ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Охотники рассказывали, что видели, как он в засаде поджидает собак, но так и не смогли поймать его. Никто не может. Этот зверь жил здесь так долго, что знает все лазейки в заливе. Намек на опасность – и он покидает заводь. – Капитан потер лоб, у него вдруг заболела голова.
– Вы говорите так, словно верите, что он действительно существует, – мягко заметил Грегори. – Но ведь вы так и не нашли его. Джулиану нет равных среди охотников. Если бы аллигатор действительно водился в здешних водах, он бы непременно выследил его. – Грегори читал мысли капитана и просто дразнил его. Саванна собиралась возразить ему, но он резко поднял руку, заставив женщину промолчать.
– Джулиан чувствовал присутствие аллигатора.
– А вы-то сами его видели? – расспрашивал Грегори, внезапно заинтересовавшись сумевшим выжить чудовищем.
Боу взглянул на канал, вдруг почувствовав себя неуютно. Он был суеверен и не любил говорить о необъяснимых вещах, происходивших с ним ночью.
– Возможно. Возможно, я и видел старика аллигатора, – признался он, понизив голос.
– Расскажите нам об этом, – потребовал Грегори.
Глава 16
Ветер на секунду смолк, и над заливом воцарилась тишина – не было слышно даже стрекота насекомых. Черная тень вдруг пронеслась над головами путешественников. Грегори взглянул на Саванну. Боу вытащил из сумки-холодильника банку пива и предложил им выпить, а когда карпатцы отказались, он одним глотком опрокинул в себя полбанки.
– Мой отец был охотником, – начал рассказ Боу – Я провел здесь с ним немало времени, расставляя силки. Как-то раз, когда я был еще подростком, мы решили заночевать в старой хижине. На пути нам повстречались дети из города. Лодка, на которой они катались, была просто великолепной, не то что та развалюха, на которой передвигались мы с отцом. Все девочки, как на подбор, красавицы, все парни – модно одеты. Сами понимаете, мне было жутко завидно. Увидев нас, они стали смеяться. У меня тогда уши горели от стыда.
С губ Саванны сорвался легкий сочувственный вздох. Это было ее естественной реакцией – ей хотелось утешить капитана. Грегори взял любимую за руку и прижал к себе. Малышка была полна сострадания, и эта черта делала ее еще более очаровательной.
Боу отпил еще глоток и вытер рот тыльной стороной ладони.
– Мы видели, как они доплыли до заводи. Их лодка была слишком большой, чтобы пробраться между корягами, но каким-то непостижимым образом они сумели зайти в заводь. Словно их кто-то вел. Дорогой смерти.
По спине Саванны пробежал холодок, страх ледяной рукой сжал ее сердце.
– Что же приводит людей в такие места? – дрожа, спросила она.
Грегори обнял ее за плечи и привлек к себе.
– Не бойся, ma petite. Я с тобой. Тебе нечего бояться, когда я рядом.
Боу вдруг обратил внимание на отсутствие вокруг них мошек и москитов. Тогда, с Джулианом Свирепым, происходило то же самое. Все это было очень странно, но Боу не раз в своей жизни сталкивался с необъяснимыми вещами.
Капитан понизил голос, словно опасался, что кто-то может его услышать.
– Многие хотят проверить, правдива ли легенда. Охотники и браконьеры приезжают за добычей, их интересует лишь мясо и деньги. Местные же думают, что здесь не обошлось без колдовства Вуду. Они не понимают, что здешние места пропитаны своей собственной магией, поэтому стараются истребить все, чего не понимают. Но Джулиан относился к природе по-иному: он уважал наши обычаи и здешние места. Поэтому я все и рассказал ему и согласился отправиться с ним на охоту.
– Но почему все хотят убить его? – Теперь сочувствие Саванны переключилось на бедного аллигатора. – Он же просто хочет жить!
Боу скорбно покачал головой и завел мотор. Лодка вновь стала медленно двигаться по заливу.
– Боюсь, что он не стоит вашего сочувствия. Он не обычный хищник. Он – само воплощение зла. Чудовище поджидает в засаде и, вне зависимости от того, голоден или сыт, убивает любого, кто посягнет на его территорию. Будь то человек или зверь – ему все равно. Он тащит свою жертву в воду и пожирает.
– Я полагала, вам нравятся аллигаторы, – возразила Саванна. – Они часть природы, часть этого залива. Это их жилище, и они никого не просят приходить сюда и охотиться. Возможно, он просто хочет, чтобы его оставили в покое, но никто этого не делает.
– Расскажите нам, что произошло с теми детьми, – мягко предложил Грегори.
– Они все не возвращались. Отец не мог себе места найти, он был очень обеспокоен. Он знал о репутации этого хищника, и его встревожило то, что чужаки забрались так далеко в болото. Старик аллигатор убивал ради удовольствия. Нам было известно, что он беспощаден и коварен: потому отец настоял на том, чтобы мы отправились на поиски этих детей. Он приказал мне вести себя тихо и достал керосиновую лампу, спички, ружье и крюк: все, что мы держали в хижине для защиты от диких зверей.
Воздух был неподвижен, словно нагнетая напряжение. Саванна теснее прижалась к Грегори – так она чувствовала себя спокойнее. Неожиданно девушка засомневалась в том, что хочет услышать, чем закончилась эта история.
– Все будет хорошо, cherie .
– Над болотом поднималось отвратительное зловоние. Воздух был таким вязким, что мы едва могли дышать. Помню, пот лил с нас ручьем, и мы оба знали, что если зайдем дальше, то достанемся старику на обед. Мы замедлили ход лодки. И на нас налетели насекомые. Они облепили отца так, что он был весь покрыт черной шевелящейся массой. Мошки жалили и кусались, лезли в глаза и нос.
Рассказывая об этом, Боу разволновался, и Грегори мысленно попытался успокоить его. Постепенно учащенное дыхание и сердцебиение капитана выровнялось. Грегори прошептал исцеляющее карпатское заклятие и взмахнул рукой, вызвав свежий ветерок, уносящий прочь нездоровый жар и испарину, выступившую на теле Боу. Капитану сразу же стало легче, что-то словно перестало давить на его грудь.
Боу слегка улыбнулся.
– До вас я рассказывал эту историю лишь одному человеку. Я поклялся, что об этом никто никогда не узнает, но что-то побудило меня рассказать об этом Джулиану, а теперь вот – вам. Простите меня. Воспоминания об этом свежи во мне и по сей день.
– Иногда, после того как выговоришься, на душе становится легче, – мягко произнесла Саванна, ее темные глаза сияли в ночи. Они напоминали кошачьи – были такими же необычными и прекрасными.
Капитан покачал головой.
– Мне почти удалось убедить себя в том, что этого не было на самом деле. Мой отец ни с кем не обсуждал это, даже со мной. Я думаю, мы оба хотели, чтобы это оказалось лишь дурным сном.
– Подростки были пьяны, ведь так? – Грегори прочел это в памяти капитана.
Боу кивнул.
– Да, у берега мы увидели пустые бутылки. А потом услышали их крики. Это были не просто крики, это были душераздирающие вопли, воспоминания о которых не дают мне покоя по сей день. Я до сих пор просыпаюсь по ночам в холодном поту. Отец был в запое, пытаясь забыть эти вопли. Но я знаю, что и это не сработало. – Он снова вытер лоб. – Мне это тоже не помогает.
– Яне могу больше слышать этого, Грегори. Воспоминания об этом причиняют ему сильную боль, – запротестовала Саванна, крепко держась за рубашку Грегори.
Грегори погладил ее по голове.
– Чуть позже я облегчу его боль. Хм, забавно – я чувствую присутствие Джулиана в мыслях Боу. Похоже, он тоже успокаивал нашего капитана. Почему же аллигатор-убийца так расстроил его отца? И почему воспоминания о том вечере остались свежи в их памяти даже после стольких лет ?Ведь в здешних местах погибли многие, и каждая смерть была страшна по-своему. Мне кажется, мы должны дослушать эту историю до конца.
– Насекомые облепили нас с ног до головы. Мы не могли дышать. – Боу дотронулся до горла, словно вспоминая чувство удушья. – Но мы не могли бросить детей в беде и продолжали продираться сквозь камыши и коряги. Продвигаться вперед было очень сложно, хотя наша лодка была гораздо меньше и маневренней. Вода возле берега была мутной и глубокой, там было что-то вроде заводи со стоячей водой. Вонь стояла невыносимая, словно на скотобойне, где протухло мясо. Отец пытался заставить меня остаться у входа в заводь, но я уверен, что если бы я отпустил его, то его сейчас не было бы в живых.
– О, Боу, – сочувственно выдохнула Саванна: она волновалась не меньше капитана. Грегори мысленно успокоил любимую. Саванна была чересчур восприимчива и впитывала негативные эмоции, как губка.
– Мы оба понимали, что нам не выйти оттуда живыми, – продолжал Боу. – Но все равно отправились туда. Там было темно. Совсем не так, как ночью, нет – царил сплошной мрак. Отец зажег лампу, и тогда мы увидели их. Их лодка была разбита вдребезги, словно что-то огромное атаковало ее. Она тонула, ее корпус уже наполовину скрылся под водой. Один парень еще цеплялся за обломки, но из него так и хлестала кровь. Мы не смогли добраться до него. Внезапно в воде появилось чудовище, древнее, как сама вселенная. Его глаза светились злобой, а пасть была широко открыта. Это не был обычный аллигатор, и он явно получал огромное удовольствие, играя, словно кошка с мышкой, с умирающими детьми.
Боу, переживая, провел рукой по волосам, глядя на знакомые воды. Грегори слегка пошевелился, переключая внимание капитана на себя. Его серебристые глаза приковывали к себе взгляд Боу. Неожиданно капитан почувствовал себя спокойно и уверенно. Жуткая история, которую он только что рассказывал, теперь казалась ему далекой, позабытой, словно она происходила не с ним.
Грегори ощутил в мыслях Боу странную завесу. Он сконцентрировался и без труда проследил ее путь. Он увидел отпечаток целительного присутствия Джулиана, барьеры, которые тот поставил, чтобы оградить смертного от мрачных теней прошлого. Боу ЛаРу контактировал с вампиром, и его душа изрядно пострадала от этого.
Легкий вздох Саванны выдал ее присутствие в мыслях Грегори. Он улыбнулся тому, что она может так незаметно для него проникать в сознание, что связь между ними была столь сильна, что невозможно было сказать, где кончается ее сознание и начинается его. У нее был доступ ко всем его мыслям, ко всем знаниям, которые он накапливал веками.
– Я бываю тут чаще, чем ты думаешь. – Саваннаказалась весьма довольной собой.
Боу немного расслабился, и, хотя он уже не был тем веселым рулевым, которого они встретили в начале пути, напряжение явно ослабло.
– Мы ничем не смогли им помочь. Мы были на его территории, и ему, судя по всему, хотелось развлечься. Чудовище не пыталось утопить или немедленно растерзать. Напротив, оно подкидывало их в воздух и разрывало тела на части. В воде плавали окровавленные конечности. Голова одной из девушек держалась на воде, как поплавок. Эта картина навсегда отпечаталась в моей памяти.
Грегори коснулся его плеча.
– Довольно. Вам не стоит вспоминать деталей этой жестокой бойни.
Боу покачал головой, яркая картина в его сознании вдруг стала неясной, расплывчатой.
– Мы и сами тогда чуть было не распрощались с жизнью. Он направился к нам, огромный, как крокодилы Нила. Он не был голоден и не оберегал свою территорию, ему просто нравилось убивать. Мы помешали ему насладиться весельем, и он был очень зол. Отец бросил в воду зажженную керосиновую лампу. Мы ни разу не обернулись, уплывая оттуда.
– Вам очень повезло, – тихо произнес Грегори. Его голос ласкал Боу свежим прохладным ветерком. Он проникал в мысли ЛаРу, в каждую клетку его тела, избавляя его от ужасных душевных мук, которые тот испытывал.
– Ты мог бы исцелить его, – предложила Саванна.
– Он смертен.
– Но ты же можешь сделать это! – настаивала карпатка. – Джулиан избавил Боу от ночных кошмаров, но ты можешь исцелить его полностью.
Жесткая линия рта Грегори смягчилась, на его губах заиграла улыбка. Опять она за свое. Невозможно было убедить упрямицу в том, что он не может выполнить ее просьбу. Она была абсолютно уверена в том, что он всесилен. Грегори поднес руку возлюбленной к губам, и поцеловал ладонь.
– Jet'aime , Саванна.
Саванна прижалась к нему.
– Я тоже люблю тебя, мой спутник жизни.
Грегори стал стирать жуткие воспоминания о встрече с проклятым из памяти смертного.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...