ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Воспользовавшись этим, Грегори проник в нее. Внутри Саванна была влажной от желания, горячей и мягкой. Мужчина почувствовал, что у нее перехватило дыхание, и остановился, помогая ее телу привыкнуть к новым ощущениям. Девушка задержала дыхание в ожидании разрывающей на части боли, вцепилась ногтями в спину партнера и протестующе застонала, но ощутила лишь жаркие толчки и бурю наслаждения, накрывающую с головой.
– Расслабься, Саванна. Расслабься ради меня. Ты моя судьба, ты моя, а я твой. – Мужчина осыпал поцелуями ее лицо, медленно двигая бедрами.
Он прилагал чудовищные усилия, чтобы сдержаться. Каждое прикосновение, каждое движение карпатца было чутким, нежным. Большим пальцем он потер синяк на губе девушки, и это место сразу же стало покалывать, боль в нем утихла, словно от мистического бальзама. Сердце Саванны готово было выпрыгнуть из груди.
Несмотря на страхи и воспоминания о нападении, молодая женщина постепенно расслаблялась, принимая тело Грегори, а он проникал все глубже – долгими, уверенными движениями, от которых перехватывало дух. Саванна царапала спину Темного, а он что-то тихо шептал на смеси французского и древнего языков. Карпатка не давала себе отчета в том, что его слова избавляли ее от страхов. Она лишь чувствовала, что мужчина нуждается в ней.
– Как могла ты в этом сомневаться, cherie? – прошептал Грегори, прочтя мысли возлюбленной.
Их сердца бились в одном ритме, в унисон неспешному движению бедер. Ласки Древнейшего, подбадривающий шепот помогали единению. Благодаря терпению Грегори, чуткости и осторожности, их близость стала волшебной.
Саванне хотелось плакать, ей с трудом верилось – он овладевал ею так, словно она была самой драгоценной, желанной и красивой женщиной на свете. Девушка крепко обнимала своего спутника жизни: ничего, кроме него, не существовало для нее в этот момент. Древнейший позволил себе до конца погрузиться в нее, слиться воедино с ее телом. В экстазе Саванна падала в пропасть, но чувствовала близость любимого и понимала, что она в безопасности.
Лежа в его объятиях, девушка отказывалась верить в то, что происходило, отказывалась признаться в тех чувствах, которые испытывала к Грегори.
Древнейший знал, что никогда не сможет насытиться ею. Он рассеянно перебирал пальцами пряди ее волос.
Внезапно в их мир что-то вторглось. Почувствовав тревогу, Грегори поднял голову. В тот же миг он уловил предупреждение волков. Звери были чем-то встревожены, они звали хозяина. Темный поцеловал Саванну. Она выглядела довольной и немного сонной.
Вдруг Саванна услышала голос, приглушенный, но настойчивый.
– Дорогая, я близко. Где ты ?
Это ее мать? Обрадовавшись, карпатка попыталась сесть. С матерью она не виделась уже пять лет. И именно теперь, когда она больше всего в ней нуждалась, мама нашла ее.
– Ты не ответишь. – Грегори сказал это без тени шутки, тоном, не терпящим возражений.
Мыслями Саванна уже устремлялась к матери. Но прежде чем она успела ответить, ее тело будто налилось свинцом, а мысли одеревенели. Девушку охватил ужас. Увидев, что лицо Древнейшего застыло в пугающе беспощадной маске, карпатка поняла, что это он вмешался.
– Саванна, это не твоя мать. За тобой охотятся, – мягко сказал Грегори. – Ты будешь разговаривать только со мной. Я хочу, чтобы ты пообещала слушаться меня.
Молодая женщина ощутила приступ ярости. Нет, скорее боли. Она доверилась ему, а он ее предал.
– У тебя нет никакого права так поступать со мной. Сейчас же отпусти меня, Грегори! Как могу я не узнать голос собственной матери?
Мужчина встал и потянулся с такой грациозностью, что у нее возникло желание выцарапать ему глаза.
– Это не твоя мать. Ты моя спутница жизни, Саванна, и моя обязанность – защищать тебя любым способом. Я думаю, что ты нужна дружкам Роберто. – Грегори быстро оделся. – Я не привык объяснять, почему принимаю то или иное решение. Я делал это в качестве исключения. Теперь выбор за тобой.
– Я отказываюсь признавать твою власть, – запротестовала иллюзионистка. – Я расскажу карпатцам о своем отказе и буду умолять их о милосердии, которого ты, видимо, лишен. Я отказываюсь от связи с тобой!
Древнейший склонился над ней черной тенью. Его серебристые глаза блестели.
– Послушай меня, Саванна. Я знаю, ты не веришь мне. Прошу тебя поверить лишь в то, что ты моя навеки. Никто не отнимет тебя у меня. Никто. – Его низкий, красивый голос был мертвенно спокойным.
Женщина смотрела ему в глаза и верила произнесенным словам. Даже отец, принц их народа, не смог бы его уничтожить. Уничтожить Грегори? Она этого не хотела.
– Позволь мне подняться, Грегори, – потребовала Саванна. Этот паралич начинал сводить ее с ума.
– Скажи, что будешь повиноваться мне. Карпатка хотела закричать, но не смогла издать ни единого звука. Она больше не управляла собственным телом и сознанием.
– Прекрати бороться со мной, – мягким рычанием отозвался в сознании голос Темного.
– Отпусти меня. – Сердце девушки билось так отчаянно, что, казалось, вот-вот не выдержит. Этого не может быть. Всего минуту назад Грегори нежно обнимал ее, занимался с ней любовью. Или это только ей казалось? Что она знала о сексе? Древнейший мог внушить любому что угодно. Но как можно быть таким нежным, а потом вдруг обратиться в бесчувственного монстра и управлять женщиной, как марионеткой?
– Саванна, сейчас же прекрати сопротивляться. Мы в опасности. Я перестану тебя контролировать, если ты будешь меня слушать.
– Я знаю свою мать. Ты не хочешь, чтобы рядом со мной был кто-то еще; и потому не позволяешь мне с ней связаться, – бросила обвинение карпатка.
– Хорошо, пусть будет так. Это твой выбор, – сказал Грегори ровным голосом. Казалось, его не тревожили ни враждебность, ни смятение, ни разочарование любимой женщины.
Внезапно Саванна помимо собственной воли села в постели, потом поднялась на ноги и стала ходить вокруг кровати. Обнаженная девушка отчаянно пыталась вернуть контроль на телом, но от попыток лишь кружилась голова. Тогда она решила, что будет бороться за власть над своим сознанием не на жизнь, а на смерть.
В голове тут же раздался смех Темного.
– Борись со мной, сколько хочешь, Bebe. Ты только навредишь себе. Ты будешь повиноваться, Саванна.
Молодая карпатка ощутила отчаяние – она была беспомощна перед Древнейшим. Все попытки остаться собой, сохранить гордость и достоинство сводились к нулю под воздействием силы его мысли.
Казалось, голову иллюзионистки пронзают осколки стекла. Чем больше она оказывала сопротивления тем сильнее становилась боль.
Девушка вдруг поняла, что уже одета в хлопковую рубашку, джинсы и мягкие кожаные мокасины. Грегори быстро и умело заплел ее волосы в косу. Фокусницу раздражала легкость, с которой он все это делал.
– Последний раз спрашиваю. Саванна, ты будешь меня слушаться? – Древнейший склонился над ней с непроницаемой маской безразличия на лице. Бледные глаза обдавали ледяным холодом. Было очевидно, что от ее выбора ничто не зависит. В его взгляде не было ни следа былой нежности.
Женщина содрогнулась при мысли о том, что навечно привязана к беспощадному чудовищу. Но ведь должен же быть способ отменить действие ритуала? Лучше смерть, чем бессмысленное рабство. Но свинцовая тяжесть, обрушившаяся на тело и разум, заставила девушку уступить.
– Я буду слушаться, – сказала она, даже не взглянув на своего мучителя.
Он медленно ослабил контроль, пристально наблюдая за ней, читая мысли. Саванна дрожала от гнева, унижения и осознания того, что ее мечты пошли прахом. Подняв сжатый кулак на высоту груди Грегори, она раскрыла ладонь, и три слезинки-алмаза упали на пол.
– Ты владеешь искусством перевоплощения? – Его низкий голос был ровным и спокойным. За это Саванна ненавидела Грегори еще сильнее.
– Ты же знаешь, что нет.
– Тебе нужна кровь. Если почувствуешь, что тебя призывают к ответу, мысленно позови меня. Я заберу тебя отсюда в более защищенное место. Ты совершишь ошибку, если будешь сопротивляться мне, Саванна. Учитывая, что на кону твоя жизнь, я не потерплю возражений.
Это был приказ, Грегори не ждал ответа. Схватив женщину за запястье, он притянул ее к своему твердому и неподвижному телу. Даже в сознании Темного не осталось ни следа мягкости и нежности. Неужели вся нежность была лишь иллюзией, как и фокус с алмазами? Саванна сглотнула подкативший к горлу комок, чтобы не показывать слабость – не доставлять мучителю удовольствие.
Грегори вместе с девушкой, казавшейся легче перышка, поднялся в воздух. Он отпустил волков, чтобы звери могли охотиться. Спасение жизни любимой – единственное, что волновало Древнейшего в тот момент. Как только возлюбленная будет в безопасности, он попросит Айдана Свирепого позаботиться о животных. Враги были сильнее и организованнее, чем предполагал Грегори, и их целью была его женщина. Темный сделает все, чтобы защитить ее. Все, что потребуется.
Саванна спокойно лежала в объятиях Грегори, стараясь не пускать его в свое сознание. Но это было бесполезно. Грегори мог свободно читать мысли дочери Михаила и Равен с момента ее рождения. Древнейший уже тогда знал, что Саванна никогда не полюбит его по-настоящему, никогда не смирится с его властью над собой, но прежде он и не предполагал, что это будет сводить его с ума.
Приближался рассвет. Оставалось около двух часов до восхода солнца. Вампирам понадобится убежище, но тех, кто самоуверенно полагал, что сможет укрыться в доме Грегори, ждал весьма неприятный сюрприз. Тихо рыча, карпатец уносил ввысь свою спутницу. Он старался не думать о чувствах бушующих в ее сердце. У них была целая вечность впереди, со временем любимая поймет его. Возможно, Саванна не ошибалась, считая, что приговорена к вечной жизни с демоном, но сейчас важнее было не переубеждать ее, а восстановить ее силы – она была слишком слаба из-за длительного отказа от человеческой крови.
Грегори бросил клич – на него тут же откликнулись двое мужчин и женщина. Они двинулись в рощу, под укрытие сосен и дубов. Древнейший опустился на землю, но все еще нес Саванну на руках.
– Сейчас ты поешь, – вкрадчиво заметил он, ожидая возражений.
– Я тоже для тебя марионетка, Грегори? – мягко спросила девушка. – Такой будет наша совместная жизнь? Зачем тебе нужна спутница жизни, если ты можешь заставить любую женщину делать все, что угодно?
Презрение в голосе любимой женщины обожгло Темного.
– У меня нет ни времени, ни желания пререкаться с тобой, Саванна. Поешь. – Грегори поставил возлюбленную на ноги.
– Ты думаешь, меня нужно заставлять? – Карпатка с вызовом вздернула подбородок. – Я не нуждаюсь в твоей помощи. – И, не глядя на своего спутника, повернулась к одному из мужчин.
Древнейший отступил, его серебристые глаза блеснули. Эта женщина играла с огнем.
Саванна, сладострастно улыбаясь, шагнула вперед, пристально глядя на свою жертву. Ее огромные глаза соблазнительно блестели. Мужчина улыбнулся в ответ – хищница полностью завладела его вниманием. Обольстительно двигаясь, иллюзионистка протянула руки к своей добыче.
Грегори инстинктивно метнулся к своей спутнице жизни. Этот человек не коснется Саванны даже для того, чтобы стать ее пищей.
Взгляды карпатцев встретились, в глазах девушки светилась откровенная насмешка.
– Разве ты не этого от меня хотел? Ты ведь сам хотел, чтобы я своим телом привлекла жертву, не так ли?
– Не затевай того, что обречено на поражение, Саванна, – предупредил Темный и, схватив мужчину, вонзил клыки в его шею. Карпатка ни на миг не отвела глаз, пока он пил. Подняв голову, Древнейший оттолкнул жертву, мужчина упал на землю.
– Подойди ко мне, – мягко приказал Грегори. Сердце девушки забилось сильней, под ложечкой засосало. Не следовало провоцировать его. Для чего она вела себя так глупо? Зачем заставила ревновать? Карпатка протянула руку в знак примирения.
– Грегори.
– Подойди ко мне. – Его голос смягчился, но противиться по-прежнему было невозможно. Девушка обошла лежащего на земле человека и встала рядом с Темным. Он взял ее за руку и притянул к себе.
– Ты будешь получать кровь через меня, – прошептал Древнейший.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...