ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

От яркого света глаза пронзила острая боль, и Саванна инстинктивно закрыла лицо рукой. Древнейший развернул ее к себе.
– Ты сама на этом настояла. Не говори, что я тебя не предупреждал! – Его смех ослабил резь в глазах, но когда Грегори повернулся к репортеру и фотографу, выглядел он угрожающе.
– Пропустите нас, – мягко предупредил он. Репортер осторожно отступил на шаг назад. Дыхание с шумом вырывалось из его легких.
– Уэйд Картер, независимый репортер. В течение долгого времени я наблюдаю за госпожой Дубрински. Мне бы хотелось взять у вас интервью.
– Сначала вы должны договориться с ее пресс-секретарем, – сказал Темный, держа руку на плече Саванны.
Репортеру пришлось пропустить пару: он не осмелился бросить вызов этому мужчине. Грегори напоминал хищника. Мрачную машину для убийства. Он без колебаний демонстрировал свою истинную сущность. Картер выругался про себя.
– Судя по слухам, вы ее муж. Это правда?
– Не вижу причины отрицать это, – бросил на ходу Древнейший; он закрывал лицо Саванны от любопытного взгляда репортера. Мельком успел взглянуть и на фотографа, который искал удобный ракурс для нового снимка. – Одного снимка вполне достаточно. Если сфотографируете еще раз, я заберу у вас камеру. Силой. И вы ее больше не получите, ясно?
Побледнев, мужчина опустил камеру. В голосе спутника иллюзионистки слышалась явная угроза, и папарацци предпочел с достоинством ретироваться.
– Да, сэр, – пробормотал он, стараясь не смотреть на Картера.
– Итак, вы не отрицаете того, что женаты. Правда ли, что оба вы родом из Карпат? – в голосе интервьюера звучало нетерпение.
– Это обширная территория, – неопределенно сказал Грегори и сделал водителю знак открыть дверь лимузина.
Картер выдвинулся вперед.
– Питер Сандерс знал все секреты ваших фокусов, госпожа Дубрински? Больше никто из членов вашей группы их не знал: вот почему смерть Сандерса вам на руку.
Саванна подняла голову и взглянула репортеру в лицо. Ее синие глаза гневно сверкали.
– Как вы смеете? Питер Сандерс был моим другом.
Картер подошел еще ближе.
– Саванна, у вас много тайн, которые не имеют никакого отношения к вашему магическому шоу, я прав?
– К чему вы ведете?
Серебристые глаза Грегори вспыхнули.
– Его сознание каким-то образом защищено. Я могу преодолеть барьер, но это сложно, к тому же он – кем бы он ни был – все поймет. Он очень опасен для тебя, топ amour. Heвступай с ним в перепалку. Оставим это место. Я нанесу Уэйду Картеру визит немного позже.
– Я его не боюсь.
– А должна. Это один из мясников, членов общества, он давно за тобой следит. А все этот проклятый туман, в котором ты растворяешься. Джулиану никогда это не нравилось.
– Вы прекрасно понимаете, о чем я говорю. Питер Сандерс узнал секрет ваших фокусов, и вы его убили.
Саванна покачала головой.
– Мне жаль вас, господин Картер. Должно быть, ужасно зарабатывать на жизнь, обвиняя людей в преступлениях ради сенсаций. У вас, наверное, немного друзей, – ответила девушка, поднимая темное стекло лимузина.
– Я не прощаюсь, – глухо сказал репортер.
Древнейший подошел ближе, всем своим видом демонстрируя силу и мощь. Он улыбнулся репортеру, сверкнув белоснежными зубами. В серебристых глазах Картер в мельчайших деталях увидел собственное отражение, но он видел себя мертвым, видел, как его окровавленное тело, словно тряпичная кукла, падает на землю. Грегори не позволял ему отвести глаз.
– Я тоже не прощаюсь, господин Картер, – мягко сказал Темный.
На Картера обрушился внезапный приступ слабости. Он перекрестился, нащупав правой рукой висящий на шее серебряный крестик. В его сознании раздался ядовитый смех. Этот смех не переставал звучать, даже когда Грегори – высокий, элегантный – изящно скользнул в машину к Саванне. Репортер несколько раз тряхнул головой, тщетно пытаясь избавиться от эхом звучавших раскатов смеха.
Проводив взглядом удаляющийся лимузин, он закрыл обеими руками уши. У него не было никаких доказательств того, что Саванна Дубрински – вампир, но он чувствовал это. На сцене она выделывала невероятное. Ни один другой фокусник не смог бы выполнить подобные трюки. Картер повсюду следовал за этой иллюзионисткой во время тура, безуспешно пытаясь подкупить ее сотрудников. Секрет ее фокусов был неизвестен никому.
Каждый раз, когда он пытался подобраться к реквизиту, что-нибудь обязательно шло не так, как должно было. Уэйд не верил в совпадения. Конечно, раз или два его могла постигнуть неудача, но ведь это случалось всегда, даже когда все было тщательно спланировано. Уэйд Картер и его люди были профессионалами, с которыми не могла тягаться ни одна служба безопасности. Во всем этом было что-то подозрительное, и он собирался любой ценой докопаться до сути. Возможно, полиция и поверила в услышанную историю, но в смерти Питера Сандерса точно был кто-то замешан. Все водители и грузчики рассказывали одну и ту же историю, но показания свидетелей расходились в деталях. И это не было сговором: многие из опрошенных даже не знали друг друга. Складывалось впечатление, что этих людей загипнотизировали.
Выяснилось к тому же, что у Саванны есть супруг, о котором никто не знал, – и далеко не обычный среднестатистический мужчина. Муж Саванны был опасен. Уэйд Картер не сомневался в том, что этот человек – убийца, а может быть, и вампир. Мужчина присел на ступеньки, его сердце бешено колотилось. Без сомнения, он нашел ответ на свои вопросы, и этот ответ пугал его до смерти. Нужно было связаться с остальными. Он их раскусил. Или они его. Если честно, Картер не был уверен в том, что Саванна Дубрински – вампир, но не исключал такую возможность. Он станет известным. Очень, очень известным. И богатым.
– Он знает о нас, – мягко сказал Грегори. – Никакой он не репортер. Он один из них.
– Кто они? – Саванна вдруг почувствовала себя подавленной, она едва сдерживала слезы. Питер. Это она во всем виновата. Не следовало допускать рокового сближения. Она была так наивна. Мир всегда казался ей миром безграничной любви. Родители любили и защищали ее. От своего волка – нет, от своего спутника жизни – девушка также получала лишь любовь. Она никогда не сталкивалась с жестокостью.
Карпатка быстро взглянула в невозмутимое лицо спутника. В его холодных глазах читалось отчуждение. За долгую жизнь Темный видел слишком многое и наверняка знал, что может произойти. Он не раз уже с этим сталкивался.
– Кто они такие, Грегори? – снова спросила девушка.
– Существует группа людей, которые верят в существование вампиров и ведут на них охоту. В течение столетий они организовывали множество тайных обществ, выслеживающих вампиров. Эти люди никогда не видели, не признавали, не знали различий между карпатцами и вампирами. Они считают, что все мы подлежим истреблению. Возможно, просто не осознают, что имеют дело с двумя разными расами.
– Что движет этими людьми? У них есть доказательства того, что вампиры существуют? – Поверить в это было почти невозможно, карпатские охотники за отступниками тщательно скрывали все улики и доказательства.
– Ничего конкретного. Но старые легенды, истории и мифы не дают им покоя. Некоторые, более умные вампиры какое-то время жили среди людей до того, как мы сумели их выследить.
– Это правда, – вздохнула Саванна. Она знала историю. В средние века было время, когда бессмертные открыто жили среди людей, на которых охотились. Потребовалось немало усилий, чтобы уничтожить этих чудовищ, чтобы люди и карпатцы смогли мирно сосуществовать. После исчезновения самых известных охотников на вампиров, таких как Габриэль и Люсьен, на перевоплотившихся в вампиров стали охотиться Михаил, Грегори и Айдан. Они стали защищать карпаток и следить за тем, чтобы карпатцы и вампиры казались людям лишь плодом фантазии, чтобы они оставались только героями легенд, романов и фильмов. Их кампания, направленная на то, чтобы стереть любые знания о расе, была весьма успешной, но, очевидно, случались и промахи.
– За несколько лет до твоего рождения люди организовали тайное сообщество, для того чтобы выслеживать и истреблять вампиров, которых описывают в бульварных романах. Мы считали, что эти люди не представляют для нас реальной угрозы. Никто не ожидал, что охота на вампиров, которая пронеслась по Европе столетия назад, может повториться.
В голосе Темного не слышались нотки грусти. Грегори не подавал вида, что этот разговор навеял ему воспоминания о смерти матери, но Саванна знала, что он вспомнил об этом. Девушка была уверена в этом так, как если бы Древнейший сам в этом признался.
– В первый раз эти люди проявили себя, когда убили твою тетю Ноэль. Твоей матери удалось спасти от них другую карпатку. Следующими жертвами это тайное сообщество наметило тогда твоих родителей – Равен и Михаила. Но нам показалось, что этот пожар удалось заглушить. А несколько лет спустя они вновь убили нескольких карпатцев, в том числе и сына Ноэль, а твой дядя Жак чуть не сошел с ума от пыток. Равен тогда вновь подверглась нападению; она вынашивала тебя, и ты чуть не погибла.
Саванне захотелось взять любимого за руку, но она старалась не показывать сочувствия, чтобы Грегори не понял, что часть его воспоминаний теперь жила и в ее сердце.
Древнейший взял ее за руку, удивляясь тому, какое наслаждение доставляет ему ее хрупкость. Поразительно, но одно лишь прикосновение к этой руке заставляло таять, дарило ощущение комфорта, безопасности. Темный рассеянно провел пальцем по ладони спутницы, едва осознавая, что делает это.
Саванна нервно закусила нижнюю губу.
– Ты начал говорить о репортере. Что он может знать наверняка? – мягко напомнила девушка. Ей не хотелось, чтобы мужчина отпустил руку или перестал успокаивающе поглаживать ее ладонь. Она хотела, чтобы ужасные воспоминания отпустили Темного, чтобы он вернулся к ней. Саванна улыбнулась; взгляд ее огромных синих глаз был полон решимости.
– Картер ничего не знает наверняка. – В глазах карпатца вспыхнули злые искорки. – По крайней мере, он не уверен насчет тебя.
– Что ты с ним сделал? – мягко спросила фокусница. – Грегори, ты не должен защищать меня, отвлекая внимание на себя. Мы ведь одна команда, не так ли? Все, что касается тебя, касается и меня.
Древнейший бросил взгляд в окно. Его пальцы властно сжали руку женщины.
– Не обязательно.
– Что ты говоришь такое, Грегори? Мы – одно целое. Нам не выжить друг без друга.
– Обычно так и происходит, ma petite. Обычно охотник, который находит спутницу жизни, прекращает охотиться. Но Айдан Свирепый, например, должен продолжить охоту, ведь на этой земле слишком мало охотников. Охотники сталкиваются с опасностью гораздо чаще, чем большинство карпатцев, поэтому часто доверяют заботу о своих спутницах жизни другим карпатцам. Айдан Свирепый не может позволить себе такую роскошь.
– А ты? Ты тоже намереваешься оставить охоту? – мягко спросила Саванна, уже зная ответ.
– Я не могу, – с нежностью произнес карпатец.
– Я твоя вторая половина, Грегори. – Голос девушки задрожал. – Тебе придется продолжить охоту, потому что ты лучший. Но что бы с тобой ни происходило, я всегда буду рядом.
Темный поглаживал пальцем внутреннюю сторону ее запястья, там, где под кожей неистово бился пульс.
– Было бы нечестно с моей стороны позволять тебе думать, что я делаю это из лучших побуждений. Я охочусь много веков и попросту не представляю, как можно жить иначе. – Его лицо было невозмутимым.
– Любимый, я не стану тебя разубеждать. Твоей уверенности в себе хватит на несколько человек; ее не нужно подпитывать моими комплиментами. Но я, возможно, могла бы внести изменения в твою жизнь. А пока… расскажи мне о вампирах, раз мы будем вместе на них охотиться. Не забывай и того, что ты лучший целитель. С этим никто не сможет поспорить.
– Я лучший из убийц, и с этим тоже не поспоришь. – Грегори снова попытался напомнить Саванне об истинном положении вещей.
Карпатка прикоснулась к его напряженным губам.
– Я буду вместе с тобой.
Сердце Древнейшего забилось быстрее. Таинственная улыбка Саванны была невыразимо прекрасна.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...