ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Не пытайся сопротивляться.
– Я сделаю, как ты просишь, – сказала девушка и, как кошка, потерлась щекой о его руку.
Он нежно поцеловал ее в ответ, и между ними проскочил электрический разряд. Затем карпатец просто растворился в воздухе.
В это время Уэйд Картер пытался перебраться через западную стену. Три волка поджидали его под стеной, их клыки блестели в сгущающихся сумерках. Зацепившись брюками за острый выступ каменной стены, Картер повис на ней. Внезапно репортер ощутил резкий порыв ветра и увидел перед собой карпатца.
– Боже мой, вы действительно вампир! Я знал это! Я знал, что я прав! – с шумом выдохнул Картер.
Грегори ощущал запах страха, волнение репортера. Он с ленивым изяществом присел на стену.
– Я ведь обещал, что мы скоро встретимся. Я всегда держу обещания.
Голос Грегори, казалось, проникал прямо в мозг репортера. Картер потер пульсирующие виски. Он никогда еще не испытывал такого страха, никогда не чувствовал такого смятения. Настоящий вампир сидел рядом с ним. Картер нащупал в кармане пистолет.
– Почему ты решил себя выдать? – Человек старался говорить так, чтобы не выдать дрожь в голосе.
Грегори улыбнулся, но эта белоснежная улыбка не предвещала ничего хорошего. Немигающий взгляд карпатца лишал репортера сил.
– Вы потревожили мою жену, – мягко ответил Темный, гипнотизируя смертного.
– Ты действительно думаешь, что столь силен, что убийство сойдет тебе с рук? – Картер потряс головой, пытаясь избавиться от сковавшей сознание вялости.
– А ты действительно считаешь, что нет? – Мускулы карпатца напряглись.
– Я никогда не пришел бы сюда один, – выпалил репортер, пытаясь вытащить из кармана пистолет.
– Здесь больше никого нет, мистер Картер, – спокойно ответил Грегори. – Только мы с вами. Я тут подумал, а не взглянуть ли мне, что у вас в голове. – Он на октаву понизил голос, и ему невозможно стало перечить.
На лбу у репортера выступил пот.
– Я вам не позволю, – попытался возразить он, но вдруг понял, что сам подался вперед, чтобы взглянуть Грегори в глаза, а ведь он полагал, что его сознание защищено от вторжения! Все члены тайного общества были надежно защищены. Вампиры не могли воздействовать на них голосом; не могли ввести в транс взглядом. Никто не мог прочесть их мысли или забраться к ним в память. Каждый член общества прошел курс гипноза, повышающий способность к сопротивлению такому вторжению. Великие ученые работали над этим больше тридцати лет.
Барьер, который Грегори пришлось сломать, чтобы проникнуть в сознание Картера, оказался достаточно прочным. Ему удалось узнать, что исследования тайного общества близятся к завершению, что теперь им нужен новый экземпляр. У них были образцы крови нескольких жертв, которых замучили и искалечили около тридцати лет назад. Темный вдохнул. Они изобрели препарат, который, по их мнению, способен парализовать вампира, чтобы была возможность использовать его для опытов. Численность общества превышала все его ожидания.
Грегори вышел из сознания репортера, намеренно давая понять, что извлек всю интересующую информацию. Картер выругался и поднял пистолет. Игла проткнула кожу карпатца чуть выше сердца. Он почувствовал, как яд мгновенно попадает в кровь.
– Грегори! – услышал он взволнованный голос Саванны. – Позволь мне помочь тебе. – Она билась о невидимую стену, которую возвел вокруг нее карпатец.
– Не волнуйся, та petite. Я намеренно позволил этому имбицилу поразить меня ядом. Я врачеватель нашей расы, и, если у них есть что-то, что может повредить нам, я должен найти противоядие.
Карпатка чувствовала, как горячие слезы текут по его щекам, и ужас от ощущения собственной беспомощности переполнил ее. Яд, проникая в организм Грегори, причинял ему сильнейшую боль, лишал способности двигаться. Судороги, пот, онемевшие мышцы. Она переживала все это вместе с ним и изнывала от того, что не может помочь.
Целитель сохранял спокойствие и безразличие, изучая химический состав яда с почти научным интересом, не обращая внимания на ликующего репортера.
Картер чуть не прыгал от радости, несмотря на то что пока не придумал, как дотащить вампира до машины, чтобы доставить в лабораторию. Ему придется вызвать подмогу. Но в остальном все оказалось проще, чем он думал. Ученые оказались правы. Яд действовал! Годы исследований не прошли даром. И вся слава достанется ему!
Он ткнул карпатца ножом в грудь, на рубашке выступило пятно крови.
– Теперь ты не кажешься таким крутым, вампир, – злорадствовал репортер. – Приболел немного? Я слышал, что, чем старше вампир, тем чувствительнее он к боли. – Картер снова воткнул в могучее тело Грегори нож и провернул его в ране, из которой хлынула кровь. – Знаешь, на что я надеюсь? Я надеюсь, что наши ученые не убьют тебя сразу, чтобы у тебя было время поразмыслить над тем, что будет происходить с Саванной. У меня есть планы на эту маленькую шлюху. – Репортер нагнулся, чтобы посмотреть в закатившиеся глаза Грегори. – Ничего личного, сам понимаешь. Все во имя науки.
Насмешки репортера и боль, которую он причинял ее спутнику жизни, вызвали в Саванне вспышку гнева. Карпатка изо всех сил пыталась выбраться из невидимой тюрьмы, но преграда не поддавалась. Стена, которую создал Грегори, чтобы удержать ее, оказалась гораздо прочнее, чем предполагала девушка. Обливаясь слезами, она колотила кулаками о преграду, пока пальцы не начали кровоточить. Молодая женщина чувствовала каждый порез, каждую клеточку тела любимого, которой репортер причинял боль. Она слышала его насмешки и угрозы, умоляла своего спутника жизни позволить прийти на помощь, но в ответ не получала ничего – одно лишь молчание.
Все это, казалось, не трогало Грегори. Не обращая внимания на боль, он исследовал себя, наблюдая за распространением яда в организме. Карпатец стал раскладывать отраву на составляющие, анализируя их, чтобы позже подобрать противоядие. Большинство карпатцев не умели того, что он сейчас делал, но Темный был врачевателем и хорошо разбирался в травах и химических веществах, искусственных и натуральных ядах. Этот яд был быстродействующей и опасной смесью. В качестве основы использовалась кровь вампиров. За несколько минут тупая боль превращалась в агонию, побороть которую могли только древнейшие и самые искусные целители. Как только Грегори определил состав яда, он передал его Айдану, который перенял от Темного искусство врачевания и мог использовать полученную информацию.
Наконец Древнейший начал бороться с ядом, расщепляя его до простых составляющих и выводя из организма. И, лишь дождавшись завершения этого процесса, вернулся к окружающей действительности. Все это время репортер продолжал наносить ему удары ножом, чтобы карпатец ослаб от кровопотери. Покрытые изодранной одеждой раны причиняли острую боль.
Потухший взгляд Грегори остановился на лице репортера.
– Вы закончили, Картер, или хотите попробовать еще что-то, прежде чем я верну вас в вашу лабораторию? – вежливо поинтересовался он.
Мучитель задохнулся от страха, осознав, что яд больше не действует на вампира. Прицелившись в сердце, он занес нож для удара, но оружие резко остановилось, словно кто-то перехватил его. Острие медленно повернулось к горлу Картера.
– Нет, Боже, нет! Не делайте этого. Я многое могу Вам рассказать. Не делайте этого! Превратите меня в одного из вас. Я буду служить вам, – умолял Уэйд Картер, видя, как нож приближается к его горлу.
Внезапно оружие упало им под ноги, глухо ударившись о землю. В тот же миг Картер снова вцепился в пистолет, который вдруг превратился во что-то, покрытое отвратительной чешуей, и стал змеей обвивать его руку. В ответ на вопль репортера в темноте раздался волчий вой.
Грегори смотрел на смертного серебристыми глазами, полными безразличия. Глазами самой смерти.
– Это мой мир, Картер, мои владения. Вы пришли сюда и сознательно бросили мне вызов. Вы пытались причинить вред тому, что принадлежит мне. – Он смотрел не мигая в глаза беспомощного репортера. – Сами понимаете, Картер, это очень личное.
Темный бросил мужчину на землю, не заботясь о том, что падение с такой высоты может быть опасным. Змея кольцами сковывала тело человека. Древнейший схватил обездвиженного Картера за рубашку и поволок по грязи к автомобилю.
– Я думаю, мы должны нанести визит в эту лабораторию. Вам так не кажется, господин Картер? Похоже, мое присутствие там имеет для вас принципиальное значение.
– Нет, Грегори, – взмолилась Саванна. – Давай покинем это место. Оставь его.
– Перестань обо мне беспокоится, Bebe, – приказал карпатец и оборвал связь с сознанием девушки.
Саванна чувствовала, что любимый не изменит своего решения. Великий карпатец решил уничтожить лабораторию, запасы яда и все данные о его составе. Он также намеревался уничтожить на своем пути любого, кто имел отношение к обществу. Карпатка не чувствовала в нем того гнева, который испытывала сама. Никакой жажды мести. Он был хладнокровным и безжалостным. Грегори отбросил все эмоции и стал безликим роботом, запрограммированным на убийство. Темный был непоколебим. Ничто не могло его остановить.
Молодая женщина опустилась на пол и прижала колени к груди. Такой была жизнь Грегори. Таким он был, таким стал за долгие столетия – ангел смерти для всех, кто объявил войну его расе. Грегори, Грегори Темный. Он считал себя монстром, которому нет равных. Она закрыла лицо руками. Его не остановить. Ничем. И даже Михаил, ее отец, правитель, единственный, кому подчинялся Грегори, не мог заставить Древейшего не делать того, что он считал необходимым.
Саванна закусила нижнюю губу. Его сила была невероятной. Никто, кроме него, не смог бы обезвредить этот яд. Никто другой не стал бы проводить эксперименты на собственном теле. Она знала, какую цену заплатил за это ее спутник жизни.
Темный действительно мог отстраняться от чувств и делать то, что было необходимо для защиты народа. Грегори жертвовал своей душой ради спасения их расы – и считал себя отвратительным монстром.
Глава 9
Ночь была темной и безлунной. Облака скрыли звезды, и небо казалось загадочным и опасным. На берегу залива, напротив здания склада, остановилась машина. На пристани никого не было. Мутную воду покрывала масляная пленка. Грегори вышел из автомобиля и прислушался к шуму волн, бьющихся о пирс.
В здании тихо разговаривали трое. Карпатец махнул рукой, и Уэйд Картер вышел из машины. От порыва ветра закачались ветки, зашуршали листья. А потом все снова стихло. Грегори проник в здание сквозь щель в желтой оконной раме и пробрался в комнату, где хранились контейнеры с химикатами. В дальнем углу стояли три стола, оборудованные кандалами. На этих столах проводились чудовищные эксперименты. На одном из них были следы крови, изучив которые Древнейший вздохнул с облегчением: к счастью, кровь принадлежала не карпатцам. В другом углу стояли компьютеры и оборудование. Три письменных стола отгораживали эту часть помещения.
Трое мужчин играли в покер. Они определенно кого-то ждали. Карпатец дунул в их сторону, и карты разлетелись. Оглядываясь по сторонам в недоумении, люди бросились собирать их, Грегори мысленно приказал Уэйду Картеру войти в комнату; тот открыл дверь и тяжелой поступью вошел в помещение. Голова репортера была опущена, ноги не сгибались в коленях. Уэйд был марионеткой в руках Грегори. Он остановился прямо напротив карточного стола.
– Ну и где же он, Уэйд? – спросил один из мужчин, одетый в белый плащ. – У тебя, должно быть, важные новости, раз ты решил вызвать Моррисона с вечеринки. Он собирал там пожертвования для дальнейших исследований.
Остальные рассмеялись.
– О, да-да!
– Черт, я думал, ты приведешь с собой ту женщину. Я бы с удовольствием развлекся с этой вампиршей! Она, говорят, горячая штучка! – добавил брюнет.
– Так где же вампир? – прошипел человек в белом плаще.
– Прямо за твоей спиной, – спокойно ответил Грегори.
Смертные обернулись. Тело Грегори засверкало, его кости стали скручиваться и ломаться, сухожилия разрываться, тело покрылось шерстью, а лицо превратилось в морду. Огромный волк обнажил клыки и бросился на мужчину в белом плаще.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...