ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Из-за твоей неуемной жажды крови мне пришлось покинуть родину. Теперь это мои владения, моя вотчина, мой дом. Мне не нужно большего. Почему же ты явился сюда без приглашения, словно чума?
Грегори сфокусировался, собирая энергию, чтобы превратить ее в огромный огненный шар. Он спрятал его от взгляда вампира в котле облаков.
– Этот город не принадлежит тебе, Рафаэль. Ты не можешь указывать мне, куда мне можно, а куда нельзя ходить. Ты натравил своих слуг на след Саванны. Ты знал, что она моя спутница жизни, но не прекращал своих поисков. Единственный вывод, который я могу из этого сделать, – ты мечтаешь, чтобы я положил конец твоему мучительному греховному существованию, чтобы привел в исполнение смертный приговор, вынесенный тебе Принцем.
Внезапно один из упырей с ревом ринулся на Грегори, но карпатец просто испарился. В следующую секунду острый коготь скользнул по шее упыря и вскрыл на ней вену. Зомби взвыл, его кровь в темноте казалась черной. Шум не стихал. Пронзительный вой упыря эхом отражался от поверхности воды, встревожив диких животных и птиц. Змеи попадали с веток деревьев в воду, крокодилы также стали искать убежища в мутных глубинах реки. Крики не стихали, пока упырь вертелся на месте в поисках своей жертвы. Он не видел Грегори, который бесстрастно наблюдал за ним, стоя в стороне.
– Рафаэль, покончи с ним. Ты его породил, ты и отними его жизнь.
Вампир с жадностью посмотрел на фонтан крови, бьющий из раны на шее упыря. Слюна стекала по его подбородку. Подойдя к слуге, он набрал крови в ладонь и с жадностью лизнул. Несчастное существо на коленях ползало перед Рафаэлем, умоляя спасти ему жизнь, но вампир пнул его ногой. Упырь упал в воду и стал тонуть.
Грегори поднял руку и метнул огненный шар в тело упыря. Он решил сжечь его, чтобы тот не смог возродиться снова. Вампир отпрянул при виде огненного шара, который молниеносно испепелил его творение.
Грегори окинул проклятого взглядом.
– Я ошибся. Ты не главный. Ты всего-навсего один из его рабов, один из тех, кто кланяется ему в ноги и исполняет любой каприз. Ты не можешь быть Моррисоном.
В глазах вампира горели красные огни, он враждебно зарычал.
– Ты смеешься надо мной? Действительно думаешь, что тот, кто называет себя Моррисоном, сильнее меня? Я его сотворил. Это он – мой слуга.
Грегори мягко рассмеялся.
– Не пытайся обвести меня вокруг пальца, Рафаэль. Я отлично помню, что ты не уделял должного внимания приемам самосохранения, даже когда был студентом. – Он склонил голову набок. – Это была твоя идея, ведь так? Это ты бросил мне вызов, отправив этого вампира, Роберто, на поиски Саванны. Это ты натравил на нее Уэйда Картера. Тот, кого называют Моррисоном, слишком умен для этого. Он не стал бы со мною связываться.
Глаза вампира горели от ярости. Он злобно шипел и покачивал головой, пытаясь загипнотизировать Грегори.
– Моррисон – глупец. Он не главный. – Сквозь шипение сложно было разобрать слова. Смешанная с кровью слюна брызгала из его рта, стекала по подбородку на лохмотья, когда-то бывшие элегантной рубашкой.
Грегори покачал головой.
– Ты использовал Саванну, чтобы натравить меня на Моррисона.
В это время за спиной карпатца появился второй упырь. Он держал в руках бревно, намереваясь ударить Древнейшего по голове, но, обернувшись, карпатец сжал бревно в руке так, что оно разлетелось в щепки. Потом он, словно в танце, покрутил упыря перед собой, прежде чем вонзить клыки глубоко ему в шею, чуть было не обезглавив жертву, не рассчитав силы.
Яростный рев вампира громом прозвучал в непроглядном тумане. Тьма сгущалась, туман стал обволакивать ноги проклятого, а потом стал подниматься все выше и выше. Казалось, он был дышавшим, живым существом, отнимающим у вампира силу.
Грегори улыбнулся, глядя на него.
– Рафаэль, ты похож на павлина, распустившего свой хвост. Ты, должно быть, взращивал свою ненависть к Моррисону веками. – Красивый голос Темного проникал в тело вампира, отнимая силу убитых людей и передавая ее воде. – Моррисон спас тебе жизнь, позволив покинуть город, чтобы избежать встречи с охотниками. Он ведь сам так поступал – бежал каждый раз, когда в окрестностях появлялся охотник.
– Бегство, – пробормотал Рафаэль. – Он бежит даже тогда, когда мы сильны. Этот город должен принадлежать нам. Объединив наши силы, мы могли бы противостоять и убить любого охотника, переступившего его границы. Но он всегда бежит, как заяц. Я презираю его слабость.
Древнейший заметил поднимающегося с земли упыря. В сердце упыря тут же ударила молния, и через мгновение на его месте лежала лишь горстка пепла.
– Ты думаешь, ты такой сильный? – прошипел Рафаэль. – Я убил стольких, что тебе и не снилось. Ты полное ничтожество по сравнению со мной.
В холодных глазах Грегори сверкнули красные огни. Казалось, его мощь росла с каждым мгновением.
– Я – ветер, несущий смерть. Я – инструмент правосудия, посланный нашим Принцем, чтобы привести в исполнение приговор, вынесенный тебе нашим народом за совершенные преступления. – Красивый чистый голос Грегори, словно спицами, пронзал мозг вампира, заставляя его подойти ближе.
Как только Рафаэль невольно сделал шаг вперед, он почувствовал, что путы тумана сильнее сдавливают грудь, все тело. Опустив голову, вампир ужаснулся: кольца тумана сжимали его тело, словно огромный питон.
– Сражайся со мной! – закричал Рафаэль, сплевывая в грязь слюну и кровь. – Ты боишься сразиться со мной!
– Я – справедливость, – спокойно ответил Древнейший. – Поэтому у любой нашей битвы один исход: победа будет на моей стороне. Вот и все!
Налетел ветер. Вампиру не суждено было увидеть Темного в движении. Его скорость была молниеносной. Рафаэль ощутил невероятной силы толчок. Он стоял не шевелясь, заключенный в объятия тумана, а когда взглянул вниз, то увидел на вытянутой руке охотника свое пульсирующее сердце. Проклятый запрокинул голову и взвыл от ярости и ужаса. В его теле зияла огромная черная дыра. Его давно потерянная душа с отвратительным зловонием покинула тело и растворилась в воздухе, как дым.
Великий карпатец выполнил свою работу. Его мысли были чисты. Это была его жизнь. Грегори воплощал собой справедливость. Он служил своим людям, помогал им выживать, сохранять в тайне свое существование.
– Грегори, я всегда с тобой. Ты больше не одинок. Отыщи меня в своем сердце, в своих мыслях, в своей душе.
– Взгляни сейчас на своего героя. Посмотри, кто я есть на самом деле. Я убиваю не раздумывая. Не прилагая усилий. Не испытывая сострадания и не раскаиваясь. Однажды ты назвала меня чудовищем, и это действительно так. Мне нет равных. Когда-нибудь мне придется заплатить за это.
Он кожей ощутил тихий смех Саванны.
– Нет никого сильнее моего спутника жизни. Никто не сможет тебя убить.
– Думаешь, смерть – самое страшное? Нет, Саванна. Когда-нибудь ты узнаешь мое истинное лицо и посмотришь на меня другими глазами, полными ужаса и отвращения. Когда этот день придет, мне незачем будет жить дальше. – Грегори заметил, что тело вампира стало медленно опускаться на землю. Нужно было сделать так, чтобы nosferatu не смог возродиться. На тело вампира с неба стали сыпаться огненные шары размером с мяч для гольфа. Отойдя на некоторое расстояние, Грегори испепелил и сердце вампира.
– Дело сделано, дорогой. Возвращайся домой. – Ее голос звучал мягко и соблазнительно, несмотря на то что Грегори был убийцей и навсегда им останется. – Это всего лишь мир, в котором ты живешь. Ты никогда больше не будешь одинок. Никогда. Разве ты не чувствуешь, как тянет меня к тебе? Почувствуй, Грегори! Почувствуй, как ты мне нужен!
Древнейший чувствовал это душой и телом. Слова любимой женщины задели его за живое. В Саванне заключался смысл его жизни. Он не мог заставить себя ее бросить.
– Ты нужен мне, Грегори, – снова послышался ее шепот. На этот раз в нем прозвучали новые нотки. Карпатка заставила его ощутить силу ее желания, жар тела и страх оттого, что он снова оставил ее одну. – Грегори? Ответь мне. Не оставляй меня. Я этого не вынесу.
– Маленькая моя, этого никогда не случится. Я возвращаюсь домой. – Единственным домом, который он когда-либо знал, единственным его убежищем была Саванна. Грегори поднялся в небо, растворяясь в созданной им самим туманной дымке.
Древнейшего угнетало единственное обстоятельство – то, что он подчинил себе Саванну, вмешавшись в законы природы. Темный знал, что так больше не может продолжаться. Он должен сказать ей правду. О чем он только думал? На что надеялся? Что сможет столетиями скрывать это от Саванны и остальных карпатцев? С каждым днем ее желание слиться с ним будет все сильнее, и он должен будет открыть ей свои мысли.
До этого момента Грегори был уверен, что сможет оставить часть своей души закрытой для Саванны, чтобы использовать в личных целях. Но теперь самым главным для него было ее счастье. Она должна узнать правду о своем спутнике жизни, а он – разделаться с мясниками и встретить рассвет. У него не было выбора. Саванна заслуживала того, чтобы быть со своим настоящим спутником жизни.
Грегори мысленно проник в свой дом и увидел, что Гарри спит в одной из спален наверху. Саванна погрузила его в состояние гипноза и приказала спать. Чтобы у смертного не возникло желания проснуться раньше времени, карпатец подкрепил приказ Саванны своим собственным. Заклинания, которыми он пользовался для защиты своей спальни, были смертельно опасными. Гарри погиб бы, решив осмотреть дом. Грегори проник сквозь сон в сознание ученого.
– Ты останешься в этом состоянии до тех пор, пока я сам не разбужу тебя. Если что-то случится и ты проснешься раньше, даже не пытайся найти нас. Ты умрешь. Яне смогу тебя спасти.
На самом деле это было не так: Грегори сумел бы защитить его, но решил воспользоваться бессознательным состоянием Гарри с тем, чтобы поубавить его любопытство. Он был уверен, что ученый не отказался бы заглянуть в спальню вампиров.
Маленький домик утонул в тяжелом белом тумане. Карпатец приостановился, чтобы снять защитные заклинания Саванны, и только после этого смог спокойно войти в дом. Он открыл дверь, и туман устремился внутрь. В доме царили тепло и уют. С мебели были сняты простыни, а в камине догорали дрова, отбрасывая на стены танцующие тени.
Грегори направился прямо к лестнице. Он чувствовал Саванну и с точностью до миллиметра мог определить, где его ждет любимая женщина. Ему не нужно было прилагать усилий для того, чтобы найти ее, – она была словно частью его собственного тела. Древнейший медленно спустился вниз, умирая от желания увидеть возлюбленную.
Нижний этаж было не узнать. Повсюду горели свечи. Воздух благоухал ароматами трав и цветов. Огромная мраморная ванна, наполненная водой, стояла в центре комнаты.
Саванна подошла к нему. Ее лицо светилось чувством, которому он не решался дать имя. На ней не было ничего, кроме его шелковой рубашки. Пуговицы были расстегнуты, обнажая полную высокую грудь. Еще шаг, и взору Грегори предстали тонкая талия и плоский живот. Даже треугольник темных волос промелькнул, интригуя, когда полы рубашки на миг распахнулись. Длинные волосы Саванны шелком струились по плечам. Темный следил за каждым шагом любимой, не в силах оторвать взгляд от бархатной кожи.
Внезапно Древнейшего бросило в жар, мышцы напряглись. Казалось, все благородные намерения пошли прахом. Саванна улыбнулась Грегори, нежные руки обвили его шею.
– Я так рада, что ты дома, – прошептала девушка, нащупав губами его пульс. Мужчина ощутил жар ее тела, когда она коснулась его грудью.
Грегори закрыл глаза, собирая силу воли в кулак. Схватив женщину за плечи, Темный оттолкнул ее от себя.
– Нет, Саванна. Я не могу больше держать тебя в неведении. Не могу.
Карпатка опустила ресницы, прикрыв прекрасные васильковые глаза, пытаясь скрыть таящиеся в них секреты.
– Грегори, ты не можешь обмануть меня. Это невозможно.
Темный посмотрел на нежную кожу ее запястий, испугавшись, что от отчаяния был слишком груб. Не обращая на него внимания, Саванна стала расстегивать на нем рубашку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...