ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Саванна продолжала дрожать. Она завернулась в полотенце, неожиданно почувствовав усталость. Ей было только двадцать три, меньше четверти века. Последние пять лет она провела в мире смертных, но ее истинная дикая природа всегда взывала к ней. Грегори открыл ей доступ к тому, что всегда считалось запретным плодом.
Девушка взглянула в мужественное, сексуальное, властное лицо Древнейшего. Грегори. Темный. Одного лишь взгляда на него было достаточно, чтобы голова начинала кружиться от желания. Один его взгляд мог заставить ее сгорать от страсти. Она принадлежала ему.
Грегори дотронулся до лица любимой.
– То, о чем ты думаешь, лишь усиливает твой страх передо мной. Прекрати это.
– Ты пытаешься сделать из меня кого-то, кем я на самом деле не являюсь, – прошептала Саванна.
– Ты – карпатка, Саванна Дубрински. Этого я не могу у тебя отнять. Мне не нужна марионетка, не нужна другая женщина. Мне нужна только ты, такая, какая ты есть. – Темный отнес любимую на кровать и закутал в одеяло.
Шторм за окном не стихал. Грегори принял все меры предосторожности, прежде чем лечь спать. Саванна была измотана. Ее глаза непроизвольно закрывались. Он лег рядом и крепко обнял ее.
– Я ничего не собираюсь в тебе менять, ma petite, даже твой скверный характер.
Саванна устроилась поудобнее, поцеловала Грегори и сделала последний за этот день вздох.
Древнейший долго не мог уснуть, наблюдая за тем, как ночь уступает права рассвету. Он взмахнул рукой, и тяжелые ставни захлопнулись.
Великий карпатец прекрасно знал, какую опасность представляет как для обычных людей, так и для бессмертных, но в глубине его души теплилась наивная надежда на то, что, обретя спутницу жизни, он станет мягче. Грегори нежно теребил волосы Саванны. Все произошло совсем не так, как он ожидал. Она делала его еще более диким. Более опасным. Пока эта женщина не появилась в его жизни, он не испытывал эмоций. Он убивал, когда это было необходимо, ничего не боялся, потому что ничего и никого не любил, потому что ему нечего было терять. А теперь у него было все. И от этого он становился лишь опаснее. Никто и ничто не будет угрожать Саванне и ее жизни.
Глава 10
Грегори с ужасом смотрел на маленький двухэтажный домик, архитектурный стиль которого был характерен для густонаселенного Французского квартала в Новом Орлеане. Дом был огорожен кованым решетчатым забором и зажат с двух сторон маленькими домишками. Темный вставил ключ в замочную скважину и оглянулся на супругу. Она сгорала от нетерпения, ее глаза светились.
– Я совсем потерял рассудок, – пробормотал Древнейший и распахнул дверь.
Внутри было темно и пыльно, мебель была накрыта старыми простынями, со стен свешивались обрывки обоев.
– Разве здесь не здорово? – Саванна закружилась на месте. – Все просто превосходно! – воскликнула девушка, бросившись на шею любимому.
Не удержавшись, он поцеловал ее.
– Этот дом превосходно подходит лишь для того, чтобы его сжечь. Саванна, чем ты руководствовалась, когда его покупала?
– Не будь таким пессимистом. Разве ты не видишь, во что его можно превратить? – Карпатка рассмеялась и взъерошила густую гриву волос своего спутника.
– Все это отлично будет гореть, – ворчал Грегори, рассматривая тяжелую драпировку и узкую деревянную лестницу, ведущую наверх.
– Пойдем со мной! – Саванна уже бросилась к лестнице. – У меня для тебя сюрприз. Я не просто так купила этот дом. Я купила его потому, что это великолепный дом с чудесным садом.
– Садом? – эхом повторил он, покорно шагая вслед за женой. А что ему оставалось делать? Она светилась от счастья. Грегори поймал себя на мысли, что следит за каждым движением, за каждым поворотом ее головы, за выражением ее глаз. Она была так красива. И если ей вдруг захотелось иметь дом, в котором не смог бы протянуть минуты ни один больной клаустрофобией, что ж, он не мог ей в этом отказать.
Ступеньки, узкие и крутые, спиралью спускались в подвал. Новый Орлеан был построен на полузатопленной земле ниже уровня моря. Даже мертвых приходилось хоронить над землей. Этот город раздражал Грегори. Он мог создать проблемы, о которых Грегори сейчас совсем не хотелось думать. Здесь невозможно было зарыться в землю в случае опасности.
Древнейший всматривался в цементные стены и твердый пол. Он измерил шагами длину комнаты, обошел ее по периметру, встал в центр и глубоко вдохнул. В этой комнате были тени всех тех, кто приходил сюда до них. Джулиан. Джулиан Свирепый жил в этом доме до них. Почему? Разве он мог чувствовать себя здесь в безопасности? Возможно, это он направил Саванну в этот дом, узнав о ее желаний приехать в Новый Орлеан. Грегори обнял любимую за плечи.
– Ты чувствуешь это? – спросила девушка и взяла любимого за руку, обвив пальцами запястье, отчего сердце Грегори вмиг растаяло.
– Что тебе известно о бывшем владельце?
– Только то, что он подолгу здесь не бывал. Агент по недвижимости сказал мне, что дом принадлежал его семье около двухсот лет. Это один из самых старых домов в квартале.
– Ты никогда с ним не встречалась? – нетерпеливо спросил Грегори.
– Нет, – ответила Саванна.
– Последним владельцем дома был Джулиан Свирепый, хотя трудно представить, что он здесь жил. Этот карпатец – одиночка, свободный, как ветер. – Грегори снова прошелся по комнате. – Если Джулиан оставил то, что принадлежало ему больше двух столетий, это может означать лишь одно. Что он выбрал рассвет. – Грегори произнес все это совершенно невозмутимым тоном, но какое-то любопытное чувство разрывало в тот момент его грудь. Грусть. Слишком многие карпатцы уходили в небытие. Джулиан был сильнее многих, опытнее многих. Грегори была ненавистна мысль об этой потере.
Саванна ударила его по руке.
– Мы не знаем этого наверняка, Грегори. Может, он просто хотел сделать нам свадебный подарок. Не думай о худшем.
Целитель попытался отогнать от себя меланхолию, но чувствовал, что с трудом может дышать в этом густонаселенном городе.
– Другие дома стоят впритирку к нашему, – сказал он. – Мне кажется, стоит их жильцам сделать шаг, и они окажутся в нашей гостиной.
– Дорогой, ты еще не видел двор. Он просторный и красивый. – Карпатка указала на лестницу, не обращая внимания на ворчание Грегори.
– Даже думать не хочу, что он может оказаться плохим, – пробормотал он, следуя за Саванной.
– Интересно, почему все такое грязное, – удивлялась она. – Я думала, что агенты по недвижимости приедут сюда и приведут все в порядок к нашему приезду.
– Ничего не трогай! – прошептал Грегори. Он закрыл ее собой.
– Что там? – Саванна инстинктивно понизила голос и огляделась, пытаясь понять, что происходит.
– Если бы сюда приходили люди, они бы вытерли пыль к нашему приезду.
– Возможно, они ужасно некомпетентны, – с надеждой предположила Саванна.
Темный взглянул на спутницу и невольно улыбнулся. Она умудрялась сделать смешной даже самую серьезную ситуацию.
– Я уверен, что любая компания сделала бы все от нее зависящее, чтобы осчастливить тебя, та petite.
Девушка покраснела, уловив намек.
– Так почему здесь столько пыли? – Саванна попыталась отвлечь Грегори от дерзких мыслей.
– Мне кажется, что Джулиан оставил нам сообщение. Ты так долго жила среди людей, что и сейчас продолжаешь смотреть на мир их глазами.
– Зато ты так долго жил в горах, что забыл, что значит развлекаться! – съязвила в ответ Саванна.
Бледные глаза Древнейшего скользнули по телу любимой, бросая ее в жар.
– У меня свои представления о развлечениях, chere. Я с удовольствием продемонстрирую, что имею в виду.
Карпатка гордо вздернула подбородок.
– Если думаешь, что напугал меня своим волчьим обличьем, то ошибаешься.
Он слышал стук ее сердца. Аромат тела манил его.
– Я подумаю над тем, чем еще тебя можно напугать, – предупредил Темный и вновь обратил свое внимание на комнату. Стены, камин и пол были покрыты толстым слоем пыли. Грегори опустился на колени и стал смотреть на него под разными углами.
Саванна отступала назад, пока не уткнулась в стену. Она наблюдала за движениями его тела, за тем, как перекатываются мышцы под тонкой шелковой рубашкой. Как он запрокидывал голову, как небрежно поправлял свои волосы. Элегантный. Опасный. Грешный. Он принадлежал другому миру Но когда Грегори смотрел на свою спутницу жизни, холодная сталь его глаз превращалась в расплавленную лаву.
Саванна попыталась вновь сосредоточиться на комнате. Грегори грациозно взмахнул рукой, будто дирижируя оркестром, и на стенах и на полу вдруг стали появляться древние символы. Как только карпатец понял, в чем секрет, иероглифы стали вставать на свои места, складываясь в строки.
– Как красиво! Это древний язык? – восторженно воскликнула Саванна. Она старалась не шевелиться, боясь помешать. – Как тебе удалось сотворить это чудо?
– Пыль оседала в определенной последовательности. Такой, чтобы мы смогли все понять, когда увидим ее. Этим искусством владеет не каждый. Я и не предполагал, что Джулиан умеет это. – Темный выглядел довольным. – Твой отец прекрасно в этом разбирается, но я и не подозревал, что кто-то еще на это способен.
– Мой отец во всем хорошо разбирается? Грегори уловил странную нотку в тоне Саванны.
– Он наш предводитель. Древнейший. Да, он хорош во всем.
«В отличие от меня», – подумала Саванна.
– И ты знал его всю жизнь? Грегори взглянул ей в глаза.
– Я и твой отец прожили тысячу лет, Bebe. Почему же ты считаешь, что должна владеть знаниями предков7 Ты красивая, умная и быстро все схватываешь.
– Возможно, я никогда не стану такой, какой ты хочешь меня видеть. Возможно, я родилась слишком поздно. – В ее голосе слышалась боль – отголосок неуверенности в собственных силах. Глаза из небесно-синих превратились в фиолетовые.
Целитель подошел к любимой и, нежно взяв за подбородок, заглянул в глаза.
– Я всему научу тебя. А у нас с твоим отцом на это ушла целая жизнь. Когда нам было столько лет, сколько сейчас тебе, на нас не лежало никаких обязанностей. Мы были свободны. У нас не было спутника жизни, которому мы должны были бы подчиняться, который бы доминировал. Macherie, не допускай даже мысли, что не сможешь оправдать моих надежд.
– Ты устанешь от такой ученицы.
Рука Грегори легла на горло девушки. Он чувствовал под ладонью ее пульс.
– Никогда. Никогда этого не произойдет. Ты тоже многому меня учишь. Ты многое привнесла в мою жизнь. До тебя в моей жизни не было смеха, не было чувств и эмоций. – Он склонился, чтобы поцеловать любимую. – Разве ты не видишь, что я говорю правду?
Саванна закрыла глаза, когда Грегори, целуя, мягко проник в ее сознание. Что-то очень интимное было в том, чтобы делиться мыслями и чувствами. Он не сомневался в том, что они всегда будут вместе, и не представлял для себя другой жизни. Если Саванна погибнет, он, не раздумывая, последует за ней, покончив с собой.
Наконец Древнейший неохотно отпустил ее. Саванна спокойно стояла, глядя ему в лицо.
– Ничего не бойся и не пытайся убежать от судьбы. Оставайся со мной и борись, – подбодрил он.
Улыбка тронула уголки ее губ.
– Судьба. Интересное слово. Ты произнес его так, будто я обречена на что-то ужасное. – Карпат-ка глубоко вдохнула и расслабилась. – Ты, конечно, плохо себя ведешь, но не то чтобы очень.
– Я очень плохо себя веду, ma petite. He забывай об этом, если хочешь оставаться целой и невредимой.
Девушка повела плечами, ее сердце забилось быстрей.
– Безопасность не входит в систему моих жизненных принципов, – ответила она, гордо приподняв подбородок.
– Для меня это палка о двух концах.
– Конечно. Я не собираюсь облегчать тебе жизнь, – рассмеялась Саванна, взмахнув рукой над переливающейся надписью.
Грегори перехватил ее руку.
– Разгадать надпись совсем не сложно. Движения рук возвращают молекулы пыли на их прежнее место.
– Кто научил тебя этому?
– Многие знания давно утрачены. Буддистские монахи в Тибете использовали этот способ для общения друг с другом, когда хотели сохранить что-либо в тайне. Мы неотделимы от земли, воздуха и пространства. Поэтому управлять этим не так уж и сложно.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

загрузка...