.
Подойдя к репортеру, Древнейший ощутил просыпающийся голод.
– Ты – враг моей расы. Ты намеревался привести мою супругу в это ужасное место. За эти и остальные преступления, совершенные тобой против моего народа, я приговариваю тебя к смерти. – Грегори произнес все соответствующие ритуалу слова и впился зубами в артерию на шее Картера.
Горячая кровь наполнила тело карпатца. Потерянная энергия стала быстро возвращаться к нему.
– Грегори, остановись! – вмешалась Саванна. – Ты не можешь лишить его жизни таким способом. Прекрати это, пожалуйста, ради меня.
Темный зарычал. Серебристые глаза налились кровью. Оторвавшись от Картера, он стал наблюдать за ручейком вытекающей крови. Мужчина опустился на пол.
– Иди ко мне. Уходи из этого ужасного места.
Грегори услышал вой приближающихся сирен и крики собирающейся у здания толпы. Несмотря на это, он решил проверить, все ли работники лаборатории мертвы. Теперь Древнейший знал имя того, с кого следует начать охоту. Моррисон. Некто, кто распоряжался деньгами тайного сообщества.
– Грегори, сейчас же возвращайся домой! – настаивала Саванна. В ее голосе слышался страх. С детства ей внушали, что только вампиры убивают во время еды. Саванна боялась, что ее спутник жизни нарушил священное правило. Боялась, что он не раз нарушал его.
– Твое чудовище возвращается домой.
Грегори растворился в дыму и стал вместе с ним подниматься в ночное небо. С высоты он наблюдал, как люди борются с огнем, пытаясь спасти здание. Целитель заметил длинный лимузин, остановившийся неподалеку от склада. Он был уверен, что именно в нем находился Моррисон.
Поднявшись выше, карпатец медленно поплыл, облаком по ветру, к дому, где его ждала Саванна. После стольких убийств, совершенных за сотни лет охоты, разве способен он был испытывать эмоции? Угрызения совести? Жалость? Сострадание? Он ничего не чувствовал, и никогда не почувствует. Это была работа, которую он хорошо выполнял, не ощущая при этом ни гордости, ни страха.
Темный не хотел пугать подругу, но ведь не мог же он притворяться вечно. Ей пришлось узнать, кто на самом деле ее спутник жизни. Он – чудовище. Ее чудовище. Саванна и представить не могла, как опасен он может быть. Вздохнув, Грегори продолжил свой путь в горы. Он чувствовал тяжелое бремя возраста и всех совершенных им убийств. Саванна поймет теперь, какая жестокая участь уготована ей судьбой.
Войдя в дом, Древнейший освободил девушку из невидимой клетки и принял свой облик. Карпатка сидела на полу, прижав колени к груди. Она медленно поднялась на ноги, не сводя с него глаз, и первой бросилась ему на шею. Прижавшись к могучей груди, молодая женщина с упоением слушала, как бьется его сердце.
– Я так за тебя переживала, Грегори. – В ее голосе слышались слезы. – Больше никогда не оставляй меня! Я пойду с тобой, даже если мне будет грозить опасность. – Забравшись под рубашку, она ощупывала тело любимого, чтобы убедиться, что он цел и невредим. – Я чувствовала, как больно тебе было!
Саванна не могла удержаться и стала судорожно осматривать тело любимого, ища отметины, которые оставил на нем нож Картера. У карпатки перехватило дыхание при виде этих ран. Она провела языком по каждой, в надежде, что слюна поможет заживлению.
Грегори взял ее за руки.
– Взгляни на меня, ma cherie! Просто взгляни на меня! Осознай, кто я на самом деле! – Он слегка встряхнул ее. – Взгляни на меня, Саванна!
Девушка пристально посмотрела в серебристые глаза.
– И что, ты думаешь, я вижу? Я не считаю тебя чудовищем. Ты зря так думаешь. Ты – великий карпатец, врачеватель. Ты – моя вторая половина. – Ее глаза вспыхнули. – Только не думай, что у тебя есть право поступать со мной в дальнейшем так, как ты поступил со мной сегодня! Больше никогда не оставляй меня одну, слышишь? Больше никогда! Начиная с этого дня я всегда буду рядом с тобой!
Грегори погладил Саванну по голове.
– Я никогда не подвергну тебя опасности! – Он наклонился и отыскал губами ее губы. Было слышно, как отчаянно бьется его сердце. Ему хотелось ощутить, что эта женщина в самом деле принадлежит ему.
Молодая карпатка смотрела на любимого: в ее огромных глазах не было и тени страха, лишь беспокойство за него. Она не только не уклонялась от его поцелуев, но и отвечала на них. Грегори подхватил любимую на руки и прижал к себе.
– Никогда! Никогда больше я не подвергну тебя опасности!
– Как ты думаешь, что я испытываю? Загляни в мою душу и посмотри, что мне пришлось пережить, пока в твоем теле был яд, пока Картер наносил тебе удары один за другим. – Она нежно дотронулась до его шрама.
– Если бы тебе сделали такой укол, он мог бы стать для тебя смертельным. Я сообщил состав яда Айдану. Он сделает так, чтобы карпатцы узнали о нем. Мы создадим противоядие, наши знания помогут в этом. – Карпатец гладил возлюбленную по спине, а потом его руки стали спускаться ниже, к упругим ягодицам.
– Грегори, яд мог оказаться смертельным и для тебя. Ты же не знал, что входит в его состав, – сказала девушка, расстегивая на нем рубашку. Ее язык исследовал каждый шрам.
– Саванна, ты же знаешь, что я врачеватель и могу нейтрализовать любой яд. – Тело карпатца все сильнее охватывал огонь желания.
Рука женщины опустилась на его брюки. На этот раз Грегори не удалось сдержать монстра, который так стремился вырваться наружу. Он повалил женщину на пол и, разорвав на ней одежду, грубо раздвинул коленом ее ноги.
– Ты принадлежишь мне, ma petite. Только мне, – нежно сказал он и ворвался в нее, наполняя собой ее естество. Снова и снова он погружался в тело Саванны. Настойчиво, но медленно и нежно. Темный не хотел торопиться, желая, чтобы эти мгновения длились вечно. Тело женщины было создано словно специально для него. Горячее. Упругое. Нежное.
Грегори всем сердцем желал, чтобы Саванна помогла ему забыть о бесконечных годах одиночества, чтобы заполнила пустоту души. И она делала это. Легко и непринужденно, отдавала всю себя без остатка, безоговорочно принимая его власть. Темный не позволял девушке смотреть на себя, опасаясь, что она заметит непрошеные слезы в его глазах.
Грегори чувствовал, как Саванна вновь и вновь вздрагивает от наслаждения. Тепло окутывало обоих до тех пор, пока они не забыли о том, что находятся на земле. В экстазе женщина впилась ногтями в спину любимого.
Грегори крепко сжал возлюбленную в объятиях. Он до сих пор не верил, что Саванна была рядом, что приняла его. Эта девочка была так добра. Так молода. Так красива и жизнерадостна. Он зарылся лицом в ее волосы.
– Ты должна поесть, Bebe, – напомнил он ей.
Желудок карпатки скрутило. Девушка видела, как Грегори пил кровь репортера. Она понимала, что пища необходима, понимала и то, что Уэйд Картер должен был умереть во имя спасения расы, но ей не хотелось пить его кровь. Карпатка медленно провела языком по губам. Сердце девушки бешено колотилось. Пошевелившись, она тут же ощутила под собой холодный мраморный пол. Ее тело ныло.
– Это не самое удобное место, Грегори, – заметила она.
Одним движением встав на ноги, карпатец помог любимой подняться.
– Прости, ma petite. Мне следовало это предусмотреть.
Она коснулась пальцем его губ.
– Обещай, что никогда больше меня не оставишь, что в следующий раз возьмешь с собой. – Карпатка с мольбой посмотрела на Темного, и он, не выдержав этого взгляда, отвернулся.
– Cherie, это невозможно. Я готов достать для тебя луну с неба, если захочешь, но никогда не подвергну твою жизнь опасности, что бы ни случилось.
Саванна обвила руками его шею и еще крепче прижалась к нему.
– Я не переживу, если мне придется пройти через это снова, – мягко сказала она, уткнувшись в его шею. – Я с ума сходила от беспокойства.
– Я чувствую твой голод. Ты должна поесть.
– Я не могу, – тихо сказала девушка, опасаясь реакции Грегори. – Тот человек…
Молча, он отнес ее на руках в одну из спален.
– Ты будешь есть потому, что я этого хочу. – Древнейший опустил драгоценную ношу на кровать, не отводя глаз.
– Грегори… – В ее голосе слышалась мольба.
– Ты сделаешь то, о чем я прошу, Саванна. – Он был неумолим. Лицо Темного в эту минуту казалось каменным. Карпатка попыталась отвернуться, но Грегори удерживал ее за подбородок. – Поешь. Ты не ела с утра, а впереди целая ночь. Ты будешь есть.
– Я не могу, Грегори. Он мертв. Я не могу. – Девушка сглотнула.
– Ты хочешь сказать, что я убил его, – мягко сказал Целитель.
– Нет, я знаю, что он угрожал безопасности нашей расы. Я знаю, что он пытался убить тебя, знаю, что у тебя не было выбора. Но я не могу. – Ей вдруг захотелось вырваться из объятий, уйти, одеться.
– Ты будешь есть, – сказал Темный, гипнотизируя ее, и Саванна непроизвольно к нему прильнула. Она чувствовала тепло его тела, тепло дыхания. – Надо поесть. Иди ко мне. – Древнейший прижал любимую к груди. – Я твой спутник жизни. Я должен о тебе заботиться.
Саванна ощущала голод спутника или свой – сейчас уже трудно было определить. В мыслях раздавался шепот и эхом отдавался во всем теле. Хватку Грегори невозможно было ослабить, он плотно прижимал ее к себе, его нельзя было ослушаться, да карпатка больше и не хотела этого: ее губы покорно двигались по коже любимого.
Когда зубы Саванны впились в его тело, Грегори непроизвольно закрыл глаза. Обнаженное тело женщины манило его, но он подавил в себе желание. Темный прижимал к себе возлюбленную до тех пор, пока ее бледная кожа ни приобрела здоровый вид, пока на щеках не заиграл румянец. Потом он медленно, неохотно отпустил девушку. Саванна с благодарностью взглянула на своего мужчину сияющими глазами, но затем вдруг резко оттолкнула его и принялась искать одежду.
– Ты мерзавец, Грегори. Ты не должен был заставлять меня.
Увидев лохмотья, которые еще недавно были одеждой, она вновь устало опустилась на кровать.
– Кажется, мне нечего надеть.
– Не волнуйся, ma petite, – мягко сказал Грегори. Сотворить одежду из воздуха было для него проще простого.
Молодая карпатка была такой печальной, что ему захотелось обнять ее, успокоить. Она была расстроена тем, что спутник жизни сознательно принял яд и вновь нарушил закон, убив во время кормления, но больше всего девушку беспокоило то, что любимый не позволял ей действовать, пока сам находился в смертельной опасности.
Грегори вручил Саванне джинсы и хлопковую футболку.
– Я такой, каким стал за все эти годы, – тихо сказал он.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...